Коммунальный ад

Коммунальный ад

Убийца получил девять лет и подал жалобу. Ленинградский областной суд, рассмотрев прошение, оставил приговор без изменений.


Год назад Гатчинский городской суд вынес обвинительный вердикт Александру С. – за пьяное убийство собутыльника. Осужденный вину признал частично: своих действий он не помнил и подозревал соседей, гостей и случайных знакомых. Однако вина гражданина С. была доказана совокупностью исследованных в суде доказательств.

…В Гатчине еще остались коммунальные квартиры, где в старой хрущевке с пятиметровой кухней живут чужие – посторонние друг другу люди, среди которых иногда попадется лицо асоциальное. Непьющий таксист снимал комнату в маленькой двушке на ул. К. Маркса, а его соседом был неработающий пьяница, постоянно принимавший гостей. Приемы сопровождались шумными застольями.

Зимой у соседа в комнате поселился жилец – Александр С., и оба они находились в перманентном запое. Правда, жилец где-то работал, иногда приносил продукты, сигареты – и спиртное. Последнее особенно досаждало: собутыльники пили, галдели и слушали музыку по ночам.

В день, когда произошло убийство, таксист вернулся рано – около пяти вечера. В комнате соседа уже стоял шум, слышались голоса. Таксист сначала терпел, тихо сидел у себя. Но пьянка набирала обороты, и веселье приняло угрожающий характер. Потом кто-то крикнул неестественным голосом: «Не бей меня!». За этим раздался звериный крик, грохот, кто-то упал с кровати, послышалась возня на полу. Впоследствии таксист сопоставил эти звуки и подумал, что как раз в этот момент его соседу нанесли ножевые ранения.

Вскоре из соседской комнаты вышел жилец – Александр С. и прошел в ванную – руки мыть. На обратном пути зачем-то стал ломиться к таксисту. Тот выглянул, и вид соседского жильца ему крайне не понравился: глаза стеклянные, взгляд безумный – сам пьяный и какой-то нервный.

Таксисту надоел этот шалман, и он позвонил своей квартирной хозяйке – пожаловался. Такая у них была договоренность – сообщать о каждых посиделках у соседа. Она частенько приходила поздним вечером и по ночам, чтобы разгонять соседских собутыльников.

Хозяйка вызвала полицию и пришла сама спасать свою комнату и постояльца – они оба стали дожидаться полицейских на улице у подъезда, квартиру таксист запер на ключ вместе с пьяницами.

Прибыл наряд. Все поднялись в квартиру, а там сосед – на полу в своей комнате, в луже крови, с ножевыми ранениями живота. Голова его слегка шевелилась – он был еще жив, хрипел. Рядом стоял его приятель – Александр С. – с плохо отмытыми от крови руками: между пальцев и под ногтями у него были следы запекшийся крови. Футболка тоже в крови. По единодушному признанию очевидцев, глаза у мужчины были бешеные, взгляд остекленевший, речь бессвязная. На все вопросы отвечал что-то нечленораздельное.

Полицейские надели на него наручники, зафиксировав руки за спиной, и уложили на пол. На входе в комнату нашли нож с окровавленным лезвием. Гражданина С. задержали и в качестве подозреваемого повезли в дежурную часть. По пути он старательно пытался стереть следы крови с рук, но эти его действия были пресечены.

…Когда приехала бригада скорой помощи, врач констатировал смерть пострадавшего. Следы насильственной смерти – ножевые ранения груди и живота – были налицо.

На допросе Александр С. сначала говорил, что к убийству он не причастен. Да, они подрались с погибшим, но смертельные удары нанес кто-то другой. Например, сосед по подъезду, который выпивал вместе с ними. Но сосед показал билет на электричку: он, конечно, в этой квартире пил, но не в этот день. Алиби.

В тот вечер, когда было совершено убийство, в коммунальной квартире в комнате убитого действительно соображали на троих. Жилец – Александр С. – привел с собой приятеля. Хозяин, к слову, был недоволен: просил с ночевкой не оставаться, поскольку гости ему не нужны, и жильца своего стал спрашивать, когда он уже, наконец, съедет. Однако гость оказался полезным. Увидев, что приятели живут впроголодь, дал Александру тысячу и послал в магазин. Тот вернулся с продуктами и двумя бутылками водки. Посидели, выпили, потом гость улегся с наушниками на диван – слушать музыку и задремал. Очнулся от удара по голове – это Александр решил его разбудить. Он был очень агрессивен. Тут и раздался крик «Не бей меня!», который слышал сосед по коммуналке. По словам гостя, на тот момент все еще были целы и невредимы, а он, от греха подальше, оделся и выбежал из квартиры. О том, что там происходило дальше, ничего не знает.

А дальше, по словам подсудимого, вмешалась кошка. В судебном заседании гражданин С. рассказал, что во время распития водки хозяйская кошка запрыгнула на стол и начала есть прямо из тарелки. За это он ее пнул. Собутыльник заступился – началась ругань, которая перешла в драку. Били друг друга кулаками – в грудь, в лицо, от удара в нос у хозяина комнаты пошла кровь. Потом оба упали на пол, очухались, сели за стол и выпили еще. После семи вечера Александр заснул на диване, а товарищ сидел рядом – с ссадиной на лбу и текущей из носа кровью. Дальше наступает провал в памяти – или его симуляция.

…Проснулся Александр С. от холода: была открыта балконная дверь, работал телевизор. Приятель лежал на боку рядом с диваном – больше никого в комнате не было. Он стал тормошить его, будить, но тот молчал. В этот момент в квартиру зашли полицейские и задержали его. Гражданин С. называл потенциальных убийц: соседа по коммуналке, у которого якобы имелся мотив – пьяница за стенкой ему мешал; третьего собутыльника, хоть мотива у него и не было… А еще в комнату к убитому ходили многие, и нанести удары ножом мог любой из них.

Эту версию гражданин С. излагал в ходе судебного заседания, и она была опровергнута совокупностью доказательств его виновности. Первоначальные признательные показания фигуранта суд счел более достоверными, поскольку они больше соответствуют обстоятельствам причинения повреждений погибшему.

Смерть пострадавшего наступила на месте преступления от причиненных умышленными действиями Александра С. колото-резаных проникающих ранений: левой половины груди с повреждением правого легкого; живота с повреждением печени, желудка и поджелудочной железы, кровоизлиянием и скоплением воздуха в правой плевральной полости, кровоизлиянием в брюшную полость, осложнившихся массивной острой кровопотерей.

В общей сложности пострадавший получил не менее четырнадцати ударов по различным частям тела, два из них – ножевые – оказались смертельными. Имевшиеся у погибшего заболевания (он хромал) не повлияли на наступление смерти, концентрация этилового спирта в его крови указывала на алкогольное опьянение средней степени.

Зафиксированные у подсудимого телесные повреждения – ссадины на лбу и под глазом – не дают оснований говорить о необходимой обороне или ее превышении. Не было у гражданина С. повода так обороняться, чтобы пырнуть человека ножом – насмерть.

Гатчинский городской суд признал Александра С. виновным по части 1 статьи 105 УК РФ – в умышленном причинении смерти другому человеку. Примененное им насилие, избранное орудие преступления, количество травматических воздействий и приложенная сила (достаточная для повреждения ребра и внутренних органов) свидетельствуют об умысле убийства.

 Согласно заключению комиссии экспертов в области судебной психиатрии и психологии, подсудимый никаким болезненным состоянием психики не страдает. У него имеется умственная отсталость легкой степени, что не лишает его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий. В период инкриминируемых ему действий гражданин С. находился в состоянии простого – непатологического опьянения и мог руководить своими действиями.

 При определении вида и размера наказания суд учел смягчающие обстоятельства: наличие несовершеннолетнего ребенка, состояние здоровья подсудимого, частичное признание вины на следствии. Отягчающим обстоятельством послужило состояние алкогольного опьянения, в котором и было совершено преступление.

Суд учел, что гражданин С. по месту жительства в Тайцах характеризуется без жалоб и замечаний; не снятых и не погашенных судимостей не имеет, к административной ответственности не привлекался, на учетах нигде не состоит.

По приговору Гатчинского городского суда Александр С., 1980 года рождения, разведенный, со средним общим образованием, имеющий сына, отправился на девять лет в колонию строгого режима. В срок ему зачли десять месяцев пребывания под стражей до судебного разбирательства. Гражданских исков никто не заявлял.

Осужденный два раза жаловался. Первый раз – будучи подследственным, когда сидел под арестом и был недоволен этим фактом. Второй – когда получил срок. Приговор Гатчинского суда показался осужденному негуманным. Но вышестоящая инстанция оставила вердикт без изменения.

 

 Екатерина Дзюба

По информации старшего помощника прокурора Ю.Я. Таркияйнен