История села Жабино

История села Жабино

(Продолжение. Начало в № 134 от 24.11.2106 г., № 146 от 22.12.2016 г.)

Новая глава истории Жабинской усадьбы связана с именем князя Павла Алексеевича Голицина (1782-1848 гг.), служившего камердинером при Дворе императора Николая I и владевшего этим поместьем с 1827 по 1831 год.

Он был сыном ярославского вице-губернатора, в высшем свете считался бравым и отважным офицером гусарского полка: участвовал в военных кампаниях 1805-1807 годов, но особенно проявил свою храбрость в Отечественной войне 1812 года. За что князь был отмечен несколькими сысочайшими наградами, в том числе орденом Святой Анны 2-й степени и золотой саблей. После увольнения в отставку, в чине полковника (1814 г.), П.А. Голицин служил при Московском генерал-губернаторе по особым поручениям, в 1816 году он был пожалован в звание камергера. Настоящий взлет его карьеры относится к 1828 году, когда Голицин получил звание гофмейстера и был произведен в действительные статские советники.

Его супруга, дочь прежнего хозяина Жабинской усадьбы С.П. Румянцева – Варвара Сергеевна, занималась благотворительной деятельности. В 1830-1834 годах она состояла председателем Императорского патриотического женского общества. В семье Голициных воспитывалось девять детей.

Сам владелец в имении бывал редко, всеми делами вотчины ведал его управляющий – Николай Яковлев, бывший «дворовый человек» Румянцевых. По архивным сведениям, в 1831 году, в деревне Большое Жабино находилось 52 крестьянского двора, а в деревне Малое Жабино – 19. Кроме основного занятия – земледелия и садоводства, местные крестьяне участвовали в проведении барских охот. Имение Голициных не однажды оглашалось лаем гончих и борзых собак, топотом лошадей и звуками рогов. В охотничьих забавах участвовала столичная знать и представители императорского двора. Подобных поместий у Голициных тогда было несколько.

С 1831 года владельцем усадьбы «Жабино» становится тайный советник Иван Устинович Пейкер. В сохранившемся описании поместья, датированном 1838 годом, сообщается: «Жабино – мыза и деревня принадлежит тайному советнику Пейкеру, число жителей по ревизии: 183 мужского пола, 187 – женского. Малое Жабино, число жителей по ревизии: 33 мужского пола, 32 – женского». Однако и этот помещик был хозяином здесь недолго и не оставил заметного следа в летописи местного края.

После смерти И.У. Пейкера, последовавшей в 1844 году, его наследники вскоре выставили поместье на торги. «От Санкт-Петербургского опекунского совета объявляется, что в оном будет продаваться нижеозначенное заложенное имение Пейкера Ивана Устиновича – тайного советника, СанктПетербургской губернии Ораниенбаумского уезда состоящее в мызе Жабино: дворовых 12, да переведенных в сию мызу из Ямбургского уезда 8 крестьян в деревнях: Большое Жабино – 170, Малое Жабино – 33 и Крокшеве – 16, всего состоящее из 239 крестьян, за исключением одной души, отпущенной на волю, 238 душ, – сообщалось в объявлении, помещенном в ноябре 1850 года в газете «Санкт-Петербургские губернские ведомости». – Имение оценено в 20400 рублей серебром».

В 1851 новым жабинским помещиком становится уроженец Эстляндии, действительный статский советник, барон Алексей Иванович Рооп. С его периодом связаны не самые лучшие страницы в истории поместья: барин довольно грубо обращался со своими крестьянами, особенно не церемонился с дворовыми, занимался рукоприкладством и делал с ними, что хотел. В 1854 году одного из своих крепостных он отправил в ссылку в Сибирь, разлучив его с семьей. Этот случай подробно описан в документе, хранящемся в архиве. При А.И. Роопе состоялось освобождение местных крестьян от крепостной зависимости. Понятное дело, что при таком помещике добиться каких-либо реальных прав и свобод было практически невозможно.

На основании «Уставной грамоты», составленной в июле 1862 года между владельцем и крестьянами, было создано Жабинское сельское общество, в состав которого вошли 144 крестьянина мужского пола деревень Большое и Малое Жабино. Крестьяне получили от помещика 592 десятины земли, за Роопом осталось 1474 десятины земли, которые включали территорию самой усадьбы, часть пашни и лугов, лесные угодья. Несмотря на «освобождение», крестьяне должны были ежегодно отрабатывать на помещика по 70 трудовых дней за каждый надел, включающий четыре десятины, а также выплачивать стоимость «дарованной» им земли из расчета 166 рублей 66 2/3 копейки за надел в течение 49 лет. «Уставную грамоту» утвердил мировой посредник Витинской волости (деревня Витино – ныне населенный пункт Ломоносовского района) Петергофского уезда.

Тогда же на общем собрании был выбран сельский староста. Им стал крестьянин деревни Большое Жабино Михаил Семенов, скончавшийся в 1871 году в возрасте 78-ми лет. В метрических документах того периода часто упоминаются местные семейные крестьяне: Кирилл Яковлев, Николай Андреев, Прокофий Никитин, Никифор Андреев и другие. В шестидесятые-семидесятые годы по соседству с Большим и Малым Жабино появляется новый населенный пункт – деревня Новое Жабино или Александровская, состоящая первоначально из нескольких дворов. Главной деревней помещичьей вотчины по-прежнему оставалось одно из крупнейших селений Петергофского уезда – деревня Большое Жабино.

Сборник центрального статистического комитета, составленный в 1885 году, описывал эту деревню так: «Большое Жабино – деревня бывшая владельческая, дворов – 35, жителей 182, лавка».

Сведения о числе дворов и проживающих в них жителей мужского пола приводятся в «Ведомости сельских обществ крестьян и колонистов, находящихся в Петергофском уезде» за 1889 год: «Большое Жабино – 41 двор, 85 душ; Малое Жабино – 13 дворов, 27 душ; Новое Жабино – 11 дворов, 23 души – Петергофский уезд, Витинская волость».

Большим событием в жизни этого края стало открытие в Жабине первого учебного заведения. У основания его в 1889 году стояло местное земство. Время сохранило до нашего времени имя первой учительницы: «мадемуазель А. Носовой» – Анны Логиновны Носовой, в замужестве Тейдер, которая жила при школе. Вот какое описание этому учебному заведению дается в описании начального народного образования в Санкт-Петербургской губернии за 1894 год:

«Жабинское одноклассное училище. Открыто земством. Школа помещается в здании, выстроенном на средства сельского общества. Школьное помещение страдает плохою вентиляциею. Квартира преподавателя состоит из одной комнаты, тут же, за перегородкою, и кухня; квартира мала и в санитарном отношении неудовлетворительна. Ночлежного приюта нет, но во время сильных непогод дети ночуют в классе. Школа содержится на средства земства, сельского общества и попечителя. Дети приходят из деревень: Большое, Малое и Новое Жабино и Крокшева. Преподаются рукоделие (вязание, шитье и вышивка). Попечителем состоит с 1893 года дворянин Ф.Г. Братке».

С 1893 года вторым учителем в Жабинской школе работала Мария Ивановна Янова. С 1899 года училище получило статус двухклассного учебного заведения.

Именно при А.И. Роопе в усадьбе, на месте старого господского дома, в 1861 году был построен новый каменный. Тогда же появились каменные хозяйственные постройки: конюшни, каретник, дом кучера, скотный двор, кузница… Барон состоял членом Вольного экономического общества, у себя в поместье активно занимался сельским хозяйством и выращиванием экзотических растений.

Известно, что после смерти владельца какое-то время имением владела его вдова – Е.И. Рооп, а затем их родственники, которые выставили усадьбу на торги. По доверенности наследников барон Артур Гюне продал Жабинское поместье полковнику (впоследствии – генерал-майору), герцогу Георгию Георгиевичу Мекленбург-Стрелицкому (1859-1909 гг.). По линии своей матери великой княгини Екатерины Михайловны он приходился правнуком императора Павлу I. Будучи членом императорской фамилии, герцог был владельцем дворцовой резиденции в Ораниенбауме и ещё нескольких поместий. Морганатическим браком Г.Г. Мекленбург-Стрелицкий был женат на фрейлине своей матери – Наталии Федоровне Вонлярлярской, получившей титул графини Карловой, по названию принадлежащего герцогу имения «Карловка» в Полтавской губернии. В окрестностях Гатчины герцог также владел Староскворицкой лесной дачей, доставшейся ему после смерти матери в 1894 году. Староскворицкая лесная дача с охотничьим домом в деревне Черемыкино примыкала к Жабинскому имению. Поэтому общая площадь поместья, включающая огромный лесной массив, составляла в предреволюционный период около 8000 гектаров.

Почти вся жизнь Г.Г. Мекленбург-Стрелицкого была связана с военной службой и особенно с лейб-гвардии конно-гренадерским полком, в котором он с 1899 года занимал пост помощника командира по строевой части. Современники отмечали его необыкновенно душевные качества: доброе отношение к сослуживцам, аккуратность и точность, блестящее знание своего служебного дела и добросовестное его исполнение. Неслучайно конно-гренадеры горячо любили своего августейшего начальника. Герцог сам лично присутствовал на занятиях, в том числе на ранних манежах – строевых занятиях; вне службы делал обходы казарм, конюшенных зданий, заходил на кухню, где пробовал пищу; навещал в полковом околотке больных своего эскадрона, выслушивал просьбы и помогал, чем мог, в том числе и своими собственными деньгами; он шефствовал над детьми умерших унтер-офицеров.

Свое Жабинское имение Г.Г. Мекленбург-Стрелицкий превратил в охотничью резиденцию своей Ораниенбаумской вотчины. Сюда он приезжал с друзьями и родственниками, частыми гостями были офицеры его полка.

«Герцог был страстный охотник, отличный стрелок и имел прекрасную охоту около своего имения Жабино, – рассказывал в своих воспоминаниях генерал-майор Н.И. Крамарев. – На охоту всегда приглашались офицеры-охотники. В один из служебных дней была офицерская езда, и герцог Г.Г. МекленбургСтрелицкий обучал офицерскую смену. Охотники-офицеры всегда узнавали, какого рода будет охота и т.д., и в этот день ротмистр Красовский сообщил, что «обложена» рысь. Все приглашенные офицеры направились к герцогу, чтобы получить разрешение не быть на занятиях, на что и последовало от него согласие. Но сам герцог на охоту не поехал, оставаясь в полку на занятиях».

Продолжение следует…