«Художка»-онлайн: вызов принят!

«Художка»-онлайн: вызов принят!

Конец мая. Как и все другие наши образовательные учреждения, Детская художественная школа г. Гатчины заканчивает учебный год в режиме дистанционного обучения. Как проходила последняя (и самая необычная) четверть для юных художников и их педагогов, мы поговорили с директором художественной школы, Мариной Юрьевной Атаманюк.


- Марина Юрьевна, как творческий педагогический коллектив художественной школы воспринял вынужденный переход на дистанционное образование?

- Для нас это было большой неожиданностью. Мы никогда к этому не готовились и не думали, что сможем работать в таком формате. Ведь дополнительное художественное образование предполагает личное общение между учениками и педагогами, включая и групповые занятия, и индивидуальные консультации, когда педагог рассказывает и показывает что-то ребенку, передавая ему свой личный опыт. Тем не менее, когда этот переход был объявлен, мы приняли это как данность и решили исходить из того, что есть.

- Как педагоги справились с этой непростой задачей?

- Конечно, сложно было представить себе дистанционное обучение по некоторым предметам. Историю искусств, например, можно давать детям таким образом. Но как рисовать? А ведь у нас есть ещё и такой предмет, как скульптура! Но наш опытнейший педагог по скульптуре Антонина Ивановна Кинович нашла выход из положения. Ребята делали дистанционно «выкройки», форму, роспись этой формы, чтобы потом по этим заготовкам лепить глиняные изделия. Также дети делали подвижные человеческие фигурки из фольги. Им, кстати, задание это очень понравилось.

По остальным предметам какой-то единой формы обучения мы не разрабатывали, доверившись опыту и техническим возможностям наших педагогов. Кто-то из них записывал видео-уроки и выкладывал их в интернет. Кто-то общался по электронной почте, кто-то в группах ВКонтакте, кто-то консультировал по телефону. Ребята выполняли задание, фотографировали его, иногда на разных стадиях выполнения, и высылали педагогу, который оценивал их работу и, при необходимости, корректировал. И, конечно же, как обычно, выставлялись оценки.

- Как повлияли на учебный процесс новые формы обучения? Открылось ли для Вас что-то новое?

- И для педагогов, и для детей дистанционные формы обучения стали непростой задачей. Многое зависело и от самоорганизации детей. Есть такие ребята, у которых все организовано, все разложено по полочкам. Они могут заниматься сами, знают, чего хотят, без труда укладываясь в определенные сроки. А есть, конечно, дети, которым тяжело было перестроиться на самостоятельную работу...

Но, с другой стороны, это было интересно. Со временем я поняла, что для нас открываются какие-то новые возможности. Педагоги и сами могли работать при этом, высылая детям свои работы и, тем самым, мотивируя их.

И еще я поняла в этой ситуации, что в дистанционном обучении совершенно исключено то, что называют влиянием «руки преподавателя». Дети работают совершенно самостоятельно, и управлять этим процессом мы можем только с помощью слов. Это очень интересно: работая, ребята, конечно, могут совершать какие-то ошибки, но при этом и проявляют какую-то свою индивидуальность. И нам становится еще более понятно, какие они все разные.

- Насколько вообще приемлимо для художественной школы дистанционное образование?

- Мне кажется, для художественной школы это был бы тупиковый путь. Как возможность работать в каких-то критических условиях — да. Но в целом, как художественное образование может быть полностью дистанционным, без живого общения художника-педагога и ребят - я не представляю. Классическое академическое рисование — это все равно опыт взаимодействия мастера с учеником. И у нас всегда ценились живая взаимосвязь между ними, непосредственная передача опыта, то, что называют духом мастерской.

Да, в нашей школе мы следуем определенной образовательной программе, но ведь творческий процесс сам по себе очень живой и изменчивый. Иногда мы отталкиваемся от детей, которые тоже могут подавать нам идеи к творчеству, предлагая свою тему композиции или постановку натюрморта.

- Намечается ли в этом году «пятая творческая четверть» - пленэры?

- Пленэр, конечно, очень важен для наших учеников. Это ведь своего рода выход на свет, возможность прочувствовать постоянно меняющиеся состояния природы.

Обычно у нас пленэры проходят в июне. И дети всегда этого ждут, и педагоги. Как будет в этом году, пока непонятно, но, конечно, без пленэров будет тяжело. Надеюсь, что к лету что-то изменится в лучшую сторону, и педагоги смогут встречаться детьми небольшими группами, соблюдая необходимую социальную дистанцию — это было бы оптимально. Возможно, будем проводить пленэры дистанционно, давая какие-то конкретные задания, и у ребят будет возможность хотя бы выходить на улицу.

- Гатчинская детская художественная школа уже объявила набор детей в первый класс. В какой форме будут проходить вступительные экзамены в этом году?

- Желающих поступить в художественную школу всегда очень много — в прошлом году конкурс у нас был два с половиной человека на место. Экзамены будут в этом году в любом случае — по-другому никак. А вот в какой форме они пройдут — время покажет. Заявления мы принимаем уже сейчас, тоже в дистанционной форме.

Наша школа уже второй год работает по пятилетней программе предпрофессионального образования. В принципе, в самой системе образования практически ничего не поменялось. У нас всегда была сильная профессиональная школа, и очень многие наши выпускники поступали в творческие учебные заведения.

Несмотря на непонятную пока ситуацию со сроками поступления в средние и высшие учебные заведения, наши выпускники продолжают усиленно готовиться к аттестации в школе и к вступительным экзаменам. Конечно, сейчас им гораздо сложнее, чем прежде, но, надеюсь, у всех всё получится, несмотря ни на что...

- Марина Юрьевна, благодарю Вас за беседу. Успехов в творчестве и учёбе и педагогам-художникам, и их ученикам!