Живые виолончели и волшебные флейты

Живые виолончели и волшебные флейты

В Гатчинской музыкальной школе им. Ипполитова-Иванова – новые инструменты. Пианино, трубы, ксилофон, флейты, саксофоны, барабан, скрипки, альт, виолончели, гитары, масса инструментов для народного оркестра: балалайки, бас-балалайка, контрабас-балалайка, домры, гусли, а также ноты и учебная литература в библиотеку – все это на сумму, без малого, 7 млн рублей было закуплено в рамках национального проекта «Культура».


Новые инструменты – новое звучание, новый импульс для занятий и выступлений. Юные музыканты по достоинству оценили новинки, не говоря уже о преподавателях, – некоторые инструменты прослужили десяткам поколений учеников «ипполитовки» и, конечно, требовали замены.

Преподаватель по классу флейты Лариса Валентиновна Строганова очень довольна новым инструментом.

- Для работы с учениками в школе это вполне приличный инструмент, – считает Лариса Валентиновна. – Флейта хорошего тона, аппликатура удобная, звук прекрасный. До этого у нас были очень старые инструменты. А в школе обязательно должны быть свои флейты, ведь не всегда можно понять, будет ли ученик первого класса флейтистом или нет.

Как пояснила Лариса Валентиновна, флейта – один из наиболее капризных инструментов, с ней нужно очень деликатно обращаться и …периодически менять.

- Некоторые фирмы делают такие инструменты, которые служат год-два – и можно выбрасывать, – говорит педагог. – А стоят они недешево. Цена учебной флейты – от 60 тысяч рублей. Те, что нам приобрела школа, стоят 70 и 80 тысяч. Срок службы флейты можно и продлить – смотря, как будет ухаживать ребенок. Ее надо беречь, протирать. Вот эта часть отвинчивается. Там пробка. Пробку категорически нельзя крутить, потому что от этого зависит строй флейты. Мы получаем флейты настроенные, но в процессе игры механика разбалтывается, и время от времени инструмент нужно отдавать мастеру на «техобслуживание».

Лариса Валентиновна рассказала, что, если раньше флейты были ручной работы, то теперь это, в основном, конвейерная сборка. Но есть и штучные экземпляры. Например, полностью серебряные флейты, на которых играют виртуозы. У этих флейт другой звук. А знаменитый швейцарский флейтист Эммануэль Паю предпочитает золотую – за мягкость звучания.

Татьяна Игнатьевна Любавцева – единственный преподаватель по классу виолончели. Она с детства влюблена в свой инструмент и считает его «живым». Новые виолончели, которые получила школа, пришлись по душе и педагогу, и воспитанникам.

- Виолончелистов никогда не было много, – делится Татьяна Игнатьевна. – Когда я училась, нас в школе было всего семь человек – это максимум. В прошлом году я побила рекорд – у меня было 10 учеников, и все удивлялись. Сейчас осталось восемь: один выпустился, другой переехал.

Нам закупили шесть виолончелей, все на разный возраст. По размеру виолончель подразделяется на целую, три четверти, половинную и т.д. Начинают дети с маленькой – с восьмушки и по мере взросления меняют инструмент. Поэтому, когда родители спрашивают, не купить ли виолончель, я их останавливаю: инструмент дорогой, ребенок будет расти и неизвестно, станет ли играть. К счастью, школа закупает нам виолончели, и ученики берут их напрокат – бесплатно.

Самая дорогая из приобретенных виолончелей стоила 100 тысяч рублей. Остальные – по 70, по 60 тысяч, в зависимости от размера. Дети носят инструменты с собой, потому что на чужих играть нельзя.

- Мензура на каждом инструменте своя. Ладов нет. И если взять чужой инструмент, будет ощущение, что ты никогда в жизни на виолончели не играл, – поясняет Татьяна Игнатьевна. – К тому же этот инструмент – деревянный, он сохраняет человеческое тепло. Заниматься надо каждый день, хотя бы по полчаса. Если два-три дня не играл, садишься – чужой инструмент. Я на себе в свое время это испытала – виолончель «отвыкает».

Ученица Татьяны Игнатьевны Лиза Толмачева занимается виолончелью четвертый год. Новый инструмент ей понравился:

- Эта виолончель побольше, чем старая, и звук у нее приятней, – замечает Лиза. Играть на виолончели ей нравится, и особых сложностей она в этом не видит.

Новые виолончели сделаны в Чехии по немецкому патенту. Их предшественницы служили с тех времен, когда школа располагалась в Приоратском дворце. Внутри корпуса у старых виолончелей есть год изготовления – 1957-й. И, тем не менее, как считает Татьяна Игнатьевна, они еще рабочие. Просто сейчас делают более современные инструменты.

…У Татьяны Игнатьевны всегда с собой в сумке канифоль. Потому что смычок надо обязательно канифолить – для цепкости. Тогда виолончель откликнется и зазвучит в полную силу. Есть мнение, что тембр этого инструмента ближе всего к человеческому голосу. Юным виолончелистам гатчинской школы остается только «сыграться» с новыми инструментами и научить их петь. Главное, каждый день, хотя бы по полчаса. И так – от восьмушки до целой…