«Слезь с плеча, а то перекрещусь!»

«Слезь с плеча, а то перекрещусь!»

«Веселие Руси есть пити», – сказал князь Владимир, отвергая мусульманство. Знал бы Владимир Святославович, во что превратится это веселие за тысячу лет.


Как сказал русский писатель-юморист Константин Мелихан, «умный пьет до тех пор, пока ему не станет хорошо, а дурак – до тех пор, пока ему не станет плохо». Насколько может стать плохо, хорошо знают только наркологи – и сами пациенты.

- Меньше пьющих людей не стало, – говорит психиатр-нарколог гатчинского наркологического диспансера Галина Николаевна Сильницкая. – Больше стало пациентов соматически тяжелых, потому что пьют долго, пьют системно и за медицинской помощью обращаются поздно.

- Вечный вопрос: почему народ спивается?

- Многие таким способом уходят от насущных проблем. Начинается все со «снятия стресса»: к сожалению, алкоголь обладает эйфоризирующими свойствами, дает расслабляющий эффект.

Большинство медикаментов, вызывающих привыкание, отпускаются только по рецепту врача. С такими симптомами, как нервозность, раздражительность, бессонница можно прийти к психиатру – психиатры для того и существуют, чтобы оказывать помощь населению. У нас есть замечательный дневной стационар – там поставят капельницу, дадут бесплатно таблетку, выпишут лекарство, пройдешь курс лечения и у тебя все наладится. Так нет же! Проще пойти в магазин, купить бутылку и залить горе.

- Наверно, граждане боятся попасть на учет. Шутка ли – наркологический диспансер…

- Эта пресловутая боязнь беспочвенна, потому что закон об анонимном лечении никто не отменял. У нас как в любом медицинском учреждении все начинается с регистратуры. Если человек хочет сохранить инкогнито, у него никто не попросит паспорт. Он назовет любую фамилию, имя-отчество, чтобы врач мог завести амбулаторную карточку: записать туда данные осмотра и назначенное лечение.

К нам часто обращаются такие недоверчивые пациенты, нажегшиеся на услугах платных структур – в Гатчине достаточно «наркологов», которые занимаются фальсификацией лечения. Бывают случаи: приехали, поставили капельницу, видят – пациенту хуже. Подхватились, капельницу сняли, все ампулы сгребли и убежали. Человека потом реанимируют.

- И все-таки: много ли гатчинцев у вас на учете?

- На учете состоит около трех тысяч больных с алкоголизмом второй и третьей стадии. С третьей стадией, к счастью, мало, потому что это уже стадия осложнений, когда есть алкогольное слабоумие, поражение внутренних органов, циррозы, миокардиодистрофия, алкогольная полинейропатия, энцефалопатия. Таких мало, но это не значит, что наблюдается тенденция к снижению.

- Как попадают на учет, если мы только что говорили об анонимности лечения?

- На учет ставятся те, кто лечится стационарно в связи с тяжелым течением заболевания. В стационар мы направляем только по показаниям, когда состояние пациента является угрожающим для его собственной жизни или для окружающих. Это алкогольный делирий, галлюциноз, депрессивные нарушения. Очень много алкоголиков с суицидными мыслями и попытками. Эти люди попадают на диспансерное наблюдение, потому что они нуждаются в нем.

С психозами на учете состоит около 200 пациентов. Большей частью это сочетанные психозы, потому что употребляют все виды алкоголя и наркотических веществ одновременно. Естественно, человеческий мозг не в состоянии выдержать такой фантастической нагрузки. Печально, что средний возраст психозов – 20-45 лет, то есть самый активный и репродуктивный.

- Это и есть белая горячка?

- Психоз обычно наблюдается после массивного употребления алкоголя, когда пил-пил – и резко прекратил. Примерно с третьего дня возникает страх, внутреннее напряжение, бессонница. Дальше – соматические нарушения: снижение или повышение давления, тремор рук, головы, век и всего тела, потливость, тошнота и рвота. Физическое состояние ужасное. Где-то после третьего-пятого дня хронической бессонницы могут возникнуть психотические расстройства.

Проявляются они так. Сначала человек теряет ориентацию – он не понимает, где находится. Затем появляются слуховые и зрительные галлюцинации: музыка, голоса – как правило, угрожающего характера, мужские и женские. Пациенту слышатся комментарии в свой адрес: «Вон, смотри: пошел, пошел! Какой он паршивец!». И на фоне всего этого могут звучать команды: «Открой окно, выйди на балкон, прыгни!». Поскольку критическое мышление в данный момент отсутствует, человек не до конца осознает свои действия и поддается этим голосам. Часто наши пациенты прыгают из окон под влиянием галлюцинаторных переживаний.

Бывают галлюцинации онейроидного характера – всепоглощающие: крушение мира, «Армагеддон». Сам пациент – непосредственный участник событий. Видя, как гибнет цивилизация, он защищается и хватает кухонный нож. А «монстр» не кто иной, как его близкий…

Это состояние – та самая белая горячка – очень опасно.

- «Но лучше с чертом, чем с самим собой»: как же насчет «ловить чертей»?

- Обязательно. Они прыгают по человеку, сидят на плече и нашептывают, или прячутся в углу и ругают, качают в постели. Очень неприятны тактильные галлюцинаторные переживания: у пациента возникают ощущения, что под кожей ползают черви, пиявки, насекомые. Он пытается от них избавиться.

Естественно, выход один: направление в специализированный медицинский стационар. В нашем случае – это Дружносельская психиатрическая больница, где оказывается квалифицированная медицинская помощь. Где-то с третьего-четвертого дня человек начинает приходить в себя, но у тех, кто был захвачен онейроидными переживаниями, критическая оценка собственного состояния может вернуться частично.

И что самое страшное: предвестником психоза могут стать эпилептоидные припадки. В быту это называется алкогольной эпилепсией: потеря сознания, судороги с прикусыванием языка и пеной изо рта, с непроизвольным мочеиспусканием и дефекацией. За судорожным припадком может последовать психоз.

В общем, варианта два: «белочка» с эпилепсией или без. Стоит ли допиваться до чертиков? Достаточно представить себя в подобном состоянии, чтобы сделать выбор в пользу здорового образа жизни…