Ангел-хранитель Гатчинского дворца, Гера и Лалла Рук

Ангел-хранитель Гатчинского дворца, Гера и Лалла Рук

В Гатчинском дворце 7 сентября состоялось торжественное открытие памятной доски в честь легендарного хранителя музея Серафимы Балаевой. В этот же день на свое историческое место вернулись два ценнейших экспоната, которые Серафима Николаевна спасала во время Великой Отечественной войны.


Ангел-хранитель Гатчинского дворца

Серафиму Николаевну Балаеву (1889-1960) называют ангелом-хранителем Гатчинского дворца-музея. Благодаря ей, во время Великой Отечественной войны была сохранена значительная часть бесценных экспонатов Дворца.

Довоенная коллекция Гатчинского дворца считалась одной из крупнейших и наиболее ценных на северо-западе РСФСР. В первые же дни войны, под руководством главного хранителя музея Серафимы Балаевой, была организована масштабная работа по эвакуации музейных реликвий. На случай эвакуации были составлены специальные планы. В список первой очереди входило около 12 тысяч самых ценных и уникальных предметов, и все они были эвакуированы. Уже в ночь с 22 на 23 июня было упаковано 9 тысяч предметов из Оружейной галереи.

Серафима Николаевна Балаева и несколько других сотрудников продолжали работу вплоть до 9 сентября 1941 года, во время непрекращающихся налетов, буквально под бомбами, которые падали на город и на плац перед Дворцом. 9 сентября работники музея вместе со спасёнными экспонатами отправились в уже блокированный Ленинград. Спустя несколько дней, 13 сентября 1941 года, Красногвардейск (Гатчина) был оккупирован - вплоть до 26 января 1944 года.

Как известно, предметы из пригородных дворцов-музеев, включая Гатчинский дворец, сначала эвакуировали в город Сарапул (Удмуртия). Ценности из последнего эшелона, не успевшего покинуть осаждённый город, отправили в подвал Исаакиевского собора, где на казарменном положении жили и сами музейщики. Во время блокады Ленинграда Серафима Балаева работала в Исаакиевском соборе, куда была перевезена часть коллекции Гатчинского дворца. Серафима Николаевна была награждена медалями «За оборону Ленинграда» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Серафима Балаева вернулась в Гатчину 31 января 1944 года, спустя несколько дней после освобождения города от фашистских захватчиков. В 1945 году она стала главным хранителем и заместителем директора по научной части музея.

В 2005 году Государственный музей-заповедник «Гатчина» издал дневники бывшего главного хранителя музея Серафимы Балаевой. Эти уникальные записи охватывают период с 1924 по 1956 год. В них запечатлена не только хроника жизни Гатчинского дворца, но и хроника блокады.

7 сентября в государственном музее-заповеднике «Гатчина» состоялся круглый стол «Эвакуация и реэвакуация коллекций ленинградских и пригородных музеев Ленинграда в годы Великой Отечественной войны». В нем участвовали сотрудники музеев, которые в годы войны приняли эвакуированные из Гатчины экспонаты, а также сохранившие часть коллекций Гатчинского дворца в послевоенное время.

В этот день в одной из галерей Центрального корпуса Гатчинского дворца торжественно открыли памятную доску Серафиме Николаевне Балаевой. Как объяснил директор музея-заповедника «Гатчина» Василий Панкратов, памятная доска установлена примерно над тем местом, где Серафима Николаевна прятала музейные предметы.

- Я бы сказал, что роль Серафимы Николаевны намного шире, - считает Василий Панкратов. - Сейчас мы говорим, что она — душа музея. И даже ее имя — Серафима — как бы указывает на то, что она была ангелом-хранителем музея. Придя в музей еще до войны, Серафима Николаевна знала, что красоту надо оберегать. Она понимала, что красота — это не просто буржуазный предрассудок и что наше прошлое — не только сплошная история классовых войн, что это нечто очень важное и дорогое для страны, нечто, что сохраняет память нации. Она знала, что Дворец — это сокровище, и это надо было доказывать после революции, стремившейся уничтожить прошлое. И, благодаря таким людям, как Серафима Балаева, у нас сохранились наши дворцы-музеи...

 

Возвращение Геры

Изначально – гречанка, спустя несколько веков – римлянка, а потом – и итальянка – такова общая родословная богини Геры, а точнее, ее мраморной головы, которая «прописалась» в Собственном саду Гатчинского дворца ещё в 1830-х годах. Судьба этого экспоната драматична: гатчинская Гера, по сути, разделила участь Дворца за последние сто лет, и, так же, как и Дворец, снова вернулась к жизни.

Скульптура «Голова Геры» была создана в XVIII столетии как копия римской скульптуры II века. Последняя, в свою очередь, была репликой греческой работы V века до н.э. В документах 1859 года гатчинская Гера была описана так: «Голова колоссальная Юноны из белого мрамора без драпировки». Голова Геры покоилась в Собственном саду на высоком мраморном постаменте в форме полуколонны с каннелюрами.

Как объяснили реставраторы, голова Геры, как и вся крупная скульптура, не могла быть вывезена из Гатчинского дворца в начале войны. Она была захоронена в земле рядом со своим пьедесталом в Собственном саду. На свое место мраморная Гера вернулась 18 октября 1944 года. Как почти все другие парковые скульптуры, голова Геры прошла небольшую реставрацию в 1945-1946 годах. Но нахождение на открытом воздухе привело к дальнейшему разрушению скульптуры.

В 1993 году голову Геры убрали в хранилище, и лишь в 2014 году началась подготовка к ее восстановлению. Сама реставрация началась в октябре 2019 года. Благодаря высокому профессионализму художников-реставраторов группы «АртСтудия», удалось сохранить этот уникальный памятник культуры и вернуть его на прежнее место.

 

Николай и Александра — Алирис и Лалла Рук

В день открытия памятной доски Серафиме Балаевой на свое историческое место, в камердинерскую императора Николая I, вернулся ещё один спасённый под руководством Балаевой экспонат – фарфоровая ваза «Лалла Рук». Ее историю рассказала заведующая научным отделом музея-заповедника «Гатчина» Александра Фарафонова.

Лалла Рук — так звали индийскую принцессу, героиню одноименной романтической поэмы Томаса Мура. По сюжету Мура, отец кашмирского принца Алириса хотел женить сына на Лалле Рук. Принц под видом поэта сопровождал свою будущую невесту в Кашмир, развлекая ее всю дорогу поучительными историями. И только когда Лалла Рук по-настоящему влюбилась в Алириса, он открыл ей свое имя.

Чем же так уникальна фарфоровая ваза «Лалла Рук»? Оказывается, на ней изображена сцена из театрализованного представления, которое было устроено в честь Николая Павловича и его супруги Александры Фёдоровны её отцом Фридрихом Вильгельмом III в Берлине в 1821 году. Костюмированное шествие было поставлено по мотивам поэмы Т. Мура «Лалла Рук». Главные роли царевича Алириса и принцессы Лаллы Рук исполнили сами Николай Павлович и Александра Фёдоровна.

Во время войны ваза «Лалла Рук», как и многие другие ценные экспонаты, была эвакуирована первым эшелоном в город Сарапул. Там она хранилась вплоть до 50-х годов прошлого века, потом вернулась в Гатчину. И только в наши дни эта ваза вновь заняла свое историческое место во Дворце — в Камердинерской недавно восстановленных комнат Николая I.

В Камердинерской Николая I можно увидеть еще один необычный экспонат — старинный ящик для дров из красного дерева. Его использовали еще во время «императорской» жизни Дворца. Как рассказала Александра Фарафонова, в 1941 году в такие ящики упаковывали экспонаты перед их эвакуацией. Самое интересное в этом ящике, который сам стал экспонатом, — технические надписи на его задней стороне. По ним можно проследить всю историю этого ящика и передвижение эвакуированного в нём экспоната по стране в годы войны. В частности, надпись «Сарапул — Ленинград» означает, что этот ящик был эвакуирован вместе с какими-то вещами в Сарапул, а потом вернулся в Ленинград.