«Немецкий» город Гатчина

«Немецкий» город Гатчина

Нынешний год – юбилейный для нашего города, причем знаменательных дат несколько. Вот некоторые из них: 250 лет с начала строительства Гатчинского дворца, 220 лет присвоения Гатчине статуса города, 165 лет памятнику императору Павлу I на дворцовом плацу. Используем дальше неуместное для исторических событий сослагательное наклонение и скажем: «Если бы не было дворца, то Гатчину, скорее всего, ждала бы иная судьба. Не владел бы ей, возможно, российский престолонаследник, а затем император Павел I, и тогда, вероятно, не были бы пожалованы ей царским указом городские права». Однако случилось так, как случилось, и события минувших дней дают нам – гатчинцам – повод для праздника, радости и гордости за свой город.


Первый венценосный хозяин Гатчины много сделал для своей любимой вотчины, дав толчок для ее последующего развития, процветания, всероссийской известности. И именно Павлу I мы обязаны тем, что наш город можно назвать – конечно же, в кавычках – «немецким». Особенно это ощущалось как раз в павловскую эпоху. Перефразируя поэтические строки, можно так сказать о тогдашней Гатчине: «Там прусский дух, там Пруссией пахнет!».

Современники непременно отмечали эту особенность. Вот один из них пишет: «Все было как бы в другом государстве, особенно в Гатчине, где был выстроен форштадт, напоминавший мелкие германские города. Эта слобода имела заставы, казармы, конюшни, и все строения были точь-в-точь такие, как в Пруссии. Что касается войск, здесь расположенных, то можно было побиться об заклад, что они только что пришли из Берлина…» (Записки Н.А. Саблукова).

Форштадт, т.е. предместье, пригород, о котором здесь идет речь, – это, конечно же, отстроенная в павловское время Ижорская крепость – Ингербург. Ее немецкому облику соответствовало и название с немецким словом «бург», что как раз означает «крепость, замок». Можно насчитать немного российских городов, оканчивающихся на «бург»: Екатеринбург, Оренбург, Санкт-Петербург, Шлиссельбург, дореволюционный Ямбург – ныне Кингисепп, Ямбург в Ямало-Ненецком автономном округе. И здесь наш город уникален! В Гатчине было целых две части, слободы, названных на немецкий манер: Ингербург и Мариенбург. Последняя носит имя супруги Павла I императрицы Марии Федоровны.

Вообще, именно в названиях, городских топонимах можно почувствовать немецкость Гатчины. Улицу Карла Маркса – этого великого немецкого мыслителя – мы, правда, не будем принимать в расчет. Возьмем само слово «Гатчина», происхождение которого поэт, литератор В.Г. Рубан в угоду пруссофильству Павла Петровича выводил некогда от немецкого «hat Schöne», что дословно означает «имеет красоту», т.е. «прекрасная, красивая». И хотя историки отвергли эту версию происхождения названия нашего города, она любопытна, оригинальна и, видимо, соответствовала атмосфере, духу, витавшему в то время в Гатчине.

Вспомним еще некоторые «немецкие» места в городе. Екатеринвердерская башня – единственная сохранившаяся постройка неосуществленного проекта. По замыслам Павла, которые сменялись в голове государя порой молниеносно, близ Гатчинского дворца должен был быть возведен то ли казарменный комплекс, то ли грандиозный ансамбль для гофмаршальской части императорского двора. За этим районом города закрепилось название Екатеринвердер, что с немецкого языка переводится как Екатерининский остров.

Вообще, словом «вердер» в немецкоговорящих странах обозначают речные острова, а также города или части городов, расположенные на островах. Так, в немецком Гамбурге можно прогуляться по Штайнвердеру, Финкенвердеру или Альтенвердеру, там же в Германии посетить город Вердер (Хафель) или район Магдебурга с названием Вердер. А любителям футбола, возможно, придет в голову немецкий футбольный клуб «Вердер Бремен», чья первая тренировочная площадка находилась на Штадтвердере – районе Бремена, расположенном на полуострове. Что побудило императора Павла назвать часть Гатчины словом «вердер», остается для нас загадкой. Также точно неизвестно, в память ли о матушке, Екатерине II, пожелал Павел дать этому месту такое наименование или, быть может, в честь своей дочери. Как бы там ни было, подобный топоним едва ли встретишь сегодня еще в каком-нибудь российском городе.

Сказав о Екатеринвердере, следует вспомнить и улицу, на которой стоит оставшаяся от него башня. Нынешний Красноармейский проспект еще с петровских времен именовался Динабургской дорогой. Динабург, который этот путь связывал с Гатчиной, – это латвийский ныне город Даугавпилс. Крепость на реке Двине (Западной), названная по-немецки «Dünaburg», была поставлена немецкими рыцарями-крестоносцами Ливонского ордена в XIII веке, а пятью столетиями позже отошла в результате раздела Польши к Российской империи.

Вот еще несколько мест, объектов и достопримечательностей в Гатчине, которые придают городу своими названиями характер некоторой европейской экзотики. Площадь перед Гатчинским дворцом именуется немецким словом «плац», что как раз означает площадь. В Гатчине с павловских времен существуют две лютеранские церкви: Святого Николая в центре города и Святого Петра в Малых Колпанах. Обозначаются они обычно на немецкий манер словом «кирха». Нынешняя улица Гагарина, где стоит Николаевская кирха, некогда именовалась отсюда Кирочной. Не забудем и уникальную Егерскую слободу, созданную в XIX веке для царских егерей, т.е. с немецкого – охотников.

А сколько людей с немецкими фамилиями и происхождением жили, работали в Гатчине, участвовали в создании ее дворцово-паркового ансамбля, служили управляющими Гатчинской волостью?! А сколько немецких имен прославили наш город, его дворцы, оставив потомкам их описания, изображения?! Кто-то из них был специально приглашен в Россию, кто-то родился здесь в обрусевшей немецкой семье и получил русское имя, некоторые были уроженцами немецких городов, многие происходили из прибалтийских немцев. Назовем лишь несколько фамилий.

Вильгельм фон Польман – управляющий имениями Г.Г. Орлова, надзирал за строительством Гатчинского дворца. А в павловское время Гатчинской волостью, дворцом управляли Е.И. Бенкендорф и К.А. фон Борк. Да и в следующих столетиях во главе Гатчины, ее дворцового или городового управления часто стояли люди с немецкими корнями: В.И. Ребиндер, Е.И. Фридерици, Ф.А. Штенгер, Е.А. Рооп, Ф.И. Люце, К.К. Гернет. В честь двух последних даже были названы улицы: нынешняя Чкалова и Хохлова.

На мельнице Иоганна Штакеншнейдера в Пудости часто бывал Павел I. Сын мельника, архитектор А.И. Штакеншнейдер, принимал в середине XIX века участие в перестройке Гатчинского дворца.

Регулярно заезжал Павел и к егерю Антону Гундиусу, который был назначен государем обер-форштером, т.е. главным лесничим. Здесь мы можем прибавить к нашему списку «немецких» топонимов Гатчины еще один – Дорога Гундиуса, одна из живописных дорожек в парке «Зверинец».

Гатчинский парк создавали многие отечественные и иностранные мастера-садоводы, среди них немец Фридрих Гельмгольц. Его сын Александр занимал должность старшего врача Гатчинского госпиталя.

Людвигу Шпереру мы обязаны сохранившимися до наших дней металлическими мостами и кирпичными караулками в парках.

Немецкие государственные деятели, ученые, литераторы Иоганн Георги, Бальтазар Кампенгаузен, Генрих Реймерс оставили нам ранние описания Гатчины, по-немецки основательные и детальные, причем о Павле Петровиче, его начинаниях и учреждениях в городе они отзывались весьма одобрительно.

Внесли свою лепту в прославление, увековечивание Гатчины и художники. Уроженец Берлина Рудольф Френц много лет прожил в Мариенбурге, там, на улице Кустова, даже сохранился его дом. Френц запечатлел для потомков сцены царской охоты, питомцев псарни Егерской слободы – гончих и борзых, виды нашего города. Он был одним из любимых художников Александра III. Картины Френца украшали комнаты государя, его близких в Гатчинском дворце.

Эдуард Гау создал серию замечательных акварелей, которые представляют интерьеры Гатчинского дворца царского времени. Его работы теперь являются ценнейшим изобразительным источником для восстановления разрушенных в военные и послевоенные годы помещений.

К несчастью, случилось так в XX веке, что Гатчина, в те годы Красногвардейск, действительно на некоторое время стала немецким городом, и ее даже переименовали в Линдеманнштадт, что значит Город Линдеманна. Георг Линдеманн был одним из командиров фашистской Группы армий «Север». Улицы захваченного пригорода Ленинграда получили соответствующие новому порядку названия: Кирхенштрассе, Берлинерштрассе и т.п. Впрочем, даже среди самих немцев подобные новшества не прижились. Гатчина осталась русским городом, а после изгнания фашистов ей было возвращено и ее исконное имя.

Но все же немецкий дух, появившийся в Гатчине при Павле, видимо, до сих пор витает над ней, реалии прошлых дней находят свое продолжение в жизни современного города. Вот некоторые тому свидетельства. Одним из немногих городов, с которыми Гатчина заключила и активно поддерживает партнерские отношения, является немецкий Эттлинген. Серьезнейшее учреждение, Петербургский институт ядерной физики им. Б.П. Константинова, располагающееся в нашем города, равноправно сотрудничает с пятью подобными исследовательскими центрами в Германии. И вот еще один любопытный факт в заключение. Во Всероссийском конкурсе «Учитель года России» от Гатчины участвовали и проходили до сих пор в финал учителя немецкого языка: И.Б. Смирнов в 2002 году и Д.И. Рочев в 2014. Игорь Борисович к тому же стал победителем этого престижного конкурса!

Гатчинские земли, населенные некогда финно-угорскими народами, присоединенные затем к Великому Новгороду, испытавшие на себе шведское господство, вот уже четвертое столетие входят в состав российского государства. Каждое время оставило нам свои свидетельства, в одном случае очень редкие и до сих пор малодоступные обывателю, в другом более многочисленные и хорошо зримые.

«Немецкие» названия, архитектурные памятники, упомянутые места Гатчины, конечно же, ни в коей мере не делают ее европейским и немецким городом. Но они привносят некоторый флер чужестранности, создают заманчивую и привлекающую туристов атмосферу или амбиенте, как говорят часто немцы, употребляя при этом итальянское слово. И мы, горожане, несомненно, можем гордиться своей малой родиной, ее уникальностью, необычностью, ее вкладом в отечественную, мировую историю, куда вошла и немецкая частичка Гатчины.