25-летие возрождения католических богослужений в Гатчине

25-летие возрождения католических богослужений в Гатчине

Ровно 25 лет назад, 2 ноября 1992 г., на кладбище на ул. Солодухина в Гатчине о. Эдмунд Каптуркевич (ныне покойный, а в то время викарий петербургского прихода Божией Матери Лурдской) совершил заупокойную св. мессу – это было первое публичное католическое богослужение спустя много лет.


По случаю юбилея мы встретились с участниками тех исторических событий – Станиславом Козловым-Струтинским (в то время молодым петербургским католиком-мирянином, а сейчас генеральным координатором христианского «Радио Мария») и Антониной Бендиковской (прихожанкой гатчинского католического прихода).

- Станислав, Вы – не гатчинец. Как у Вас возникла идея разыскать гатчинских католиков?

- Помню, что был большой энтузиазм после советского времени, помню, что, глядя на евангелическо-лютеранскую Церковь Ингрии, я им завидовал белой завистью: у них общины везде возникают, жизнь бурлит и кипит, а у нас ничего не происходит. Ну и, высокопарно звучит, но «ревность по доме Твоем снедает меня». К тому моменту я уже занимался Лужским приходом св. Николая, но там все инициировала Софья Антоновна Смирнова, а потом уже и я включился, и вот мы вдвоем собирали людей и регистрировали общину. Я постоянно ездил из Петербурга в Лугу, ну и думаю: «Все время проезжаю Гатчину, Гатчина – крупный город, фактически самый большой город Ленинградской области, и не может быть, чтобы наших здесь не было». Как-то так и возникла эта идея.

- Антонина, многих ли гатчинских католиков Вы знали до этого дня? Собирались ли где-то вместе на молитву?

- Я в то время никого из католиков здесь не знала: действующего храма не было, поэтому у нас не было возможности познакомиться. Хотя потом уже узнала, что некоторые католические семьи собирались вместе на молитву и особенно на праздники.

- Кто и каким образом искал местных единоверцев?

- С.: Я попросил Александра Каэтановича Шикера (он в тот момент был ризничим в приходе Лурдской Божией Матери в Ковенском переулке) посмотреть приходские книги: кто мог бы быть из Гатчины, ну, или кого он знает, кто приезжает из Гатчины. И он мне дал два адреса. Один из них был в поселке Новый Свет. Я, к сожалению, не помню, как звали эту нашу сестру во Господе, но вот поселок хорошо запомнил: с таким названием сложно не запомнить было. А второй – Эвелины из Солнечного переулка Гатчины. Она была с Украины сама, католичка. И вот как-то мы поговорили и решили, что надо попробовать поискать других.

- Кому пришла идея дать объявление в газету?

- С.: Или мне, или о. Эдмунду Каптуркевичу. Может, это был результат нашего совместного творчества.

- А.: Газеты мы в то время читали. «Гатчинскую правду» выписывали, чтобы знать все местные новости. Помню, объявленьице такое небольшое было. Помню, как я дни считала, чтобы моя смена не попала. Я на кладбище тогда не шла – я летела. Я даже с работы чуть пораньше ушла, чтобы успеть.

- Станислав, как вы познакомились с о. Джузеппе Пеллиццари SDB, который незадолго до этого приехал в Гатчину для открытия Салезианского центра им. Дона Боско? Почему св. Мессу на кладбище служил не он?

- Помню, что кто-то мне сказал, что в Гатчине такой священник есть и, наверное, где-то мы с ним на Ковенском встретились или еще где-то. Не помню. А ту св. мессу служить он отказался. Почему? Позволю себе уклониться от ответа на данный вопрос.

- Антонина, знали ли вы раньше о. Джузеппе Пеллиццари SDB и о. Эдмунда Каптуркевича? Или познакомились с ними только на кладбище?

- О. Джузеппе и о. Эдмунда я, естественно, не знала, с обоими познакомилась только на кладбище. Так как мой муж в то время был категорически против того, чтобы я ходила в храм (в любой), то и о поездке на католическое богослужение в Санкт-Петербург не могло быть и речи.

- Много ли вообще католических священников было в то время в Санкт-Петербурге? Почему св. мессу служил именно о. Эдмунд Каптуркевич?

- С.: Ну, человек 15-18. О. Эдмунд был моим духовником, мы с ним довольно близко общались, и к тому же он был назначен окормлять Лужскую общину. Соответственно, мы решили по пути из Луги или в Лугу однажды высадиться в Гатчине и послужить там на кладбище.

- Почему для первого богослужения было выбрано именно 2 ноября и именно это место?

- С.: Все очень просто: 2 ноября – День поминовения усопших. Католики стараются своих почивших помянуть, поэтому и место такое было выбрано –гатчинское кладбище. Знали, что там какие-то католические надгробия есть, и понадеялись, что у кого-то из этих людей (почивших уже) остались родственники в Гатчине, и кто-то из католиков по объявлению просто придет в этот день помолиться за своих именно на кладбище. Тогда и речи еще не было, чтобы собраться в гатчинском храме.

- А что в то время было с гатчинским католическим храмом?

- А.: Я приехала сюда в 1975 г. Жила у самого храма 11 лет. Я знала, что это храм католический, так как мне это сказал муж. В то время в нем были гараж, склады, там принимали стеклотару, потом там была столярная мастерская. Я как-то побаивалась к нему идти, молиться: если бы я одна была, то люди бы меня неправильно поняли. Я просто мимо проходила и смотрела на него. Я сама с Украины, и там много красивых храмов. А на этот смотрела, и мне было очень обидно и жалко, что он в таком состоянии, и в нем не проводятся службы.

- Можете рассказать про само богослужение?

- А.: Собирались у ворот. Большинство пришли по объявлению. Было очень много снега. Я помню, о. Эдмунд был обут соответственно ленинградской погоде, а

о. Джузеппе был в туфельках таких модельных, и мы все проходили и делали тропинку для них, а о. Джузеппе шел сзади нас, потому что он в этих туфлях идти не мог. Он не шел – он прыгал. Богослужение было на русском языке, длилось, наверное, минут 40. Мы за это время позамерзали. Это было в том месте, где статуя Иисуса, там же, где мы и сейчас ноябрьские богослужения проводим. А по могилам родственников мы не ходили, потому что было очень много снега.

Нас было, наверное, человек 10 местных плюс приехавшие из Санкт-Петербурга. Местными были только женщины и все пожилые – мужчин не было. Наверное, я была самой молодой. Я тогда пришла первый раз, и для меня все еще были чужими.

- С.: Из Петербурга нас было четверо: Роман Захаров – министрант, о. Эдмунд, я и Елена – все с Ковенского.

- А были случайные очевидцы богослужения? Как они реагировали на происходящее?

- А.: Мы никого не видели. Я прохожих не помню. Была зима, много снега, будний день, так что людям нечего было на кладбище делать.

- Многие ли участники того богослужения сейчас посещают гатчинский католический приход?

- А.: Участниками того богослужения были в основном старые люди: кто-то потом дольше приходил, кто-то меньше, кого-то после этого ни разу не видела. А сейчас уже никто, кроме меня, в храм не ходит. Еще жива Зося Барбарович, но из-за возраста храм уже не посещает, а есть ли в живых еще кто, я не знаю.

- Обсуждались ли в тот день идеи возобновления регулярных богослужений?

- С.: Идея регулярных богослужений обсуждалась, для того мы и собирались 2 ноября.

- А.: Пока у нас не было храма, мы были, как бездомные. Помню, что мы ходили на богослужения то в училище на Чкалова, то в библиотеку, то собирались дома у Анны Барбарович. Но как скоро встречи стали регулярными, я уже и не помню.

- С.: В ближайшую Пасху (12 апреля 1993 г.) св. мессу в библиотеке им. Куприна совершал о. Джузеппе Пеллиццари.

2 ноября на кладбище мы обменялись контактами, правда, очень многие боялись и не решались на это долгое время. Потом разыскали еще нескольких католиков и подали прошение о регистрации общины.

- Благодарим вас за интервью!