Сиверский лётчик-герой погиб на Кубани – семья нашла своего отца и деда спустя 75 лет

Сиверский лётчик-герой погиб на Кубани  – семья нашла своего отца и деда спустя 75 лет

В нашу редакцию пришло по электронной почте письмо …с хутора Кубанского. Автор – учительница местной школы Лидия Речкина. К письму прилагаются три статьи из газеты «Белореченская правда». И говорится в них о нашем земляке – прославленном полярном летчике, погибшем там, на Кубани. Но самое главное, что его потомки – дочь и внуки – по-прежнему живут здесь, в поселке Сиверский. И поисковикам с хутора Кубанского удалось их найти и сообщить, где могила их отца и деда. Чтобы семья нашла своего погибшего героя, энтузиасты провели целое рас-следование, и дело того стоило: эта история достойна отдельного рассказа. Вот что мы узнали из публикаций наших коллег с Кубани.


…В центре хутора Кубанского – братская могила. В ней похоронены три военных летчика, погибшие во время учебно-тренировочного полета 12-го июня 1942 года. Благодаря экспедиции поискового отряда «Боевое братство», помощи «Кубанского плацдарма» и поисковиков Украины их имена стали известными и 22-го июня 2016 года на митинге памяти были увековечены. Однако об одном из героев – о лейтенанте Николае Васильевиче Быкове – удалось узнать лишь то, что на момент гибели ему было 34 года, родился он в Ленинграде, в доме 16 на улице Подольской, оттуда и ушёл на фронт. Все.

Тогда глава администрации Пшехского поселения делает официальный запрос в Санкт-Петербург. Ответа пришлось ждать не один месяц. И вот жилищное агентство Адмиралтейского района прислало документы, в которых указано, когда были прописаны жильцы квартиры 6-б по улице Подольской, 16 и куда выбывали (с указанием точных адресов): Быковы Василий Кузьмич и Александра Ефимовна (родители лётчика), Элеонора (дочь), Вера Александровна и Антонина Фёдоровна (первая и вторая жена).

Но наиболее интересная информация касалась самого Нико-лая Васильевича: остров Диксон, Красноярск, Николаев, станция Сиверская – то выписывался, то опять прописывался по ленинградскому адресу. Командировки? От внучки одного из погибших летчиков автору статей – Лидии Речкиной – стало известно, что пилота Быкова товарищ называл «героем-полярником». В книге об освоении Чукотки в 30-е годы она нашла такие строки: «После работы ряда лётных экспедиций была установлена полная возможность осуществления на Чукотке регулярной воздушной связи. Нужда была в этом огромная. На север Чукотки была направлена группа лётчиков. В нее вошли Богданов, Быков, Буторин…». Значит, пилот дальнего бомбардировщика, разбившегося в районе хутора Коренная Балка в июне 1942 года, был одним из тех прославленных лётчиков, которые осваивали Арктику в 30-е годы двадцатого столетия.

К Лидии Речкиной попала фотография. На ней – пятеро молодых ребят и две девушки, все в лётных комбинезонах, на обороте надпись: «Командиру Быкову от учлётов 2-го гнезда, 22.07.1932 год, Ленинград» – и семь фамилий. Ещё одна фотография с надписью: «1936 год, Чукотка, апрель. Залив Креста. Экипаж Н-48. Пилот Н.В. Быков, б/мех. С.И. Банин». Что пишут об освоении Чукотки авиаторами в интернете: фотографирование местности, доставка людей и грузов; гибель некоторых самолётов. Арктику осваивали отважные.

В одном из документов говорится, что Николай Васильевич Быков принимал участие в операции по спасению челюскинцев и был награждён орденом «Знак почёта».

Что еще удалось выяснить кубанским поисковикам о нашем героическом земляке?

Красноярск называли «воротами Крайнего Севера», там находилось Главное управление Севморпути. Авиатрассу Крас-ноярск – остров Диксон в числе других лётчиков прокладывал и Н.В. Быков. Ещё были командировки в Николаев. В черноморском городе была школа морских лётчиков Главсевморпути, которая в 1938 году была передана Военно-морскому флоту. Легко сделать вывод, что опытный пилот Николай Васильевич Быков не только совершал полёты в труднодоступные точки Советского Союза, но и обучал молодых.

Но где же его потомки?

Лидии Речкиной удалось выйти в Санкт-Петербурге на дальних родственников Николая Быкова, которые предоставили фотографии из семейного архива. А также рассказали, что его девятилетнюю дочь Элеонору вывезли из города на Большую землю с детьми других военных лётчиков. Ее поиски Лидия Речкина вела в разных направлениях: посылала запросы в архивы, искала через интернет, направляла обращение в передачу «Жди меня». На сайте Ленинградского аэроклуба, где в 1932 году

Н.В. Быков обучал начинающих пилотов, она тоже поместила обращение. И вот, спустя несколько месяцев, на него пришел ответ: «Я, Михаил Анатольевич Рябченко – внук Быкова Николая Васильевича. Элеонора Николаевна – моя мама…».

Потом было общение в социальных сетях – с сыном Элеоноры Николаевны и дочерью – Кариной Анатольевной. Учительница с хутора Кубанский отослали им свои газетные статьи, видеосюжеты, а взамен получила номер телефона дочери полярного лётчика, пилота дальнего бомбардировщика ИЛ-4.

- В 1937 году наша семья переехала из Ленинграда в Николаев: папу в качестве инструктора пригласили в Школу полярных лётчиков, – рассказала Элеонора Николаевна. – Вскоре мама, Вера Александровна, умерла при родах, и меня, пятилетнюю, забрали к себе родители папы: Василий Кузьмич и Александра Ефимовна.

Жили они вместе с бабушкой и дедушкой на станции Сиверской. К слову сказать, Элеонора Николаевна по-прежнему живёт в этом же небольшом доме, 1912 года постройки, вместе с сыном Дмитрием, дочерью Кариной и внучкой Варварой. Дед был столяром-краснодеревщиком и не только делал мебель, но и чинил самолёты на военном аэродроме, расположенном недалеко (крылья у самолётов в то время были фанерные). Отец через год после смерти Веры Александровны женился – его супруга и проживала в ленинградской квартире. А девочка Элеонора вместе с дедушкой и бабушкой оказались в 1941 году на оккупированной территории. Поначалу они голодали, дед столярничал, а бабушка работала в теплицах. Вспоминает Элеонора Николаевна, как согнали немцы всех мужчин в кинотеатр, и не все тогда вернулись домой. К счастью, Василия Кузьмича не тронули – было ему почти шестьдесят.

Отца Элеонора Николаевна хорошо помнит. По ее словам, папа был высокого роста, весёлый, душа любой компании, очень любил танцевать. Последний раз они вместе провели целый день в городе: катались на «американских горках», ходили в зоопарк… А на следующий день Николай Васильевич ушёл на работу. И всё! Дальше – война.

После войны Элеонора с бабушкой ездили в Ленинград – жена отца показала им похоронку на Николая Васильевича. Осиротевшей девочке потом платили маленькую пенсию.

Элеонора Николаевна окончила десятилетку, счастливо вышла замуж. Супруг – Анатолий Кондратьевич Рябченко, коренной ленинградец, работал старшим механиком в «Ленрыбпроме». Родились дети: Михаил, Дмитрий и Карина. Овдовела Элеонора Николаевна тридцать лет назад, но у неё есть два внука, внучка и даже правнучка. Род прославленного лётчика-полярника, пилота дальнего бомбардировщика Николая Васильевича Быкова продолжается.

В июне дочь и внуки летчика-героя приехали на хутор Кубанский на церемонию открытия памятника на месте падения самолета. 84-летняя Элеонора Николаевна припала к земле, где оборвалась жизнь её отца. С обелиска сняли белое покрывало: красная звезда, мраморная табличка с именами погибших… Землю с места гибели лейтенанта Быкова его родные собрали в платок – увезли горсть на родину Николая Васильевича, в посёлок Сиверский, на могилу его родителей.

На следующий день, 12-го июня, у братской могилы в центре хутора Кубанского состоялся митинг памяти летчиков. Элеонора Николаевна подошла к микрофону – её встретили аплодисментами. Со слезами она поблагодарила тех, кто предоставил ей такую возможность – побывать на могиле отца и месте его гибели. Слова признательности высказала и внучка лётчика – Карина Анатольевна.

Два года понадобилось для того, чтобы восстановить историческую справедливость – не только увековечить имена героев, но и разыскать их родных, дать им возможность побывать на могиле. Знаменательно, что произошло это именно 12 июня 2017 года – ровно через 75 лет со дня гибели членов экипажа ИЛ-4. В День России.