«Воссоздания утраченных элементов ворот не предполагается. А жаль!»

«Воссоздания утраченных элементов ворот не предполагается. А жаль!»

Уважаемая редакция газеты «Гатчинская правда»! Регулярно читаю вашу газету. В последнее время, в связи с реставрацией Ингербургских и Смоленских ворот, вы не раз публиковали статьи, связанные с их старой и новой историей. Была также озвучена причина и предположительное время утраты их важной части — металлической решетки и двух гранитных столбов, располагавшихся между пилонами. Так как я коллекционирую старые снимки г. Гатчины, то имею свое мнение на этот счет.


Как известно, изначально и вплоть до самой войны между пилонами обоих ворот располагались короткие звенья металлической решетки, поставленные на каменный цоколь и ограниченные гранитными (так считается) столбами (или колоннами). К ним некогда крепились металлические створки ворот. В таком виде и Смоленские, и Ингербургские ворота запечатлены на всех дореволюционных фотографиях.

Огромный и невосполнимый пробел в их истории — 1920-е и 1930-е гг., когда фотофиксация нашего города практически не велась (в большом количестве издавались только виды парка и дворца). Единственное и последнее советское фотоизображение решетки Ингербургских ворот, известное мне, можно найти в альбоме «Решетки Ленинграда и его окрестностей», вышедшем в 1938 г. В нем собраны практически все наиболее интересные образцы XVIII – начала XX в., включая даже скамьи садов Пушкина и Тайцев, пропавшие в период немецкой оккупации. Гатчина представлена в нем несколькими образцами. Наиболее интересный — фото декоративной перекладины Ингербургских ворот, которое подписано не совсем верно: «Школа Камерона. Деталь главных ворот Михайловского замка, перенесенных в Гатчину. Ок. 1798». Книга вообще изобилует множеством ошибочных атрибуций, поэтому приписание решетки архитектору Камерону оставим без внимания. Все последующие снимки, начиная 1941 г., изображают ворота уже без их внутренних частей. Поэтому в этом году была озвучена версия, что они ВОЗМОЖНО могли быть сняты перед войной с целью расширения проезжей части.

Около года назад я приобрел собрание немецких снимков 1942 – 1944 г., среди которых один изображает двух немецких солдат (это служащие батальона снабжения, располагавшегося в Тосно) перед пилонами на северном въезде в Гатчину. Обычно ворота фиксировали «с лица», здесь же они представлены сзади, и далее за ними виден пустырь с несколькими домиками Инвалидной слободы, до конца 1980-х гг. находившейся на месте микрорайона «Въезд». Фото сперва показалось мне не очень интересным, я его надолго отложил, однако позднее рассмотрел получше и обратил внимание на неприметные детали. По сторонам пилонов хорошо видны бесформенные куски камня, а на внутренней стороне колонн заметны двойные отверстия от верхнего пояса решетки, которой на снимке уже нет. Эти отверстия кажутся «свежими», не закрытыми штукатуркой, как следовало бы при демонтаже металлических элементов. Камни же выглядят так, как будто их просто сдвинули в сторону, чтобы не мешали движению.

Мне стало интересно, я начал искать в интернете другие снимки, и нашел интересный вид Смоленских ворот с почти целыми решетками, между тем, сделан он в период оккупации, вероятно, осенью 1941 года! Так как фотография находится в не известном мне собрании, и качество ее электронной копии неудовлетворительно для публикации, то придется верить мне на слово. Решетки почти целы, только повреждены, а из гранитных столбов на месте один, второй свален. Появляется мысль: может быть, внутренние части ворот были повреждены военной техникой в 1941 г. в период сентябрьских боев за Красногвардейск (как назывался тогда наш город), немецкой или советской — сейчас уже невозможно сказать, а затем их остатки оккупационные власти убрали или вовсе уничтожили? На это намекает и небольшой фрагмент решетки, который в ходе реставрации был найден в земле у одного из пилонов Смоленских ворот. Он мог просто отвалиться при ударе или при грубой разборке.

Что касается немецких снимков периода оккупации, то к ним можно относиться по-разному: отбрасывать с презрением, наоборот, коллекционировать и изучать. Важно одно. В предвоенном СССР любительское фотографирование не было развито, к тому же существовало множество запретов (вспомним предвоенную истерию со шпионами, когда человека с фотоаппаратом могли принять за немецкого диверсанта), поэтому советские города 1930-х гг. нам известны преимущественно по немецким фотографиям 1941 – 1943 г. Это делает их уникальным документом.

Как известно, воссоздания утраченных элементов ворот не предполагается. А жаль. Насколько хороши они могут быть, видно на примере Московских ворот г. Пушкина.

 

П. Григорьев