На повестке у следователей – ятрогенные преступления

На повестке у следователей – ятрогенные преступления

Вектор агрессии в Гатчинском районе сместился: смертоубийств стало меньше – изнасилований больше. Продолжается борьба с подпольными казино и взяточниками. О пойманных за руку коррупционерах, малолетних преступниках и о том, что такое ятрогения рассказал руководитель следственного отдела по г. Гатчине следственного управления Следственного комитета РФ по Ленинградской области полковник юстиции Николай Батарин.


- В прошлом году нашим отделом было расследовано 127 преступлений, в том числе пять коррупционных. В производстве следователей находилось 276         уголовных дел, что практически соответствует данным 2018 года. В среднем на одного следователя приходилось по шесть дел в месяц. Можно сказать, что тенденция к увеличению количества сообщений о преступлениях сохраняется: в прошлом году в следственном отделе по г. Гатчине было зарегистрировано 964 сообщения о преступлениях, что на 143 сообщения больше, чем в 2018-м. Следователи 245 раз выезжали на места происшествий, по результатам выездов было возбуждено 134 уголовных дела.

- Раскрываемость на прежнем уровне?

- Раскрываемость убийств оставляет желать лучшего. Правда, объективности ради, нельзя сказать, что это непосредственно убийства. Было возбуждено пять уголовных дел по фактам безвестного исчезновения граждан, которых до сих пор не нашли. В этом случае возбуждается статья 105 УК РФ – убийство, поэтому раскрываемость не достигла и 65%. Не раскрыто шесть уголовных дел, все преступления совершены в условиях неочевидности: пять дел возбуждены по фактам безвестного исчезновения и одно – по факту обнаружения трупа неустановленной женщины в реке в деревне Вайе. Если говорить о количестве зарегистрированных убийств – непосредственно «с телом» и потерпевшими, то их 14. Все эти преступления раскрыты.

Значительно сократилось количество дел, возбужденных по факту причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего: всего два за год, что на десять меньше, чем в позапрошлом году. При этом можно говорить о резком увеличении числа заявлений и возбуждений уголовных дел по изнасилованиям – 10 за год (на восемь больше, чем в 2018-м). Раскрываемость изнасилований – 100%. Кроме того, в прошлом году было возбуждено 15 уголовных дел о насильственных действиях сексуального характера, пять уголовных дел по признакам преступления, предусмотренного статьей 134 УК РФ (действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 16-летнего возраста), семь уголовных дел по статье «развратные действия». По уголовным делам данной категории решения о прекращении и о приостановлении не принимались, оправдательных приговоров не выносилось.

- Активность педофилов, наблюдавшаяся в последние годы, не ослабевает?

- К несчастью, нет. Как правило, это лица из ближайшего окружения детей: родственники, отчимы. В прошлом году в Гатчинском районе 12-летняя девочка родила ребенка от материного сожителя – дело сейчас рассматривается в суде. Однако случаев совершения преступлений сексуального характера против несовершеннолетних лицами, ранее осужденными за аналогичные преступления, не зафиксировано.

Всего за год следственным отделом было возбуждено 42 уголовных дела о преступлениях, совершенных в отношении детей. В основном, это имущественные преступления.

- А подростковая преступность, по имеющимся данным, снижается…

- В течение года в производстве находилось 30 уголовных дел о подростковых преступлениях. 18 дел было направлено в суд, в том числе одно – о преступлении против половой свободы и неприкосновенности личности. Среди малолетних преступников восемь – 14-15-летних, 11 – в возрасте 16-17 лет. На учете отделении по делам несовершеннолетних состоят семеро обвиняемых. Один ребенок в момент совершения преступления был пьян.

Большое внимание мы уделяем побегам детей из детского дома и из семьи. Реагируем незамедлительно. В прошлом году таких сообщений было на 30% больше. Дети уходят часто. Если мы не находим их в кратчайший срок, исходим из худшего: ребенок мог подвергнуться преступным посягательствам. Возбуждаем уголовное дело и в рамках дела принимаем меры к розыску, выясняем все обстоятельства, причины ухода, не совершалось ли в отношении подростка противоправных действий. Либо это дети с так называемым геном свободы или бродяжничества, либо есть другие причины. Наша задача найти эти причины.

В прошлом году зарегистрировано 96 сообщений о безвестном исчезновении граждан, в том числе 65 – о пропаже несовершеннолетних. По 93 сообщениям было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, местонахождение всех подростков в ходе доследственных проверок было установлено.

- Как обстоит дело с коррупцией? И удалось ли победить незаконный игорный бизнес?

- Любители легких денег неистребимы. В прошлом году мы выявляли преступления в сфере незаконной игорной деятельности и уже в январе возбудили очередное дело – в отношении организатора подпольного казино.

Во втором полугодии мы активно работали по выявлению преступлений коррупционной направленности. По двум преступлениям (граждане ближнего зарубежья совали полицейским мелкую взятку и следователь, пытавшийся дать на лапу гатчинскому лесничему) дела окончены и направлены в суд.

Направлено в суд уголовное дело в отношении двух сотрудников ГАИ, получивших от водителя взятку. Также окончено дело врача Дружносельской психиатрической больницы, взявшего деньги за оказанную медицинскую помощь. Пациент обратился к нему не по профилю. Доктор полечил и потребовал за это деньги, но получил только часть. Обидевшись, он поставил пациента на учет как психбольного, и того лишили водительских прав. Какое-то время гражданин находился в неведении, а когда его «диагноз» вскрылся в ходе прокурорской проверки, он обратился в следственные органы.

Сейчас у нас находится в производстве уголовное дело по факту вымогательства взятки: часть 5 статьи 290 УК РФ. Сотрудники патрульно-постовой службы ГУ МВД по Петербургу и области, направленные сюда для оказания помощи, создали такую ситуацию, при которой гражданин вынужден был заплатить. В противном случае они обещали найти при нем наркотики.

- Что поспособствовало выявлению коррупционных преступлений? Повышение гражданской сознательности?

- Сознательность ни причем. Три дела – результат работы сотрудников собственной безопасности. Коррупционеры были выявлены в ходе оперативных мероприятий, в результате наблюдения. Сотрудники ОСБ видели, как нарушитель сел в машину ГИБДД. Когда он вышел, его спросили: протокол составлен? Протокола нет. Взяточников изобличили.

Всего в прошлом году в производстве следователей находилось 71 (+25) сообщение о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного                        самоуправления. По результатам рассмотрения данных сообщений было возбуждено девять уголовных дел: о злоупотреблениях и превышениях должностных полномочий, о даче и получении взятки и о служебном подлоге.

- Николай Михайлович, изменились ли приоритеты в вашей работе?

-  В прошлом году мы стали ориентироваться на определенные аспекты, которым ранее, быть может, не уделяли должного внимания. В частности, это относится к преступлениям в сфере ятрогении. Ятрогения – это разновидность преступлений против жизни и здоровья человека (медико-правовой термин древнегреческого происхождения, обозначающий деяния медицинского работника, повлекшие смерть или вред здоровью пациента). Обращений граждан с жалобами на действия медиков с каждым месяцем становится все больше. Это число, можно сказать, растет в геометрической прогрессии. Мы даем оценку деятельности медицинских работников, расследуем уголовные дела, сложные в процессе доказывания и во временном ресурсе (уголовным законом мы ограничены двухмесячным сроком, а здесь – длительные экспертизы).

- Поясните: речь идет о врачебных ошибках?

- Понятия «врачебная ошибка» в юриспруденции не существует. Чтобы понять, было ли допущено ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей либо небрежность, мы должны давать принципиальную оценку. Основная задача не столько привлечь медицинского работника, сколько разобраться и принять меры к недопущению подобного в будущем. Профессия врача уважаема, мы не занимаемся охотой на ведьм. Но у нас есть уголовные дела в отношении действий работников государственных медучреждений, которые привели к печальным последствиям.

На сегодняшний день в производстве пять таких дел. Одно было прекращено за сроком давности, два возбуждено недавно – по жалобам граждан, считающих, что к смерти человека привела ненадлежащая медицинская помощь.

В прошлом году это было одним из наиболее сложных направлений нашей деятельности. Методики расследования таких дел еще нет, мы нарабатываем эту практику, и, я думаю, что в ближайшее время она не потеряет своей актуальности. В Ленинградской области уже есть обвинительные приговоры по делам о ятрогенных преступлениях. У нас приговоров пока еще нет, но в текущем году они появятся.

- Николай Михайлович, что можно сказать о личном составе? Гатчинский следственный отдел продолжает поставлять кадры «наверх»?

- На сегодняшний день у нас все вакансии закрыты. В прошлом году было принято на работу четыре новых следователя, двое уже аттестованы. Личный состав продолжает меняться. Наши сотрудники быстро продвигаются по карьерной лестнице, но им приходит достойная смена.