Гатчинцы вспоминают Куприна

Гатчинцы вспоминают Куприна

Занимаясь изучением родного края, я неоднократно встречался и общался с людьми, которые были современниками Александра Ивановича Куприна в тот период, когда он жил в Гатчине. Некоторые собеседники знали его лично, другие хранили о нем семейные воспоминания, рассказывали всевозможные истории и народные предания об этом замечательном писателе. Перелистывая страницы моего краеведческого архива «Куприн и гатчинцы», я обнаружил более тридцати любопытных подобных записей. Вот некоторые из них.


Известный гатчинец, директор краеведческого музея, расположенного с 1967 года в здании Приоратского дворца, Юрий Минаевич Пирютко, впоследствии известный историк, автор многих книг, главный знаток петербургских кладбищ, в конце девяностых годов рассказывал мне о своих встречах с Марией Дмитриевной Покровской, хорошо знавшей А.И. Куприна.

«В 1970-1973 годах я был директором краеведческого музея в Гатчине, при котором организовал клуб старых гатчинцев, – рассказывал Ю.М. Пирютко. – Почетным гостем первого его заседания была Мария Дмитриевна Покровская, в прошлом актриса, руководитель городской театральной студии и драматического кружка, талантливый педагог. Она всю жизнь прожила в Гатчине, была знакома с писателем Куприным, который приходил на театральные представления и сам участвовал в публичных творческих мероприятиях в местном театре. Она говорила, что Куприн был очень популярен в городе, его почти все знали, часто он навещал своих гатчинских друзей – Щербовых, прогуливался по Соборной улице и в Приоратском парке… К нему домой часто приезжали столичные гости. Куприн, по словам Покровской, охотно помогал на литературном поприще молодым авторам. К нему постоянно обращались с разными просьбами гатчинцы.

Мария Дмитриевна доживала свой век в старом двухэтажном доме на улице Хохлова, и я раза три навещал ее. В музей она передала свои воспоминания, фотографии и документы. У нее хранились книги и журнальные публикации с автографами Куприна, но они пропали в годы

войны. Помню, как после смерти М.Д. Покровской, в 1971 году, мы провели в музее вечер ее памяти. Она прожила долгую жизнь – девяносто лет, пережила своего сына – Василия, который, кстати, был выпускником реального училища. На вечере присутствовали коренные, уважаемые гатчинцы и ее внуки».

В своих воспоминаниях Мария Дмитриевна, рассказывая о Куприне, сообщала, что весной 1919 года в Гатчине была организована драматическая труппа «Вольные комедианты». Помимо профессиональных актеров в нее вошли и любители. «Александр Иванович тоже присоединился к нам. Работая рядом с Куприным, мы смогли оценить еще один из его многочисленных талантов – талант рассказчика. Сколько забавных историй из жизни актеров хранила его память! Как остроумно и сочно он рассказывал их! Излюбленным героем Александра Ивановича в его устных рассказах был Дуров, известный дрессировщик».

О том, что А.И. Куприн бывал в гостях у известного сиверского дачевладельца, титулярного советника Франца Рудольфовича Стурцеля в Сиверской, вспоминала в 1996 году его внучка – Евгения Васильевна Стурцель, жительница Санкт-Петербурга.

«Переехав из Варшавы в Петербург в 1907 году, мой дед, инженер Министерства путей сообщения, покупает большой участок земли на Сиверской, в дачном районе – Новое Дружноселье, на Южной улице. Здесь он строит дом, а вокруг разбивает чудесный сад, с огородом и цветниками. Помимо основной работы дед увлекался разведением цветов, занимался селекцией махровых роз, разводил особые сорта крупной земляники, выращивал диковинные овощи. Прохожие постоянно заглядывали через зеленую изгородь и просили разрешения полюбоваться цветниками. Может быть, именно эти занятия «породнили» его с Куприным, который тоже был заядлым огородником. С писателем он познакомился на одной из сельскохозяйственных выставок в Гатчине. По семейным рассказам, Куприн приезжал к нему в Сиверскую, а Стурцель бывал у него в Гатчине. Он делился с Куприным семенами овощных культур. В голодный революционный 1917 год мой дед возил Куприну в подарок огромные тыквы и картофель».

Однако, в историю сиверского края Ф.Р. Стурцель вошел не благодаря знакомству с писателем, а благодаря другим событиям. Он принял революцию, но будучи беспартийным, активно занимался общественной деятельностью в местном Совете, возглавил сельскохозяйственную коммуну.  В период осенних событий 1919 года, когда войска Белой армии захватили Сиверскую, Стурцель открыто поддержал завоевания советской власти. Поэтому он был расстрелян, по приказу белогвардейцев, на окраине поселка, в районе Белогорского шоссе. В 1967 году, в честь 50-летия Октябрьской революции, на месте его гибели установили памятный гранитный знак.

Наиболее дружеские отношения сложились у А.И. Куприна с представителями известной гатчинской семьи Веревкиных. Об этом мне рассказывала Нина Николаевна Бушуева, 1925 года рождения, потомок этой знаменитой семьи. Наша первая встреча состоялась в Петербурге в 1999 году. Ее бабушка, Екатерина Павловна Веревкина, вышла замуж за гатчинского купца, владельца трактира Николая Васильевича Ермолаева. А родной брат бабушки – Владимир Павлович Веревкин, был другом Куприна.

«Мой прадед, Павел Петрович Веревкин, приехал в ХIХ веке в Гатчину из Московской губернии. Он открыл в городе трактир и гостиницу у Варшавского вокзала. Его заведения пользовались большим успехом. В его семье было шесть детей: сын Владимир и дочери Мария, Пелагея, Александра, Елена и Екатерина. У Веревкиных в городе была еще многочисленная родня…

От своих родных я часто слышала о Куприне, который был завсегдатаем трактирных заведений Веревкиных. Но особая, доверительная дружба сложилась у Куприна с Владимиром Павловичем, который увлекался фотографией и постоянно снимал купринское общество, собиравшееся в доме писателя. От своей тетки, Екатерины Павловны, умершей в 1959 году, слышала, что после того, как Куприн оказался в эмиграции и стал автоматически врагом советской власти, гатчинские снимки Куприна изымались чекистами, у нас пропали также семейные альбомы, где были фотографии писателя с моими предками. Были забавные, смешные снимки. Например, совместное купание мужской компании где-то в окрестностях Гатчины. Так как Владимир Павлович Веревкин участвовал в Первой мировой войне, исчезли и его фотографии в военной форме. У нас также хранились открытки с автографами Куприна. Но где они теперь, неизвестно…

Из рассказов тетки слышала, что Куприн и Владимир Веревкин арендовали в Гатчине участок для организации спортивной площадки и хотели даже строить здание для занятия спортом зимой. Но их планы разрушила начавшаяся война 1914 года».

Фотографии В.П. Веревкина периодически печатались в столичных изданиях. В 1912 году в популярном журнале «Огонек» среди многочисленных иллюстраций был помещен его снимок, запечатлевший Куприна вместе с итальянским цирковым артистом Жакомино и его дрессированной собачкой Дикко. Под фотографией, которая называется «Три друга», имелась подпись: «А.И. Куприн горячо дружит с талантливым Жакомино… Снимок сделан в Гатчине у дома писателя, куда Жакомино и Дикко приезжали погостить».

Несколько фотографий В.П. Веревкина с изображением Куприна и его гатчинских друзей хранятся в литературном музее Пушкинского дома. Здесь же экспонируется книга сочинений писателя 1912 года с надписью: «В.П. Веревкину А. Куприн». Известно, что Владимир Павлович, проживавший в доме №6 по проспекту императора Павла I, содержал в городе гостиницу. В 1914 году, будучи офицером запаса, был призван на фронт и вскоре погиб.