Легенды и были Суйдинского парка

Легенды и были Суйдинского парка

Вот уже многие десятилетия главной достопримечательностью бывшей усадьбы знаменитого прадеда А.С. Пушкина по материнской линии – Абрама Петровича Ганнибала, несомненно, является каменная скамья. Как гласит предание, она была высечена по приказу «Арапа Петра Великого» в большом гранитном камне-валуне.


Многие туристы, приезжающие в Суйду, спешат посмотреть на этот необычный памятник. Местные жители и дачники любят приходить сюда, чтобы показать скамью своим гостям; летом молодежь устраивает на мемориальном объекте дружеские посиделки.

Без этой парковой реликвии невозможно представить сегодня бывшее поместье Ганнибала. С ней связаны и традиционные Пушкинские праздники, съемки различных телевизионных программ и видеофильмов, проведение исторических реконструкций с участием главных героев суйдинской усадьбы. Однако известно очень немного документальных сведений о том, когда скамья появилась здесь, был ли действительно инициатором ее создания старый арап, которого при жизни называли «черным» барином, всегда ли находился этот памятник прошлого именно на этом месте и насколько достоверна информация о нем в рассказах экскурсоводов.

В документах ганнибаловского времени нет упоминаний о каменной скамье или, как ее часто называют, каменном диване. Каких-либо описаний поместья ХVIII столетия вообще не существует. Исключение составляет стихотворение, написанное бывавшим здесь родным дядей А.С. Пушкина – поэтом Василием Львовичем Пушкиным «Суйда» (1797 г.), но в  нем тоже нет ни строчки о скамье, хотя поэт лирически описывает красоты старинного парка и называет некоторые его достопримечательности, например, беседку. Все другие современники, приезжавшие в усадьбу «Суйда» в дореволюционный период (академик Дмитрий Николаевич Анучин в 1899 году, правнучка А.П. Ганнибала – Анна Семёновна Ганнибал в 1912 году и другие), почему-то не указывают о существование реликвии. В местной прессе – тоже молчание, и это кажется странным.

Например, местный дачник Евгений Чернобаев в серии очерков «Письма из Суйды», опубликованных в 1913 году в газете «Жизнь Царскосельского уезда», писал: «Так сказать, резиденцией А.П. Ганнибала, где он, выйдя в отставку, провел последние годы своей жизни и скончался 14 мая 1781 года, была именно мыза Суйда. Здесь и погребен «Арап Петра Великого», но могила его не сохранилась, не сохранилось и вообще каких-либо осязательных следов от пребывания в наших краях знаменитого арапа». 

Самые ранние свидетельства о том, что скамья находилась в юго-восточной части Суйдинского парка, мне удалось записать со слов старожилов, с которыми я общался, начиная с 1980 года. Все они утверждали, что помнят каменный диван, который первоначально располагался за прудом, на так называемом Мокром лугу, простиравшемся между прудом и Купальной липовой аллеей. Недалеко от него рос знаменитый вековой дуб-патриарх, позднее получивший название «Пушкинский дуб».

По словам Егора Николаевича Горенкова, 1897 года рождения, жителя села Воскресенское, во времена его детства каменный диван находился в глухой, заросшей части парка, среди кустарника и высокой травы: летом его практически не было видно.

Мария Исааковна Эглит, 1905 года рождения, проживавшая с родителями непосредственно в помещичьем имении, сообщила, что узнала о существовании каменной скамьи из рассказов учительницы местной школы. Якобы, когда Пушкин приезжал в Суйду, то любил сидеть на каменном диване. В довоенные годы о реликвии знали отдыхающие дачники, и к дивану была протоптана дорожка. Сюда, по воспоминаниям, краевед Лбовский приводил приезжих туристов из домов отдыха и пионерских лагерей. Место, где стояла скамья, в народе называли Мокрый луг - после весенней половодицы здесь долго стояла вода.

По рассказам Александра Михайловича Ванина, 1916 года рождения, жителя поселка Высокоключевой, в 1920-30-е годы диван находился довольно близко от пруда, на заросшей поляне. Недалеко росли старые ели, и проходила аллея вековых лип. На диване местные мальчишки оставляли одежду во время купания, переодевались. Там же играли в карты. От дивана к пруду вела тропинка.

В краеведческих трудах первые упоминания о каменной скамье можно найти у Ангелия Николаевича Лбовского (1898-1955 гг.), которого можно назвать первым хранителем Пушкинских мест Гатчинского района. В очерке «Старые мызы на дедовщине А.С. Пушкина» (1937 г.), хранящемся в рукописном отделе Российской национальной библиотеки, рассказывая о Суйдинской усадьбе, он сообщал:

«Кроме флигеля сохранились старые надворные постройки: несколько каменных построек (конюшня, два флигеля), «приказная изба» и другие. Около мызы – парк со старинными липовыми, еловыми и березовыми аллеями. В парке – отдельно от аллей – 300-летний дуб и рядом с ним каменный диван арапа, высеченный в ледниковом камне. Озеро с двумя островками».

Можно сказать, что Лбовский, который очень доверял рассказам старожилов и многие «предания старины глубокой» принимал за истину, и стал автором легенды о Ганнибаловской скамье. В статье «Мыза Суйда», опубликованной в октябре 1936 года в газете «Красногвардейская правда», краевед писал: «Страдая подагрой, арап любил сидеть в парке. Крепостные в ледниковом камне ему высекли кресло, оно сохранилось и теперь».

Дальше эта легенда сопровождала А.Н. Лбовского во всех его газетных материалах, а печатался он довольно часто. В июле 1954 года в статье «Под сенью вековых деревьев», опубликованной в «Ленинградской правде», он сообщал:

«…Тихо в парке Ганнибалов. Высокие липы, достигающие 32 метров высоты, бросают густую тень на ярко-зеленую траву. Этим липам более 200 лет. В парке растут и старые дубы: одному из них около 700 лет. Близ старой липовой аллеи можно видеть каменный диван, вырубленный, по мысли Абрама Петровича, в камне, занесенном ледником. На этом камне сиживал Абрам Петрович, его сын Иван Абрамович, герой Чесмы и Наварина, и приезжие гости».

В послевоенную эпоху все приезжающие в Суйду туристы и паломники, по традиции, называли этот памятник каменной скамьей Ганнибала. Его запечатлели на своих работах художники, поэты обязательно упоминали о старинной реликвии в стихотворениях. Так, побывавший летом 1967 года в родовом гнезде предков Пушкина ленинградский поэт Аркадий Круковский, в стихотворении «В парке Ганнибалов», восхищаясь прелестями этого места, писал:

«В аллеях парка Ганнибалов

Все дышит русской стариной,

Как будто время миновало

Тропинки эти стороной…

Здесь, в кресле, высеченном в камне,

Старик дремал в полдневный зной

И вспоминал о детстве давнем,

Об Эфиопии родной…»

Первые попытки, связанные с сохранением бывшего поместья А.П. Ганнибала, были предприняты еще в 1930-е годы. Всегда находились люди, живущие не только днем сегодняшним. Местные подвижники в лице А.Н. Лбовского и некоторых общественных организаций, как могли, охраняли усадьбу, занимались ее изучением и восстановлением.

 Расположенный на территории бывшего имения совхоз «Суйда» постоянно нарушал охранное обязательство по сохранению мест, связанных с именем Пушкина и его родословной. В моем краеведческом архиве хранится «Докладная записка» с результатами обследования усадьбы, составленная в 1936 году инспектором А. Строком. Из нее следует, что «высеченная в гранитном валуне «скамья Ибрагима Ганнибала» предположена была дирекцией совхоза «Суйда» в превращение в булыжник для замощения двора». Здесь же дается печальная картина состояния парка и территории, примыкающей к памятнику: «Всё пространство вокруг скамьи Ганнибала, где еще совсем недавно были вековые культурные ели, деревянная беседка, прекрасные аллеи – все это сплошь вырублено (на дрова), выкорчевано и превращено в огородные угодья».

В сентябре того же года председатель общества «Старый Петербург – Новый Ленинград» профессор Осипов сообщал в Бюро охраны памятников Ленинградской области: «Так в Суйде, где в настоящее время совхоз Мясотреста, сохранилась высеченная из гранитного валуна скамья Ибрагима Ганнибала… Дирекция совхоза (тов. Щербаков), не имея ни малейшего представления о большой культурной ценности всего этого, предполагает ни более, ни менее как взорвать скамью Ганнибала… Прекрасный парк безжалостно вырубается».

В 1960 году Суйда вошла в число памятных пушкинских объектов Ленинградской области. Постановлением Совета Министров РСФСР за №624 от 4 декабря 1974 года скамья, как и вся старинная усадьба, получила статус памятника республиканского значения. Однако, на самом деле охрана мемориального объекта практически не осуществлялась: территория вокруг каменного дивана зарастала, подходы к нему вдоль пруда были захламлены брошенной и ржавеющей сельскохозяйственной техникой, народная неблагоустроенная дорожка к нему проходила через ручей, часто разливавшийся и не имевший моста. Весной к дивану подойти было невозможно.

Для туристов картина, скажем честно, была неприглядная. И эта ситуация не однажды отражалась на страницах печати. Старший методист Ленинградского бюро путешествий и экскурсий И. Рудницкая еще в 1967 году в газете «Строительный рабочий» с горечью рассказывала о своей поездке с группой экскурсантов в Суйду:

«Ну, что ж, пройдемся по парку… Вот и старинный пруд с двумя искусственными островками. Как же он зарос, запущен. Пошли скорее, друзья. Чуть дальше вы увидите каменный диван, на котором любил сиживать Абрам Петрович Ганнибал. Все, конечно, захотят прикоснуться к этому знаменитому дивану. Увы! Не добраться. Через такую канаву с водой не перепрыгнешь. Уж как-нибудь в другой раз».

А еще через некоторое время в усадебном парке случилось событие, наделавшее тогда много шума. В 1976 году руководство находившегося в усадьбе опытно-производственного хозяйства «Суйда», без согласования с областной инспекцией по охране памятников и районным отделением Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, перенесло каменный диван с исторического места и установило его на другое место, перед прудом - там, где реликвия находится в настоящее время. Дорожка к нему была выложена современными бетонными плитами, которые были положены и у самого памятника… Комментируя свои действия, администрация хозяйства сообщила, что пошла на этот шаг для «удобства туристов».

Не все прошли тогда мимо этой истории, возмущались, хотели привлечь директора ОПХ «Суйда» к ответственности по партийной линии. Вот, что сообщал в заметке «Когда реконструкция не радует…», опубликованной в июне 1976 года в газете «Гатчинская правда», член общества охраны памятников истории и культуры П. Новопольский:

«Маленькое село Суйда Гатчинского района связано с именем русского инженера и государственного деятеля – «Арапа Петра Великого» - А.П. Ганннибала… Мемориальные доски на ганнибаловском доме напоминают о том, что в Суйде жили родители А.С. Пушкина, сестра Ольга, его няня. Часто бывал здесь и сам поэт, гулял по сохранившейся до сей поры липовой аллее. Близ аллеи стояла вросшая в землю скамья-диван, вырубленная в огромном валуне. По преданию, на ней любил отдыхать владелец поместья. По той же легенде, поэт унаследовал эту любовь прадеда и даже писал, будто бы, «Руслана и Людмилу», сидя на этом каменном диване, под сенью рядом стоящего многовекового дуба…

 Здесь многолюдно круглый год: Суйда входит в маршрут экскурсий «По Пушкинским местам». Но те, кто приедет сюда нынешним летом, не узнает этих мест. Дух старины, дух подлинности нарушен самым бесцеремонным образом…. Валун-скамью, который высился неподалеку от липовой аллеи, переместили к самому берегу пруда, выложив все вокруг бетонными плитами».

Я помню диван еще на старом месте. С другом детства Сергеем Никитиным мы приезжали «исследовать усадьбу» из поселка Высокоключевой на велосипедах. Было это в 1975 году, еще до реконструкции хозяйственниками парка.

Следующий этап, связанный с этим памятником в моей биографии, относится к 1986 году, когда я стал директором народного музея в Суйде. Вместе со своими юными помощниками (а мне самому тогда было двадцать лет), я периодически занимался уборкой мусора вокруг скамьи, оставленных пустых бутылок. Весной мы убирали опавшие листья в парке; перед Пушкинскими праздниками засыпали дерном места кострищ, оставленных кем-то из местных, сажали деревья взамен утраченных саженцев: вокруг дивана постоянно ездили на мопедах и мотоциклах. Очень любил народ, а особенно молодое поколение суйдинцев, это памятное место, и с этим ничего невозможно было поделать.

 Часто ведешь, бывало, к дивану группу экскурсантов, а на нём сидят кавалеры с барышнями, покуривают, а то и что-нибудь распивают из крепких напитков. Правда, гордость за местную историю брала свое: поздоровавшись, публика рассыпалась по сторонам, освобождая реликвию для ознакомления туристам. Восторженные экскурсанты всегда устраивали здесь фотосессии и слушали повествования гида о сказочной стране - Лукоморье, имевшей самое прямое отношение к этим благословенным местам.

В 1988 году вместе с мальчишками я предпринял поиск места первоначального местонахождения скамьи. Мы позвали старожилов, захватили с собой две-три старые фотографии и с точностью установили, где она стояла до переноса. Была идея установить здесь памятный знак, но сделать это оказалась невозможным. На Мокром лугу находилось тогда единственное в округе футбольное поле…

Когда в 1999 году в Суйде открылся государственный музей и меня назначили директором, диван постоянно, как магнит, притягивал к себе творческих людей: художников, поэтов, музыкантов… Однажды в музей пришла местная жительница Лариса Калинина и рассказала, что в свое время в парке ей «привиделся» сам Ганнибал. Наша гостья давно увлекалась поэзией, и после этого у нее родились необычные строки. На бумажном листе стояла дата – 1991 год. Это стихотворение я поместил потом в одном из поэтических сборников:

«Сижу на ганнибаловской скамье

И вдруг я вижу:

Сам Ганнибал идет ко мне,

И он спросил:

«Откуда родом?

Зачем сидишь ты на скамье?»

А я ответила ему: «Мой дорогой,

Давно стремлюсь к тебе,

К тебе, к чужеродному,

К тебе, благословенному.

Но не гони,

Дай посидеть, дай отдохнуть,

На прошлый лик на твой взглянуть…»

Очень много знаменитостей побывало у скамьи и даже присело на нее за последние десятилетия. Из гостей, кого я сам сопровождал по Ганнибаловской усадьбе, были: академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, скульптор Михаил Константинович Лихачев, правнук поэта – Григорий Григорьевич Пушкин, писатель Василий Белов, актеры театра и кино Инна Макарова, Петр Вельяминов, Клара Лучко, Станислав Говорухин, Ольга Остроумова, Александр Панкратов-Черный, Нина Гребешкова, Сергей Маковецкий, Жанна Прохоренко - всех не перечислишь…

Разные люди побывали у каменного дивана. Я помню, как в конце девяностых, приезжал один из новых русских и спрашивал, а сколько стоит памятник, если его купить для своей дачной усадьбы. Хватит ли денег на восстановления парка? Я тогда сказал, что очень дорого и ему всё равно не хватит, чем очень обидел его. И зачем нам тогда возрожденная усадьба без ее главного, самого легендарного экспоната, который не пылится в запасниках музея, не охраняется в особой витрине, а выставлен всем на обозрение. И нет на каменной скамье таблички «Руками не трогать». Можно и потрогать реликвию, и присесть, представить себя в роли Ганнибала и Пушкина. Повезло Суйде, очень повезло! Главное теперь - сберечь…