Память детей войны не молчит

Память детей войны не молчит

У войны нет лица, нет национальности и пола. У войны нет возраста. Унося миллионы жизней, война не разбирает — большой или маленький человек встает на ее пути. Жительница Гатчины Валентина Сергеевна Мухтаруллина встретилась с войной, когда ей было всего два года.


Говорят, что человек помнит свою жизнь, начиная с четырех лет. Замечено, что воспоминания тех, кого мы называем детьми войны, начинаются раньше. Это странные воспоминания, потому что они сплетены из собственных впечатлений, рассказов тех, кто был постарше, отголосков страшных событий, намертво впечатавшихся в маленькое детское сердечко. И эта глубинная память детей войны не хочет молчать. Она рвется из сердца, чтобы не порвать его, а еще для того, чтобы ни одна страничка той войны не была утрачена для истории и общей человеческой памяти.

Валентина Сергеевна родилась в приморском поселке Усть-Луга Кингисеппского района в 1939 году. Ее родители - Сергей Иванович и Евдокия Павловна Зимаковы — вынуждены были переехать сюда из родной Пензы в 1931 году, спасаясь от страшного голода, охватившего тогда почти всю страну. Отец устроился на работу на стройку нового рабочего поселка вдоль балтийского берега. Работа кипела: люди строили предприятия, бараки, общежитие. Чуть позже к семье Зимаковых присоединились и другие родственники — дед с бабушкой, семья дяди. Жили трудно, но со временем рабочий поселок стал лучше снабжаться. Здесь построили двухэтажные дома, магазин, баню, водонапорную башню, начали проводить железную дорогу к Ленинграду.

С началом войны, когда немцы уже приближались со стороны Эстонии, вся большая семья Зимаковых была вынуждена сняться с места. На две недели люди ушли в лес, где жили в шалашах. Семьи пообещали эвакуировать, выделив на каждую по полвагона в железнодорожном составе. Женщины с детьми вскоре отправились в эвакуацию, а мужчины задержались — им был дан приказ уничтожить все построенные ими коммуникации, всю инфраструктуру поселка, в который было вложено так много труда...

Ехали в сторону Пензы долго, больше месяца. Валентина Сергеевна рассказывает, как во время одного из перегонов на поезд вдруг налетели немецкие самолеты. Паровоз гудел, среди людей началась паника. Бомбы летели на хвостовые вагоны, и дети видели в окно, как на части разрывает людей. Подбежала бабушка, накрыла перепуганных малышей своими широкими юбками, чтобы уберечь от страшного зрелища...

Оставшиеся мужчины соединились с частями Красной армии на станции Мга. Отец потом рассказывал, что на вокзале было много солдат. За них было страшно, и бойцам предложили спуститься в подвал вокзального здания, чтобы уберечься от налета. Но все произошло слишком быстро. Внезапно налетевшие немецкие самолеты жестоко бомбили станцию около полутора часов, уничтожая всех, кто не успел укрыться в убежище.

Но и тем, кто успел спрятаться, было не легче. Отца и деда засыпало кирпичами от разрушенных стен. Когда их с огромным трудом откопали, выяснилось, что папа контужен и оглох, а у дедушки сломано несколько ребер. Мужчин отправили на лечение в госпиталь, а потом каким-то чудом переправили в Пензу, где они и встретились со своими родными. Из Пензы семья Зимаковых отправилась дальше, в родную деревню Катковку. Отец остался в Пензе, работая на заводе по ремонту танков, где трудился вплоть до 1950 года.

Жизнь в эвакуации была очень нелегкой. Детям запомнились голод, холод, общая бесприютность. Валентина Сергеевна вспоминает, как мама уходила за много километров в город, чтобы поменять вещи хоть на какую-то еду - вареную картошку, краюшки хлеба, конину. Каким-то чудом семье удалось купить полуразваленную избушку под соломенной крышей. На всю семью была одна фуфайка и разные валенки. Папу отпускали с работы редко. Весь опухший от голода, он привозил детям в качестве гостинца специально сбереженный для них подсушенный хлеб.

После войны бабушка и дед вернулись в Кингисеппский район, где поселились на станции Веймарн. Усть-Луга была вся разбита. В октябре 1953 года к ним присоединилась и семья Зимаковых. В Веймарне отцу дали 13-метровую комнату в квартире с соседями. В семье к тому времени уже было семеро детей. С работой все тоже не сразу было гладко. Машин не было, надо было развозить материалы по районам. Отца, который в свое время был опытным конюхом и выращивал рысаков орловской породы, определили к лошадям.

К тому времени в поселке уже строилось новое жилье, и отцу дали двухкомнатную квартиру. Вскоре большая семья стала строить свой собственный дом. А потом случилось непоправимое — объезжая норовистого жеребца, погиб отец. Для семьи это была страшная потеря...

Время шло. Братья отслужили в армии, младшие дети окончили школу, стали работать. У отца в Гатчине жили пять сестер и братьев, и семья решилась продать дом и переехать туда, поближе к родным. В Гатчине создали свои семьи, вырастили детей, дождались внуков и правнуков.

Вспоминая свою трудовую биографию, Валентина Сергеевна перечисляет разные профессии. Кем только не пришлось ей работать после войны — водопроводчиком, гидроиспытателем, телефонистом. Валентина Сергеевна Мухтаруллина носит гордое звание ветерана труда, но больше всего она гордится своей семьей, своими внуками и правнуками, которые продолжают жизнь на опаленной войной, но сумевшей возродиться и заново расцвести земле.