История села Жабино

История села Жабино

Среди туристов и паломников, посещающих Гатчинский район, удивление и любопытство вызывает странное название старинной деревни Жабино, с недавних пор, после строительства здесь приходской церкви, получившей статус села.


Объяснить происхождение этого топонима невозможно, ведь этому населенному пункту уже около тысячи лет, а истоки его появления теряются в глубине веков. Память о временах средневековья сохраняют местные курганы.

Впервые раскопки древних жабинских захоронений проводились в 1880 году. Работами археологической группы руководил профессор Лев Константинович Ивановский. В то время село, входившее в состав Петергофского уезда, состояло из деревень Большое и Малое Жабино. В «Журнале раскопок» 1880 года, который вел Л.К. Ивановский, сообщается об огромной полевой группе курганов, состоящей более чем из тысячи насыпей, с каменными обкладками в основании, высотою до 1,5 метров, расположенных в окрестностях деревень Большое и Малое Жабино. В частности, в еловом лесу, рядом с Малым Жабино (эта деревня в настоящее время не существует), было раскопано 17 курганножальничных могильников, «в которых не оказалось никаких вещей», а кости давно истлели. Другая группа, состоящая из 16 курганов, находилась в поле, в полуверсте от деревни Большое Жабино. Находки оказались здесь в пяти могильниках. В журнале сообщается о большом кургане, в котором археологи обнаружили: пряжку, топор, бубенчик, браслет, серьги… И в наше время в окрестностях села сохраняется более трехсот древних захоронений ХII-ХIII веков.

Впервые документально это селение упоминается в 1499-1500 годах в Новгородской писцовой книге Водской пятины Великого Новгорода. Здесь, среди сел и деревень Дмитриевского Кипенского погоста, в Копорском уезде значится славянская деревенька с названием Жабино, состоящая из 16 крестьянских дворов. «Кипенского погоста деревня Жабино: двор Ивашко Евстафов да сын его Микитка, двор Нероденко Овсеев, двор сына его Якимко, двор Дорофейко да Назарко Овсеевы…, – сообщается в писцовой книге. – А по новому письму, опричь двух селец вопчих, а дворов в них и с теми, что в опчих селах, 16, а людей в них 19 человек…»

Центром этого погоста считалось большое село Кипень, в котором находилось 44 двора, населенных крестьянами и ремесленниками. «В Кипенском же погосте Великого Князя волости и села и деревни за детьми за боярскими в поместиа», – указывается в книге. В центре Кипенского погоста располагалась церковь святого великомученика Димитрия Солунского, в ХVII столетии разоренная шведскими захватчиками.

Почти столетие Ижорская земля находилась под властью шведов. Православные жители этого края, опасаясь религиозных притеснений и гонений, вынуждены были покинуть родные дома. Из Ингерманландии (так называлась новая шведская провинция) они уходят на русскую территорию, ближе к Новгороду. Время показало: их опасения были не напрасны. Как сообщали в позапрошлом веке церковные историки: «в исконных владениях Русского царства шведы понастроили немало лютеранских кирок». А по возвращению сего края к России только в одном Копорском уезде имелось восемь иноверческих храмов.

Во времена шведской оккупации на месте опустевшей деревни Жабино обозначены две пустоши: Sаbino Воlsоe и Sabino Меnsoе. Под таким названием они фигурируют в «Писцовых книгах Ижорской земли» 1618-1623 годов. Позднее здесь обосновалось несколько семей финских переселенцев. На карте Ингерманландии 1676 года, составленной А.И. Бергенгеймом, кроме деревни Sаbino, впервые показана шведская мыза – помещичья усадьба Sаbinohof. Интересно отметить, что на «Географическом чертеже Ижорской земли», выполненном Андрианом Шонбеком в 1707 году, деревня и мыза обозначены под названием Сябина.

После освобождения приневского края Петром Великим начинается новая глава в истории этого села. Среди прочих вотчин Жабинская мыза с приписанными к ней деревнями была пожалована царем светлейшему князю Александру Даниловичу Меньшикову. Петровский любимец получил в подарок огромную территорию: города Копорье и Ямбург с уездами. При новом владельце Жабино стало относиться к приходу церкви Рождества Пресвятой Богородицы в селе Дятлицы (ныне территория Ломоносовского района). Согласно епархиальным сведениям, этот храм был построен А.Д. Меньшиковым на месте прежнего новгородского погоста, первые сведения о нём относятся к 1718 году. В архиве Святейшего Синода упоминается мыза Дятлицкая, которая в 1722 году принадлежала светлейшему князю. Жабинская мыза в документах этой поры не значится. После опалы Меньшикова, в 1727 году, его конфискованные земли, движимые и недвижимые имения, в том числе и деревня Жабино, оказались в составе казенных земель.

Возведенная на российский престол в 1730 году императрица Анна Иоанновна пожаловала Жабинскую мызу с окрестными деревнями генерал-аншефу Александру Ивановичу Румянцеву (1680-1749 гг.). Точный год, когда это могло произойти, установить не удалось. Имя нового владельца упоминается в самой ранней дошедшей до нашего времени метрической книге Дятлинской церкви за 1737 год, хранящейся в Центральном государственном архиве в Санкт-Петербурге. «Жабинская вотчина господина генерала Александра Ивановича Румянцева», – можно прочитать на одной из страниц этого бесценного документа

Владелец старинного селения был личностью известной и относился к числу ближайших сподвижников Петра I. Он участвовал в Северной войне и отличился в Полтавском сражении, с 1712 года Александр Румянцев состоял адъютантом Петра Великого, исполнял его личные поручения и сопровождал в заграничном путешествии. Он оставил зловещий след в деле царевича Алексея, участвовал в слежке за его передвижением за границей и по возвращении в Петербург; был одним из исполнителей убийства сына Петра I. За это и многое другое, о чем видимо знал и молчал Румянцев, в декабре 1718 года государь произвел его в гвардии-майоры и пожаловал земельными владениями. Впоследствии, А.И. Румянцев командовал всеми русскими войсками в Прикаспийских землях, был Астраханским, а потом Казанским губернатором, правителем Малороссии, чрезвычайным и полномочным послом в Константинополе, вел переговоры со Швецией… Он имел много наград, в 1737 году был произведен в генерал-аншефы, а в 1744 году – в графское достоинство. Впрочем, при Анне Иоанновне три года Румянцев находился в опале и жил в ссылке в своем казанском имении. Снова обласканный императрицей Елизаветой Петровной, после её коронации в 1742 году, он получил от царицы «скромный» подарок: табакерку, украшенную бриллиантами, и 35 тысяч рублей.

Можно предположить, что в перерывах между государственной и военной службой Александр Иванович бывал в Жабинской мызе и посещал приходской храм в селе Дятлицы.

После его смерти усадьбой владела его супруга Мария Андреевна Румянцева. Она часто упоминается на страницах метрических книг. «Вотчины графини Марии Андреевны Румянцевой Жабинской мызы деревни Жабина…», – читаем мы в одной из книг за 1765 год, в главе «о родившихся», – у крестьянина Ивана Андреева – сын Симеон». Здесь же встречаются имена крепостных крестьян деревни Жабино: Павла Феоктистова, Гаврилы Елисеева, Ивана Федорова, Михаила Яковлева, Гаврилы Андреева и других. В своё время М.А. Румянцева была статс-дамой императрицы Елизаветы Петровны, а затем – гофмейстериной Екатерины II. Несмотря на ее острый язык и независимость, Мария Андреевна пользовалась большим уважением при дворе. «Она в старости маститой, в параличе была исполнена жизни; сохранила веселость, пылкое воображение, обширную память, разговор ее был столь же привлекателен, как история, хорошо написанная…» – писал о ней французский посол граф Луи-Филипп де Сегюр.

От своих родителей вотчину унаследовал граф, выдающийся полководец, генерал-фельдмаршал Петр Александрович Румянцев (1725-1796 гг.), которого смело можно назвать организатором русской армии. В документах той поры часто встречаются сведения о знаменитом владельце усадьбы «Жабино» и о самом имении, в состав которого входило тогда девять деревень. Например, в уцелевших его дневниковых записях за 1777 год он сообщает о своей поездке в составе царской свиты на Таицкие ключи, «что в 12 верстах от Села Сарского». В другом документе, датированном 1790 годом, упоминается «садовничий подмастерье» мызы Жабинской Василий Филатов. На одном из планов Гатчинского дворцового имения 1794 года обозначена часть владений «его сиятельства графа Петра Александровича Румянцева» – деревня Выть, ныне – деревня Вытти Сяськелевского поселения. По сведениям на 1796 год при мызе числилось 277 душ крепостных крестьян мужского пола.

Супруга фельдмаршала – Екатерина Михайловна Румянцева, урожденная Голицына, состояла статс-дамой и гофмейстериной при дворе великого князя Павла Петровича и его первой супруги Натальи Алексеевны. Она часто присутствовала на великосветских приёмах в Гатчинском дворце, когда он принадлежал еще графу Г.Г. Орлову.