Гатчинский дворец фотографами был любим…

Гатчинский дворец фотографами был любим…

Передо мной лежат фотографии, изображающие Гатчинский дворец, плац и памятник Павлу I. Они сделаны безвестными немецкими фотографами в период оккупации. Мы все прекрасно знаем, что случилось с Гатчиной в сентябре 1941 г., когда в нее вошли немецкие войска. Мы знаем о январских боях 1944 г., когда намеренные пожары и взрывы уничтожили то, что счастливо избежало военных разрушений. Но на снимках изображен счастливый и безмятежный город. Таково свойство фотографии.


Человек с фотоаппаратом выбирает удачный ракурс, оставляет за пределами кадра все, что кажется ему неподходящим или ненужным, и вот в истории остается красивая картинка, часто даже без признаков своего времени.

Гатчинский дворец немецкими фотографами был любим. Виды дворца со стороны плаца или Красноармейского проспекта наиболее часто попадаются коллекционеру. Чем это объяснить? Может быть, компактностью дворца, что позволяло вместить в кадр его центральную часть и полуциркули (иногда и башни каре) почти целиком? Наоборот, виды дворца со стороны парка попадаются гораздо реже (сюда илл. 4, если будет место), и этому объяснения мы не найдем. Иногда снимки подписаны, очень редко датированы, и такие датированные образцы имеют особую ценность для исследователя и коллекционера. Так, имеющийся в моем небольшом собрании ничем не примечательный вид дворца на обороте подписан по-немецки: «Царский дворец Красногвардейск. Октябрь 1941». Благодаря этому он становится исходной точкой, которая в совокупности с другими признаками позволяет мне определить дату других, более интересных фотографий.

Вот перед нами виды, запечатленные весной 1942 г. На первый взгляд, они не имеют следов военного времени и ничем не отличаются от современных видов. Несмотря на отсутствие стекол в дворцовых окнах, кровля, фасады и интерьеры еще целы (илл. 1). Все так же смотрит на дворец бронзовая фигура Павла I, а за ним виднеется гранитная тумба солнечных часов. На одном снимке (илл. 2) мы разглядим башню Екатеринвердера, а левее от нее, уже за пределами плаца, — двухэтажное служебное здание, которое горело в 1944 г. в дни январских боев за город и горящее попало в кинохронику.

Но вот предметы, которых давно нет, — бронзовые лафеты, на которых до сентября 1941 г. находились пушки XVIII в. Ценные памятники военной истории были вывезены почти накануне вступления немцев в город и сохранились (ныне хранятся в ГМЗ «Гатчина»). Лафеты же, созданные в 1850-х гг., остались на месте и пропали в конце оккупации. На одном фото, у правого края, мы разглядим и огромную водонапорную башню, которая давно не существует. Башня построена в царствование Александра III при создании городского водопровода, но история ее появления и бытования до сих пор остается малоизвестной. Так получилось, что любой памятник, не дошедший до нашего времени, из поля зрения исследователей исчезает. Его как будто не никогда существовало. Можно только предположить, что башня была разрушена при освобождении города, а затем ее остатки разобрали. Сейчас на ее месте расположен хозяйственный двор музея-заповедника.

Еще один снимок изображает памятник Павлу I (илл. 3). Он сделан при плохом освещении и не позволяет разглядеть деталей скульптуры. Но хорошо видно, что на пьедестале уже нет бронзового украшения – российского герба, который в первый год оккупации еще сохранялся. Отсутствуют также несколько цифр и букв в надписи: «Павлу Первому Императору Всероссийскому 1851 года». Сравнение с другими известными мне снимками позволяет датировать этот зимой 1942-1943 гг. Кто сорвал герб, когда точно и зачем - это навсегда останется неизвестным.

Шестьдесят послевоенных лет памятник существовал без фигуры орла. Из-за этого мне, например, в детстве пьедестал всегда казался пустым и недоделанным. Я очень долго не мог понять, что же держали крепления, внедренные в гранит постамента. И бронзовый герб, и бронзовые буквы (их в мирные послевоенные годы потерялось гораздо больше, чем в войну) воссозданы в наше время. И здесь я хочу привести вкратце историю этого воссоздания, когда-то рассказанную мне сотрудником дворца-музея. Она небезынтересна.

Работа по возвращению памятнику Павлу I первоначального вида велась довольно долго, с 1990-х гг., но приблизиться к цели стало возможным только около 2000 г. Проблем с изготовлением модели для фигуры орла не возникло. В 1870-х гг. точная копия гатчинского памятника, но из другого материала, была создана для Павловска, и она до сих пор украшает площадь перед Павловским дворцом. В наше время копия послужила моделью для воссоздаваемого оригинала. Гораздо труднее было определить материал, из которого изготовлен орел. В Павловске он целиком вызолочен. Фотографии гатчинского памятника показывают, что наш орел имел более сложное покрытие. Согласно историческим документам, в 1850-х гг. какие-то его детали предполагалось вызолотить или даже покрыть цветной эмалью. До конца разрешить вопрос оказалось невозможно, к тому же финансирование работ было ограничено, поэтому комиссия музейных работников остановилась на выделении некоторых деталей герба более светлой патиной, отчасти имитировавшей позолоту. Именно таким он и был установлен на историческом месте 21 июня 2001 г.

Это важное событие совершенно случайно совпало со сменой директора дворца-музея, но некоторыми сотрудниками было воспринято как символическое. Одна уважаемая музейная дама даже пожелала рассказать местному телевидению о чудесном совпадении примерно в таких словах: «Можно я расскажу, какой сегодня знаменательный день. Во дворце новый директор, и на памятнике установлен орел». Реставраторы ее охладили, строго сказав, что работа велась давно, и на всех бумагах подписи прежнего директора.

Вернувшись к фотографии, добавлю, что на ее обороте есть немецкая подпись: «Петр Великий». Очевидно, не все немцы видели в бронзовой фигуре почитателя их великого Фридриха II. Какое чудо спасло ее? Ведь к переплавке были подготовлены скульптуры Екатерининского парка г. Пушкина, которые музейные сотрудники не смогли спрятать, целиком гигантский памятник тысячелетию России в Новгороде. Где-то в плавильной печи сгинула гатчинская фигура В. И. Ленина, погибли некоторые скульптуры петергофских фонтанов, но о манипуляциях с фигурой Павла I нам ничего не известно.

Со времени окончания войны прошло 75 лет. Военные раны залечены. Различия между фотографиями Гатчины периода оккупации и современными кажутся едва заметными. И только внимательный наблюдатель по цвету букв на памятнике Павлу I и по обгоревшему камню на фасадах дворца, который не скрыть никакой мастикой, поймет, что нынешнее состояние памятников города — это труд многих поколений гатчинцев и ленинградцев.