Вопросов больше, чем ответов на итоговой пресс-конференции президента России Владимира Путина

Вопросов больше, чем ответов на итоговой пресс-конференции президента России Владимира Путина

В минувшую пятницу, 23 декабря, Центр международной торговли на Краснопресненской набережной в Москве стал местом притяжения российских и иностранных журналистов. Здесь состоялась 12-я по счету большая пресс-конференция президента России Владимира Путина. Каждая из этой дюжины встреч ставила свои рекорды. Нынешняя, например, стала рекордной по числу аккредитованных представителей СМИ – 1437 человек. Среди них второй год подряд была заявлена и газета «Гатчинская правда».


Только факты

Ежегодную конференцию президента Владимира Путина, которая продлилась 3 часа 50 минут, в этом году посмотрели более 6,7 млн россиян, следует из данных компании Mediascope. Это на один миллион человек меньше, чем годом ранее. Впрочем, многие следили за происходящим через Интернет.

Владимир Путин ответил на 67 вопросов от 48 журналистов. Среди счастливчиков были все больше представители так называемого кремлевского пула, семь иностранных журналистов и совсем немного региональных и районных СМИ. Хотя на пресс-конференцию приехали представители абсолютно всех регионов России.

Когда впервые попадаешь на главную пресс-конференцию уходящего года, первым делом начинаешь читать заготовленные коллегами плакаты. Их больше, чем на любой демонстрации, так как таблички или другие знаки отличия есть абсолютно у каждого. К удивлению, в этом году в зал допускали даже с огромными плакатами, в итоге порой было просто не видно лиц коллег – одни поднятые руки с плакатами.

«Остановите ювенальную юстицию!», «Срок за шлепок», «Куда течет река Волга?», «Одаренные дети», «Вежливый Крым – есть вежливый вопрос», «Умная Россия», «Мы за мир», «Год экологии», «Сухой закон», «Из сердца России, с Урала», «Реабилитация инвалидов», «Дайте слово вологодским оптимистам», «Ущемление малого бизнеса», «Дайте мне»… Журналисты пытались выделиться, ведь шанс задать вопрос главе государства при такой конкуренции оценивался как 3 к 100. Не помогли даже национальные костюмы, разноцветные дреды и новогодняя мишура.

Большинство прозвучавших вопросов оказались предсказуемы: экономические итоги года, выборы в США, Крым, допинг, пенсии, налоги, экология, коррупция, иркутский спирт, Ельцин-центр…

Об экономике и перспективах

Владимир Путин решил отказаться от традиционного вступительного слова об успехах и планах, но первый же вопрос заставил главу государства рассказать и об этом.

«По основному показателю – ВВП страны – в прошлом году у нас был спад 3,7 процента. В этом году будет, скорее всего, по году минус 0,5–0,6… По сельскому хозяйству рост серьёзный: в прошлом году был 2,6 процента, на данный момент времени – 4,1… В этом году инфляция будет смотреться совершенно иначе, скорее всего, это будет где-то в районе 5,5. То есть это рекордно низкий уровень инфляции… Радует снижение оттока капитала… В чём проблемы? Есть ли они? Конечно, есть. Нам нужно обеспечить, безусловно, дальнейший рост экономики и промышленного производства, у нас упали реальные доходы населения, что само по себе не очень хорошо, это ведёт к снижению потребительского спроса, отражается и на инвестициях в конечном итоге. Но здесь есть определённый всё-таки положительный тренд: за последние месяцы мы наблюдаем очень скромный, но всё-таки рост реальной заработной платы в реальном секторе экономики, и это в целом настраивает на позитивный лад, который вселяет определённую уверенность в том, что движение будет положительное и в ближайшей перспективе…» – вот главные тезисы экономической части.

Спросили главу государство про пенсионную реформу. Владимир Путин напомнил, что сегодня в России в основе пенсионной системы лежат три фактора: первое – стаж, второе – уровень заработной платы до выхода на пенсию, и третье – возраст, с которого человек решил оформить себе пенсию. Менять эти критерии, по его словам, не планируется.

Шеф бюро газеты «Уоллстрит джорнэл» поинтересовался, возможно ли, что в следующем году состоятся досрочные выборы президента? Реакция В. Путина была незамедлительной: «Какой страны?». Услышав смущенное – Российской Федерации, под аплодисменты и смех в зале он ответил: «Возможно, но нецелесообразно».

В продолжение этой темы прозвучал вопрос журналиста газеты «Коммерсант», спросившего: должен ли Путин быть президентом на следующий срок или ни в коем случае? «Время придет, я буду смотреть на то, что происходит в стране, в мире. И, исходя из того, что мы сделали, исходя из того, что мы можем сделать, как мы должны делать, будет принято решение и об участии моём или неучастии в будущих выборах Президента Российской Федерации», – был дан ответ.

На фоне событий в Иркутске, где от отравления суррогатным алкоголем умерло 77 человек, прозвучало предложение усилить контроль за оборотом технического спирта. «Вопросы, связанные с повышением акцизов, и другие меры, которые правительством предложены, считаю правильными, но запоздалыми, к сожалению. Надо было раньше это сделать…», – отметил Владимир Путин. Борьбу с алкоголизацией населения России он назвал важной задачей: «Это чрезвычайно важное направление нашей работы, от этого зависит и демография в значительной степени в нашей стране. В общем, это одно из ключевых направлений нашей с вами совместной работы».

О чем только не спрашивали президента. Спустя 2,5 часа стали звучать первые выкрики из зала, была и попытка задать вопрос про любовь. Но президент не пожелал говорить на эту тему, заметив, что «любовь быстро в ненависть переходит», и отдал предпочтение …вопросу о вятском квасе.

На нынешней пресс-конференции не прозвучало ни одного вопроса о личной жизни президента. А на вопрос о своей самой большой ошибке этого года и президентских сроках вообще, Владимир Путин ответил достаточно стандартно (потому что и вопрос этот достаточно стандартный): «У каждого человека есть ошибки. Без ошибок ни один человек не живёт и не работает… Постараюсь сделать выводы из всех своих ошибок, недоработок, с тем, чтобы их было меньше на будущее, с тем, чтобы мы работали все вместе, и я в том числе, эффективно».

О чём не спросили

В этом году «Гатчинской правде» вновь не удалось озвучить свой вопрос. Хотели спросить о перспективе строительства аэропорта в поселке Сиверский – насколько актуально развитие аэропортов для грузовых перевозок и бюджетных (читай дешевых) авиалиний при наличии рядом крупного аэропорта Пулково, который не до конца загружен, в том числе изза своей дороговизны для авиаперевозчиков. Не секрет, что сегодня немало жителей нашего региона пользуются аэропортами Финляндии, Эстонии и Латвии, чтобы отправиться в Европу, – там в разы дешевле, даже с учетом дороги до аэропорта в другую страну.

Как и в прошлом году, ответ спустя три дня мы услышали от губернатора Ленинградской области Александра Дрозденко на его итоговой пресс-конференции: «Проект строительства аэропорта в Сиверском остается одним из возможных приоритетных проектов для Ленобласти. Я говорю «возможных», потому что мы ждем ответа от ФАС. Мы продолжаем переговоры с инвесторами – в первую очередь, с компанией «Евросиб». Они тоже ищут партнера для финансирования. Как я уже говорил, это должен быть в первую очередь аэропорт грузовой и для лоукостеров, так что это не конкурент Пулково», – отметил Дрозденко.

Губернатор вновь подчеркнул, что аэропорт в Сиверском изначально строился под военные цели, и благодаря этому выход на маршрут до Европы происходит даже быстрее, чем из Пулково. Причем сейчас уже несколько крупных компаний заинтересованы в создании такого хаба в Ленинградской области. Так что остается только ждать решения антимонопольщиков (в настоящее время согласно соглашению 2009 года между правительством Санкт-Петербурга и Ленобласти строительство аэропортов в 400-километровой зоне от Пулково невозможно – прим.ред.).

P.S. А еще лично от себя: очень жаль, что не удалось быть услышанной известной ведущей Тутте Ларсен. Перед началом пресс-конференции мы разговорились, и она поделилась, что, представляя радио «Вера», на котором ведет семейные программы, хотела бы обратить внимание главы государства на отсутствие федерального закона о многодетных семьях. Сегодня этот вопрос отдан на откуп субъектам, а у них финансовые возможности разные. «Думаю, это несправедливо. Нужен единый подход к многодетным семьям, и единое понятие, кто к данной категории относится», – уверена она. С ней трудно не согласиться.