Уличная скамейка для профессора богословия, или Есть ли на свете «мы»?

Уличная скамейка для профессора богословия, или Есть ли на свете «мы»?

Лица без определенного места жительства. Кто они такие, как к ним относиться и — главное — что с ними делать? Последний случай с бездомным человеком на улице Соборной в Гатчине всколыхнул весь город, поставив в этический и практический тупик буквально всех — от служителей закона до самих волонтеров. Мы не смогли пройти мимо этой истории, уж очень она показательна во всех смыслах. Чем именно? Давайте попробуем разобраться в том, что произошло.


С тех пор, как в Гатчине появилась команда добровольцев, пытающихся помочь людям без определенного места жительства, прошло немало лет. Волонтеры фонда «Благо Дари» опекают горстку гатчинских бездомных, регулярно готовят для них горячее питание, снабжают необходимыми медикаментами и теплой одеждой к зимним холодам. Мечтают о настоящем приюте для них, а пока его нет, подключают юристов для восстановления документов. Проводятся и профилактические действия: людей отправляют домой (Беларусь, Ростов, Мурманск), в реабилитационные центры для лечения от зависимостей, помогают с поиском работы.

За годы существования фонда многое изменилось в нашем городе в плане отношения к бездомным. Горожане, как минимум, начинают привыкать к тому факту, что речь идет о живых людях, и что они так или иначе живут рядом с нами. Как умеют... Выросла и команда волонтеров, многие горожане чем могут, помогают им. А в социальных сетях, как водится, периодически возникают дискуссии на эту тему. Не обошлась без широкого обсуждения и последняя история с бездомным, произошедшая (и происходящая) на улице Соборной

 

Переполох на улице Соборной

Не так давно на улице Соборной в Гатчине «прописался» один человек. Человек появлялся с только ему одному понятной регулярностью, упорно избирая для приземления скамью напротив одного из популярных кондитерских магазинов. И все бы ничего, да мужчина этот был всегда пьян, дурно пах и вообще производил впечатление типичного маргинала. Да он и был таковым: лицо без определенного места жительства, или, попросту говоря, бомж.

Человек никого не трогал. Обычно он мирно спал на своей скамейке, рядом валялись пустые бутылки, люди старательно обходили его стороной, а добрые души подкармливали.

Неудивительно, что хозяйке кондитерского магазина было трудно смириться с такой ситуацией. Она пыталась его прогонять, тщательно отмывала после него скамейку, обращалась в городскую администрацию, вызывала полицию. Служители закона помочь особенно ничем не могли — не было достаточных оснований для задержания.

Хозяйка магазина обратилась к общественности в социальных сетях. Часть общественности возмутилась вместе с ней, а другая часть вдруг начала заступаться за бездомного.

Приведем здесь лишь небольшую часть комментариев гатчинцев по этому поводу:

Александр: «Мое достоинство и нравственность такое поведение оскорбляет (и печально, если таких, как я меньшинство), а я являюсь человеком и частью общества».

Ольга: «Он тоже человек. В здоровом государстве не должно быть бомжей в принципе. Людьми должны заниматься соцслужбы. Если человек падает в яму, его нужно возвращать в социум - с помощью социального жилья, посильной работы, врачей и психологов/психиатров. Но мы еще ужасно далеки от этого...»

Анна: «Для того, что «изымать бездомных с улиц», государство сначала должно проводить серьезную работу по социализации бездомных и возвращения их в общество (чего в России практически не делается), иначе это фашизм».

Милена: «К сожалению, этот бомж не нуждается в милосердии, у него одна просьба, чтобы подали на выпивку. А это - не милосердие».

Алена: «Алкоголизм - болезнь, которую надо лечить. Не каждый имеющий дом готов это признать и начать лечиться, что уж хотеть от человека, живущего на улице...»

Алексей: «Болезнь, да. Но если человек не хочет лечиться, это его проблема. Но среди нормальных людей ему не место».

Анастасия: «Возможно, психика и душа уже так нарушены, что он не может принять помощь. Но язвить и осуждать - это просто не милосердно. Хорошо, что у нас все хорошо и мы находим силы не спиться и не спать на лавках...»

К ситуации подключились волонтеры фонда «Благо Дари», которые даже подыскали для бедолаги приют. Однако ситуация подвисла и на этот раз: на любые попытки забрать его с улицы и отправить в реабилитационный центр или приют мужчина отвечал категорическим отказом. А по закону, как известно, определить человека в такое место можно лишь с его добровольного согласия. Как, кстати, и в психиатрическое медицинское учреждение (даже если есть какие-либо основания для этого).

Попутно выяснились и совсем уж удивительные вещи. На улице Соборной «прописался» не просто бомж. У него нет документов, но есть имя и фамилия. А когда-то у Виктора Р. была еще и репутация, да какая! Доктор философских наук, окончивший один из самых престижных вузов страны, профессор богословия, знающий шесть языков, автор многочисленных публикаций, некогда пользующийся заслуженным реноме среди своих коллег как в России, так и за рубежом...

 

Жизнь человека

Сложно сказать, как и в какой момент вдруг начинает лететь под откос жизнь человека. Философия — наука, которая может объяснить многое, но вот этого она объяснить не может. Свои аргументы пытается приводить и психология, да вот только всех под одну гребенку не причешешь. А народная мудрость, у которой находятся ответы чуть ли не на все вопросы, говорит: от сумы да от тюрьмы не зарекайся. Не зарекайся ни от чего, даже если ты успешен, многомудр, богат, облечен учеными степенями, властью и прочими житейскими благами...

Среди основных научных трудов Виктора Р. - «История цивилизаций древнего мира», «История древнего Востока от ранней архаики до раннего средневековья», «Введение в Ветхий и Новый завет», «Новый завет», «Евангелие от Луки» и «Евангелие от Матфея» (древнегреческие тексты с русским подстрочным переводом).

Свод научных трудов, изданных в России и за рубежом, впечатляет. А вот о жизни самого Виктора известно немногое. Бездомным он является уже много лет. Волонтеры пытались найти его родственников, но, по их словам, никому он оказался не нужен. О нем помнят коллеги. Они переживают за него и в свое время пытались помогать, но безуспешно. Что делать в такой ситуации, никто из них тоже не знает.

Виктор идет на контакт с волонтерами, общается интеллигентно и миролюбиво, охотно рассказывает о себе, о своей научной деятельности. Но при этом совершенно очевидно, что человек этот серьезно болен: как минимум — запущенная стадия алкоголизма, а возможно и душевная болезнь.

- Этот человек явно болен, - уверен руководитель фонда «Благо Дари» Олег Богданов. - И это уже не просто фрустрация. Он просто не понимает, что с ним происходит, он полностью дезориентирован.

 

О чем эта история?

Как считает Олег Богданов, случай с Виктором Р. вскрыл сразу несколько проблем и важных вопросов.

- В стране, в которой человека можно выписать в никуда или выпроводить из больницы на улицу, зная, что у него нет дома, невозможно не плодить бездомных, - уверен он. - Еще один вопрос: почему государство не занимается проблемами бездомных? На самом деле наши власти, может, и хотели бы помочь им, да закон не предусматривает такой помощи. Получается, что государство не может защитить нас. От соседа по коммуналке, который бьет и унижает, от черного риэлтора, который обманет и оставит без дома...

Вскрывается и серьезная этическая проблема. Многие думают: стоит убрать неприятных, нежеланных людей, и все мы, наконец, заживем хорошо.

...Олег Богданов рисует на обрывке бумаги два круга, которые пересекаются, образуя небольшую общую часть. Нехитрая, но очень доступная схема для понимания нашей жизни в обществе. Все мы хотим, как правило, одного и того же, но вот причины и задачи у нас могут быть разными.

- Хозяйку магазина можно понять: ее задача - убрать от своего магазина этого человека, - говорит Олег Геннадьевич. - И мы тоже этого хотим. Но она при этом хочет помочь самой себе и благополучной части общества, а мы хотим помочь человеку. То есть в данном случае убрать его в хорошее место. Но чтобы помочь ему по-настоящему, его нужно сначала вылечить.

Таким людям нужна своевременная квалифицированная помощь. Но прежде всего нужна профилактика кризисных ситуаций подобного рода, место, где смогут помочь, а не наши оценочные суждения. Получается, что если человек оступился, если он некрасивый, дурно пахнет, нарушает какие-то социальные нормы, то значит он — плохой? И его нужно убрать с глаз долой, плохому нужно плохое — тюрьма или гетто. А мы считаем, что человек — это всегда человек, что он заслуживает непосредственного внимания, что он — часть нашего общества и, кстати, не самая плохая, как выясняется.

Давайте вспомним. Все положения Нюрнбергского кодекса, осудившего фашистские представления о благе общества, человечество подытожило одной фразой: ни одна человеческая жизнь и достоинство не могут быть принесены в жертву общему благу. Я считаю, что если забыть об этом принципе отношения к человеку в обществе, можно прийти к любым карательным методам. Но об этом стоит помнить, если не хотим катастрофы.

И все общество помнит кое-как, что с людьми надо по-человечески. Но нашелся хитрый способ — не всех считать людьми. Ну или не совсем людьми. И вот если я — не совсем человек, то и методы ко мне можно применять не совсем человеческие. Но всякий рожденный человеком — человек! И если он не преступник и не болен, если он не опасен — то он не заслуживает никакой изоляции и прочих карательных мер. Он заслуживает лишь помощи, если оступился или не оступился. Даже если он дурно пахнет...

Инвалиды и бездомные — часть нашего общества. Их нельзя выталкивать за грань. Понятно, что не каждый может заниматься такими людьми, но хотя бы - не судите. Это уже не мало. Да, Виктор реально виноват в своих бедах. Кроме него, не виноват никто, казалось бы... Но на самом деле никто из нас не знает его судьбу: как и почему именно с ним случилась такая страшная беда?

 

Как быть и что делать?

Как же все-таки можно решить проблему бездомных, учитывая общую беспомощность в вопросе помощи хотя бы одному из них?

- Настоящим решением было бы организовывать таким людям комплексную поддержку — с пониманием проблемы конкретного человека, с непосредственным его сопровождением, - считает Олег Богданов. - Перед обществом возникла нерешаемая проблема, и я считаю, что она лежит как раз внутри самого общества. Именно общество формирует государство, его законы. То есть мы можем все решить, если изменим свое отношение к каким-то важным вещам. Мы можем изменить любую ситуацию, если вдруг окажется, что есть это самое «МЫ». Важно, чтобы мы поняли: даже если перемены локальны, думать мы должны глобально. Кстати, это главный лозунг целей в области устойчивого развития, разработанных ООН.

 Что будет с Виктором Р. дальше? Кто и как может решить это сейчас? Зимние холода уже на пороге.

- Волонтеры стараются отслеживать его перемещения, - говорит Олег Богданов. - Главное - чтобы мы оказались рядом, когда наступят настоящие холода. Возможно, тогда он будет согласен на приют.

Этот человек, скорее всего, исчезнет с улиц нашего города, и мы навсегда забудем о нем, как и многом другом неприятном, что происходит на наших глазах. Но мы-то останемся. И как нам будет жить дальше с самими собой — такими благополучными, такими сытыми и защищенными, такими умными, правильными и уверенными в себе?

 

В УМВД России по Гатчинскому району прокомментировали эту ситуацию однозначно:

- Никаких мер принудительного характера к бомжу применить нельзя. До тех пор, пока он не нарушит закон – административный или уголовный. За распитие спиртного в общественном месте или непотребное поведение в состоянии опьянения его могут привлечь к административной ответственности – выписать штраф.

Да, полиция в курсе. Неоднократно выходили по вызову, но ни в чем противозаконном бомж замечен не был. Устроить судьбу гражданина против его воли нельзя: ни поместить в приют, ни отправить в лечебное заведение, даже если окружающим кажется, что он нуждается в наркологической или психиатрической помощи. До тех пор, пока бомж не представляет опасности для себя самого или окружающих, медицина и правоохранители бессильны.

 

Заведующий психоневрологическим диспансером Гатчины врач-психиатр Евгений Лавров напомнил:

- Больница – это не дом призрения. Даже если его положат, отмоют и полечат – из любой больницы выписывают. Это не приют и не место жительства. И он вернется на свою скамейку. Что делать?

Можно попытаться подать заявление в администрацию на лишение его дееспособности. И, в случае положительного решения, в дальнейшем оформлять в интернат. Это не скорый путь. Обычно этим занимаются родственники. Если их нет, подать заявление может любой заинтересованный гражданин (в законе сказано: «…или иные лица»). Но надо будет обеспечить доставку этого гражданина на экспертизу.