Каким было 1 сентября в городе-фронте Ленинграде?

Каким было 1 сентября в городе-фронте Ленинграде?

Блокада Ленинграда – одна из самых трагических страниц в истории Великой Отечественной войны. И хотя время отдалило нас от скорбных со-бытий вот уже на 75 с лишним лет, поиск малоизвестных документов беспримерного народного подвига продолжается.


Готовясь к юбилею Великой Победы, Президентская библиотека внесла свой немалый вклад в сохранение нашей общей памяти о войне: более 4000 уникальных документов ленинградцы, их дети и внуки передали на оцифровку в библиотеку на Сенатской, 3. Есть там и воспоминания маленьких ленинградцев, ведь в осаждённом городе оставались дети и молодёжь, которые не просто выживали, но и работали на Победу, им было не занимать стойкости и героизма. Каким было 1 сентября в блокадном городе?

 «1 сентября 1941 г. наша школа не работала», – написала в своём блокадном дневнике третьеклассница школы № 218 на улице Рубинштейна, 13. Спустя 70 с лишним лет записи Зинаиды Аркадьевны Иткиной стали доступными на портале Президентской библиотеки.

«Сентябрь 1941 года, – фиксирует в своём дневнике И. Малахов. – Я должен был сесть за парту в 9 классе. Но война всё изменила, …учащиеся роют противотанковые рвы. Начнутся ли занятия? Не думаю, слишком близок фронт. А учиться хочется! Мы с Левой Рабкевичем хотели подать заявления в заочную школу (если она открыта)».

Через неделю, 8 сентября 1941 года, город был взят в кольцо. На этот момент в Ленинграде находилось 201 082 школьника, и было принято решение продолжать образование в осаждённом городе. Но в ноябре 1941 года к учёбе приступили только 90 152 человека. Это объяснялось отчасти массовой эвакуацией детей, отчасти тем, что многие старшеклассники заменили у станков родителей, ушедших на фронт. Всё сильней начинал ощущаться голод. Зимой 1941–1942 годов – в самое тяжёлое время блокады, количество школ резко сократилось. К весне 1942 года занятия посещали всего 2800 детей и подростков. Эти данные взяты из книги «Школа № 138 в годы блокады» – сборника воспоминаний учащихся и педагогов этого учебного заведения, который по крупицам восстанавливает блокадный период обучения.

«Октябрь 1941 г. Как снег на голову свалились занятия, – продолжает свои записи И. Малахов. – С 15 октября начались консультации, а 3 ноября начался „учебный год“… Учителя преподают хорошо, толково и чётко. Особенно физичка. Живём мы в школе, где имеем свет и тепло, дома же из-за экономии дров топят редко… Учеников кормят без карточек супом, а иногда и третьим… Одновременно с началом занятий в Ленинграде началось второе наступление немцев на Москву…»

Так дети и подростки блокадного города и вели свои записи, перемежая школьные новости со сводками Совинформбюро о состоянии дел на фронтах.

Реалии первой блокадной зимы, самой голодной и холодной, полностью видоизменили школьную жизнь.

«Зимой 1942 года дворник нашего дома дядя Вася передал, чтобы дети младшего школьного возраста пришли в бомбоубежище на Владимирском проспекте дом 8 или 10, – читаем в блокадном дневнике Зинаиды Аркадьевны Иткиной. – На следующий же день ребята, все кто мог, побежали в это бомбоубежище. Проезжая часть Владимирского проспекта была густо завалена снегом, даже трамвайные рельсы не были видны. В бомбоубежище женщины, дети и пожилые люди сидели на стульях, взятых из квартир, или прямо на полу. Возле стены стоял стол, во главе которого сидел молодой человек – учитель. Собралось около десяти ребят 9–10 лет, мы уселись на длинные скамейки, и учитель нам читал, рассказывал, мы даже что-то рисовали. Мы приходили каждый день и „учились“ по несколько часов, несмотря на ежедневные длительные бомбежки».

В 1942 году новый учебный год выглядел уже по-другому. В газете «Ленинградская правда. 1942, № 208 (2 сентября)» в статье «Снова за парты» читаем: «Ещё задолго до начала занятий ожили школьные коридоры. Собственно, двери школы были широко открыты и в летние месяцы: ребята младших классов работали в кружках, собирались здесь для экскурсий. Вчера они снова сели за парты. <…> После уроков дети направились в столовую, где для них был приготовлен сытный обед.

В школе произведён ремонт. Водопровод и канализация в исправности. Уже заготовлена часть дров. В помещениях чистота; на столиках цветы. Работают библиотека, методический кабинет. Ученикам розданы книги, тетради.

Ученики старших классов ещё заняты на сельскохозяйственных работах; через месяц и они сядут за парты.

Вчера занятия начались во многих школах города. Первый день показал, что ленинградские школы хорошо подготовились к ним.

Второй учебный год в городе-фронте начался».

Про жизнь в эвакуации ленинградских детских садов и школ в статье «Мы бережём ленинградских детей, как родных» в газете «Ленинградская правда. 1942, № 210 (4 сентября)» написано:

«Год назад, в дни, когда вражеские танки и мотоколонны устремились на Ленинград, мы провожали тысячи наших ребят в дальние районы страны, в глубокий тыл… Долгое время не было вестей о том, как ребята живут вдали от своих родителей. Но вот письма стали прибывать потоком. Пишут директора и воспитательницы детских садов и очагов. Пишут педагоги и школьники.

Ученики младших классов 249-й школы Октябрьского района и воспитанники 49-го интерната Смольнинского района пишут из города Шадринска Челябинской области: «Учителя о нас заботятся, как родные. Зимой учились на «хорошо» и «отлично». Все, как один, перешли в следующие классы. Второгодников нет. Когда наступили летние каникулы, наши интернаты посадили овощи. Урожай будет хороший. Уже сейчас едим свои огурцы, морковь, редис. С 15 августа группа школьников стала собирать в лесу грибы и ягоды. Уже засолили 150 килограммов грибов. Вторая группа школьников выехала в колхоз на уборочные работы. Третья группа заготавливает топливо на зиму. Лозунг «Отличной учёбой и отличной работой поможем фронту и Ленинграду!» запал каждому из нас в душу».

С уверенной мажорной ноты спустя год начинается статья в газете «Ленинградская правда. 1943, № 206 (1 сентября)» под заголовком «Сегодня в школах начинаются занятия».

«Сегодня начинаются занятия в младших классах школ Ленинграда.

– Ленинградские школьники, – сообщил нашему сотруднику заведующий Городским отделом народного образования тов. Никитин, – за лето хорошо отдохнули в пионерских лагерях и на школьных площадках. Завтра они снова сядут за парты.

К новому учебному году школы подготовились хорошо. В подавляющем большинстве школ ремонтные работы уже закончены. Отремонтированы крыши, водопровод, канализация, печи; школьные помещения приведены в благоустроенный вид. <…>

В школы уже завезено топлива на полгода; ряд школ Выборгского и Приморского районов полностью запасли дрова…

У учащихся старших классов, занятых на сельскохозяйственных работах, занятия начнутся 1 октября».

После прорыва блокады Ленинграда зимой 1943 года обнадеживающих новостей стало ещё больше. Заметно изменилась и тональность дневниковых записей школьников. Вот отрывок из оцифрованной Президентской библиотекой книги «Девочка из блокады», составленной из собственных блокадных записей ленинградкой Алисой Константиновной Большаковой:

«1 сентября 1943 года я пошла в женскую школу № 335… На мне было клетчатое платье, а в руках жёлтый соломенный портфель. Как мне объяснила мама, вещи попали к нам из американских посылок, американской гуманитарной помощи. Возле школы я сразу познакомилась с девочкой. Мы сели за одну парту».

До полного снятия блокады 27 января 1944 года оставалось меньше пяти месяцев…


Пресс-служба Президентской библиотеки