Андрей Церр: «Музыка развивает оба полушария»

Андрей Церр: «Музыка развивает оба полушария»

«Если вы решили пойти в музыкальную школу, главное – ее закончить», – убежден директор Гатчинской детской музыкальной школы им. М.М. Ипполитова-Иванова Андрей Церр. Он возглавляет школу пять лет, и эта временная веха совпала с 55-летием директора. Накануне юбилея Андрей Иванович рассказал о своем пути в профессию, о новых школьных программах и планах на будущее.


- Я вырос в Караганде. Отец преподавал в музыкальной школе фортепьяно (он, по сути, был самоучка: работая токарем на заводе, учился в музыкальном училище и всю жизнь мечтал быть связанным с музыкой). В моем детстве все было предопределено: я должен был сесть за пианино и окончить музыкальную школу. С пяти лет я уже выступал. Учился в классе у отца. После окончания школы он мне сказал: а теперь сам решай, будешь ты этим заниматься дальше или нет.

- И вы пошли в музучилище?

- Я на два года вообще забыл, что существует музыка. В школе у меня были успехи в математике и физике. Но в какой-то момент вдруг подумал: а дальше-то что? Я осознал, что не хочу быть ни математиком, ни физиком, подошел к отцу и сказал: все-таки я буду музыкантом. Тогда это значило быть исполнителем.

Я стал ездить на подготовительные курсы в Карагандинское музыкальное училище и за полгода подготовился к поступлению.

- Как вы попали сюда? В консерватории учились?

- В училище – а это самое интересное время для любого молодого человека – я посвящал музыке по 12-13 часов в день. Я, собственно, ничем другим и не занимался, как только сидел за инструментом. Был фанатично предан музыке, достигал огромных успехов, участвовал в различных конкурсах. И к окончанию училища был одним из тех, кто имел право представлять Казахстан в лучших вузах страны – в Московской и Ленинградской консерваториях. Я участвовал в конкурсе в Алма-Ате, на котором по всем параметрам выиграл целевое направление на учебу в Москве. Поехал в Московскую консерваторию к знаменитому профессору, он меня прослушал и сказал «беру». Но в Москву отправили учиться другого, потому что Казахстан должен был представлять казах, а я – немец. Из поволжских немцев, высланных туда после войны. В итоге я получил направление в Ленинградскую консерваторию.

- Расстроились?

- Невероятно. Ленинград для меня тогда был совершенно чужим. Ни с кем из консерваторских профессоров я не занимался – просто приехал на экзамен и стал играть. Меня приняли. Учился я долго. После первого курса забрали в армию: два года караульной службы – обычной, даже не в оркестре. Два года – серьезное отставание, и мне разрешили повторно пойти на первый курс.

…К концу обучения я обзавелся семьей: моя супруга Елена училась в консерватории на отделении вокала. Тут начались новые сложности: 1992 год, карточки. Мне как приезжему они не полагались – прописка в общежитии закончилась. И мы уехали в Ташкент. Там я стал работать в десятилетке – это центральная музыкальная школа Ташкента, оттуда вышло много победителей конкурсов Чайковского и Вэна Клайберна. И еще я был концертмейстером в Ташкентской консерватории. Работалось очень интересно, но тянуло назад – в Петербург.

И вот мы узнали, что здесь в консерватории состоится вокальный конкурс им. Римского-Корсакова – и тут же отправили документы. Я – в качестве концертмейстера жены. Мы приехали на конкурс, остановились в Коммунаре у родственников, и я пошел в Коммунаровскую школу узнать, нет ли вакансии. Ответили: хоть сейчас! Так в ноябре 1994 года я переехал в Коммунар – один, без семьи, преподавателем фортепьяно.  А буквально через десять месяцев работы мне предложили занять освобождающееся место директора школы. Это было непросто – в 32 года стать директором. Я ничего не понимал в административной деятельности, постоянно учился и всеми силами старался хотя бы сохранить то, что есть.

- Что сложнее: учить или руководить?

- Преподавателем быть проще – ты отвечаешь только за своих учеников. Руководитель отвечает за все. Это твоя семья и твой дом, круглосуточно. До сих пор у меня остаются два ученика в Коммунаровской школе – я их сейчас выпускаю и на этом преподавательскую деятельность заканчиваю. Очень сложно совмещать. 

- После восемнадцати лет руководства Коммунаровской школой как вам показалось в Гатчине?

- Это был новый этап: Гатчина – культурный центр области. При этом школа находилась в незавидном материальном положении. За пять лет мы многое сделали. И для филиала на Красноармейском проспекте выкупили две квартиры – это уникальный случай, все здание теперь принадлежит школе. И в Верево (еще один мини-филиал) нам передали помещение магазина, и там теперь есть концертный зал. В школе сделан ремонт – внутри и снаружи. В ближайших планах – ставить ограждение, это положено по закону. К тому же без ограждения под окнами школы собирается деклассированный элемент. К 85-летию школы мы открыли свой музей.

- Говорят, вы планируете установить памятник Ипполитову-Иванову?

- В планах у нас вообще больше внимания уделять значимости личности Ипполитова-Иванова. Будем проводить просветительскую работу, чтобы о нем знали не только сотрудники школы, но и дети, и родители. Ипполитов-Иванов – фигура всероссийского масштаба. Осенью мы планируем провести в школе второй этап Всероссийского музыкального фестиваля имени Ипполитова-Иванова. В связи с этим у нас много проектов. В частности, с этого года в Гатчине будет утверждена ежегодная премия в сфере искусства, носящая имя Ипполитова-Иванова. Учредитель – глава Гатчинского района, сейчас дорабатывается положение об этой премии, состав комиссии.

Вторая идея – это памятник. Пока проходит конкурс на лучший проект, и я очень надеюсь, что в течение двух лет памятник в городе появится. Я предлагаю установить его рядом со школой.

- Андрей Иванович, в образовательном процессе произошло много изменений…

- У нас введены новые программы. Все зависит от возраста ребенка: если он приходит до девяти лет, мы его принимаем на основные программы, срок обучения по которым – восемь и даже девять лет. Если позже – на общеразвивающие, рассчитанные на пять лет и на три года.

- Что это за «пятилетка в три года» – на каких отделениях там учат?

- Три года – для тех, кто приходит в 13-15 лет. Собственно, пока ребенок не окончил школу, мы его берем. Могли бы учить и взрослых, но нет места. Доступны практически все инструментальные отделения. Самым большим спросом среди обучающихся по общеразвивающим программам пользуются гитара и вокал.

Сейчас очень активно развивается художественное отделение школы – наследие школы искусств. Оно появилось пять лет назад, когда упорядочили программы и разделили музыкальное и художественное образование. На художественном отделении, кроме того, что есть восьми- и пятилетнее обучение, с этого года вводится подготовительное отделение для детей от четырех лет.

- Андрей Иванович, многие ли из ваших выпускников выбирают музыку в качестве профессии?

- Наш ежегодный выпуск – больше ста человек, а в училище поступают семь-восемь. Остальные остаются квалифицированными слушателями. Однако уровень образования у нас достаточный: наши выпускники несомненно могут продолжать обучение.

Был период, когда профессия музыканта не очень котировалась из-за низкой зарплаты. Я своему сыну не предлагал стать педагогом или музыкантом, даже когда он поступил в музучилище. Сейчас ситуация поменялась в лучшую сторону. К нам стали возвращаться молодые педагоги, и это радует, потому что есть проблема стареющих специалистов. А уровень нашего коллектива очень высок. Музыкальное образование востребовано: эта школа была построена на 250 человек, а сейчас здесь учится более 400. Школа загружена, работает все выходные.

- Как вы считаете, стоит ли отдавать ребенка «на музыку» ради общего развития? Или это слишком большая роскошь, если нет таланта?

- Безусловно, стоит. Музыка развивает оба мозговых полушария. Ребенку открывается огромный мир классической музыки, которую человечество развивало весь период своего существования. Ребенок растет духовно.

Если вы решили пойти в музыкальную школу, главное – ее закончить. Это воспитание характера. Но палкой за инструмент загонять не надо. Сейчас в школе система более демократичная – «нотами по голове не бьют». Система вариативная: можно учиться по предпрофессио-нальным программам, можно по развивающим. Нагрузка отличается кардинально. Любой ребенок в процессе обучения может перейти на развивающую программу.

- Продолжаете ли вы концертную деятельностью?

- В первое время выступал много, а теперь нагрузка на администратора увеличилась в разы. Но хочется. Поэтому к своему юбилею я решил подготовить сольный концерт, чего не делал уже лет десять.

P.S. 6-го апреля от имени главы Гатчинского района Андрею Церру вручили почетную грамоту – за добросовестный плодотворный труд и существенный вклад в развитие Гатчинского района.