Модный диагноз

Модный диагноз

У психиатров тоже есть «план»: три тысячи человек в месяц. Гатчинский психоневрологический диспансер норму делает. Обращаются пациенты по раз-ным вопросам. Заведующий психоневрологическим диспансером Гатчины врач-психиатр Евгений Лавров обращает внимание, что растет число обращений с депрессиями и суицидами.


- Есть тенденция к возрастанию количества суицидов. Очень много суицидов первичных, совершаемых гражданами, которые никогда не обращались к психиатрам. Среди наших пациентов, тех кто склонен к суициду, не так много. И настораживает рост подростковых суицидов. В связи с этим разработан план профилактических мероприятий – будем проводить совместную работу с педагогическими коллективами, школьными психологами, комиссией по делам несовершеннолетних; будем давать рекомендации. В том числе и по факту совершения. Врачи должны освидетельствовать подростка и принять решение: лечить, наблюдать или проводить социально-педагогическую профилактику. Многие родители до сих пор уклоняются, избегая врача всеми правдами-неправдами, хотя консультация психиатра в такой ситуации обязательна.

- Завершенных попыток много?

- Да, цифры пугающие. В прошлом году в Ленинградской области покончили с собой несколько подростков. Среди наших пациентов был один завершенный суицид, но это пожилая женщина. В этом году тоже есть случаи – взрослые из числа наших пациентов, но большинство завершенных суицидов сейчас – это люди, которые никогда раньше не обращались.

Количество неврозов возросло. Может, ковид повлиял. Ограничительные меры сказываются, особенно на пожилых людях. Если у человека была склонность к депрессиям, то вынужденная изоляция может их спровоцировать. Это, конечно, не причина, но способствует. Многие просто боятся заразиться и не выходят из дому, а в четырех стенах впадают в затяжную депрессию с нехорошим исходом.

- Они боятся умереть от ковида и поэтому сводят счеты с жизнью? Где логика?

- Я думаю, что большинство людей не боится ковида в контексте «заболеть и умереть». Многие боятся административных последствий: изолируют, положат в спецбольницу, пострадают родственники. Кто-то боится тяжелой пневмонии, аппарата ИВЛ. Пугает не факт возможной смерти, а развитие болезни. Возможно, поэтому возрастает количество суицидов среди старшего поколения.

У подростков совсем другое, тут никакой связи с ковидом нет. Среди молодежи завелась мода иметь психическое расстройство. Это наблюдается на протяжении нескольких лет: подростки имитируют психопатологию, чтобы выделяться. Потому что пирсингом и татуировкой уже никого не удивишь, а тут – шизофрения, депрессия – модный диагноз.

- Нужно ли считать это само по себе психопатологией, если человек прикидывается ненормальным?

- Человек, который упорно имитирует психическое расстройство в военкомате, чтобы «откосить», нормальным уже не считается. Он и в армии начнет симулировать – зачем командиру части такие проблемы? Конечно, его надо комиссовать. Может, не с тем диагнозом, который он пытается изобразить, но по психиатрическому профилю.

Те, кто за счет имитации психопатологии пытаются заполучить бонусы в подростковой среде, находятся под пристальным вниманием, потому что какие-то – пусть минимальные – нарушения развития у них все равно есть.

- У вас есть такие пациенты-симулянты?

- Да, очень много. Особенно в последнее время. Причем семьи там чаще всего благополучные в социальном и материальном плане. Максимум, есть проблемы взаимоотношений родителей. У неблагополучных – совсем другой пласт проблем: отставание, девиантное поведение, уходы из дома, раннее вовлечение в криминал, употребление наркотиков. У благополучных в моде депрессия.

- А реальных депрессий много?

- Идет тенденция к увеличению. В том числе и у подростков. В принципе, если брать большой временной отрезок, то общая заболеваемость держится на одном уровне. Тенденция к увеличению количества пациентов обусловлена не изменениями структуры общества, а большей доступностью медицинской помощи. Еще лет десять-двадцать назад здесь было два-три врача на весь район, а были районы, где психиатр вообще отсутствовал. Сейчас такого нет. Плюс профилактика: периодические медосмотры, освидетельствование. Ряд заболеваний выявляется именно на таких мероприятиях. Раньше этим вообще не занимались.

- Психиатрическое освидетельствование входит в число профилактических мер? Кого это касается?

- Обязательное психиатрическое освидетельствование проводится раз в пять лет. В соответствии с 213 статьей Трудового кодекса, такое освидетельствование (не путать с медосмотром) проводится определенным категориям работников и всем, кто работает во вредных условиях. Правила проведения этого освидетельствования утверждены постановлением правительства РФ. Там четко сказано, что оно проводится врачебной комиссией, утвержденной органом управления здравоохранением. У нас это комитет здравоохранения Ленинградской области. Есть перечень организаций, которые этим органом утверждены. Так вот частных клиник в этом перечне нет. Есть только государственные учреждения. В Гатчинском районе – это Дружносельская психиатрическая больница и наш психоневрологический диспансер. Других врачебных психиатрических комиссий на территории района не существует. Все заключения, которые выданы частными медицинскими организациями, являются незаконными.

- В календаре дат есть Всемирный день борьбы с депрессией – 24 марта. Почему весной-то происходит обострение?

- Конец зимы – начало весны – это в принципе депрессогенное время, потому что у нас в организме серотонин формируется под воздействием солнечного света. В зимний период солнца почти нет, серотонин – гормон счастья – вырабатывается плохо. Кроме того, организму нужно время для выработки гормонов. И весной, несмотря на пробуждение природы, мы имеем последствия тех бессолнечных дней. Потому что развитие психического заболевания – это довольно длительный процесс. Симптоматика может нарастать очень долго. Даже в случае посттравматического синдрома, когда можно четко определить момент стресса, проявления наступают позже. Бывает, люди приходят через неделю, а кто-то и через два месяца придет.

- Что представляет собой депрессия, когда это реальный – не надуманный – диагноз?

- Очень много стало депрессий, симптомы которых противоположны «общепринятым». Как вы представляете себе депрессию? Угнетенное состояние духа, апатия, настроение на нуле. Человек часами лежит и смотрит в стену… А это не всегда так. Да, есть и такие, но сейчас идет тенденция к снижению классических меланхолических депрессий – их осталось мало. Очень много стало раздражительных депрессий. Человек не замечает напрямую снижения фона настроения. Основным доминирующим симптомом является раздражительность. Водители раздражаются на других участников движения, родители – на детей, супруги на супругов.

Частый сопутствующий фактор – нарушение сна, которое тоже не замечается. Многие симптомы связаны с пробуждением. Допустим, человек просыпается каждое утро разбитым, с полным нежеланием что-либо делать. Или вскакивает в тревоге раньше времени, до звонка будильника, с мыслью: «Ну вот, начинается очередной дурацкий день». Или слишком ранее пробуждение: будильник поставлен на семь, а человек просыпается в пять. Трудное засыпание и многократные ночные пробуждения – тоже характерные симптомы (ночные походы в туалет нарушением сна не считаются).

- Это лечится?

- Если симптоматика не сильно развернулась, справиться можно быстро. Если это длится давно, хронически, много лет, то тогда, конечно, потребуется очень длительное медикаментозное лечение. Часто лечение пожизненное. Не стоит этого пугаться. Общество развивается, наша жизнь движется вперед с такой скоростью, что не каждая психика может это выдержать – и вот, пожалуйста, невроз. Депрессивный, раздражительный.

- Можно ли предупредить депрессию?

- Рекомендации просты, если не сказать банальны: здоровый образ жизни, прогулки на свежем воздухе (на солнце!), живое общение – не социальные сети (тоже один из критериев невротизации). Посещение мероприятий – любых, хоть в кафе сходить с друзьями. Поменьше смотреть телевизор – там очень много негатива. Трудотерапия. В общем, любые занятия, действия. Многие спасаются дачей. Почему мы и говорим, что осенне-зимний период депрессогенный. Летом наши пациенты чувствуют себя лучше – они заняты.

Однако это все действенно при невротических депрессиях, которые у нас и превалируют. Но есть другие варианты депрессий – эндогенная, психотическая. Это уже хронические психические расстройства. Было время, когда мы занимались только такими тяжелыми больными, потому что с неврозами почти не обращались. Теперь уровень доверия повысился, люди приходят просто проконсультироваться, и никакого риска для репутации тут нет.

Да, есть группа социальных заболеваний, влекущих за собой определенные ограничения – так же, как туберкулез или ВИЧ. Эти ограничения направлены на защиту общества – наши пациенты бывают агрессивны. Но наиболее частая ситуация такова: человек обратился за консультацией, поставили невроз, он пролечился. И даже по судебному запросу будет дан ответ: обращался по поводу невроза, прошел курс лечения, выздоровел. Всё – никаких ограничений.

- Евгений Николаевич, значит ли это, что, заподозрив у себя невроз, следует посетить психиатра, не затягивая?

- Как и с любым другим заболеванием, обращаться к врачу надо вовремя. У нас очень много сочетанной патологии. Часто человек с психическим расстройством начинает злоупотреблять алкоголем или наркотиками, пытаясь сгладить симптоматику. И бывает, что, когда вылечивается невроз, человек прекращает пить. Такие ситуации нередки. Это наши пациенты. Мы не занимаемся лечением алкоголизма, а лечим первопричину. Но это на начальных этапах. Если ситуация затягивается на годы, формируется психофизическая зависимость, и тут уже лечение невроза не поможет.

 


Фото pixabay.com