«Мы с детства о море мечтали…»

«Мы с детства о море мечтали…»

Сегодня отмечается День Военно-морского флота. О своей морской судьбе рассказывает член Гатчинского Морского собрания, капитан первого ранга Геннадий Владимирович Бугров. В силу специфики штатных должностей, сразу после училища он стал командиром боевой части, затем старшим помощником, командиром корабля, офицером штаба... Спустя годы Геннадий Владимирович верен себе и своей профессии. Сейчас он работает на подводной лодке экскурсоводом.


- О чем вы мечтали в детстве? Почему выбрали море?

- Я – ленинградец. В школе у меня было два друга, которые занимались в клубе юных моряков «Юнга» во Дворце пионеров имени Жданова. Как-то они показали тетрадки с записями занятий, а там парусники, морские узлы…. Меня это очень заинтересовало, и я тоже записался в клуб. Стал читать литературу, изучать все, что связано с морем. И все это легло на душу. Мы ходили по Ладоге, Неве, Свири. Потом я поступил в Высшее военно-морское училище имени М.В. Фрунзе, в 1982 году окончил штурманский факультет.

Офицеры нашего времени оказались на пике развития морского флота, затем наблюдали то, что было в 1990-х годах, а сейчас мы, уже пенсионеры, рады тому, что флот развивается.

- Где вы служили?

- Все время служил на Балтике, я имею в виду корабельную службу. Ее окончание пришлось на время ГКЧП: 1991 год поставил на моей плавательной карьере крест. Я служил в Латвии, как она вдруг стала самостоятельной. К 1994 году все наши войска, все подводные лодки вывели из Германии и Прибалтики в Россию. Начался процесс сокращения вооружения. По сути, к 1992 году уже не осталось подводных лодок, на которых можно было продолжать служить.

Так совпало, что в это время мне предложили перейти в штаб подводных лодок, а потом я поступил в Военно-морскую академию имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова. С 1993 по 1996 год учился в академии, благодаря чему достаточно сложный этап в жизни других  офицеров прошел для меня относительно легко. Но к этому времени на Балтике подводных лодок уже не было. Нет вооруженных сил, соответственно, нет и тех органов, которые ими управляют. Но мне опять повезло: пригласили преподавать в военно-морское училище имени Ленина. Потом перешел в Центральный научно-исследовательский институт в Петергофе. Это был основной институт по обоснованию развития Военно-морского флота. И там уже я служил до увольнения в запас – до 2004 года

В отношении службы у меня сложилось все достаточно удачно. Я отслужил в ВМФ 27 календарных лет. Конечно, хотелось бы больше походить в море, но такое было время.

- Расскажите о самом ярком случае в корабельной службе.

- Курьезный случай произошел в период моего становления. Мы сутки были под водой. Утром стали всплывать в надводное положение, и командир в перископ увидел, что швартовый конец метров на двадцать вытравился за борт. Самое опасное, что при этом он мог намотаться на винты. Мне повезло, что швартовый конец был пеньковый и просто плыл по воде.

Командир говорит: «Ну что, штурман, иди, устраняй замечания». Куда деваться. Это была моя вина: я - командир кормовой швартовой партии, готовность надстройки к погружению - моя ответственность. Надел резиновый комбинезон – выхожу. Море неспокойное. Ниша, куда убирается швартовый конец, находится на корме. Мне даже страховым поясом не закрепиться. Как был, так и пошел. Командир что-то с мостика кричал, я думаю, известные русские слова… Все закончилось благополучно. Страха не было. Я был молод, занимался плаванием в свое время, и это придавало уверенности.

- Как вы познакомились с супругой?

- Мы учились в одной школе. Вместе - 38 лет. Думаю, что для нашей семьи служить было не так трудно, как для других. Мы служили в Лиепае – это не дальний гарнизон, а третий по величине город в Прибалтике: четыре кинотеатра, пять ресторанов. Это была Латвия. Там было хорошо.

Конечно, были и трудности. Во время самых интенсивных хождений в пиковые годы (1983-1984) мы порой находились в море до 260 суток. Я служил на средней подводной лодке типа «С». Наша бригада именовалась «велосипеды», потому что время подготовки к выходу в море - 15 минут. Мы были готовы всегда.

- Давно ли вы стали гатчинским жителем?

- С 1993 года мы живем в Гатчине. О чем не жалею. Гатчина нам нравится, мы прижились.

Как мы здесь оказались, тоже интересный момент. Когда было подписано соглашение о выводе советских войск, их не редко выводили в чистое поле, а люди жили в землянках. Нам в этом отношении повезло. Со мною в Лиепае служили два офицера, у которых жены из Гатчины, а в Гатчине - домостроительный комбинат. Когда встал вопрос поиска жилья, приехали в Гатчину и выяснили, что есть возможность получить жилье в доме, который ищет софинансирование. Объединились Красные казармы, завод им.Рошаля и ВМФ. Все получилось. Нам выделили 20 квартир. Претендентов на квартиру, которая мне досталось, не было. Тогда все надеялись, что построят большой дом в районе озера Долгое. Наши лодки и береговую базу должны были выводить в Кронштадт. Так потом и получилось.

- Что привело вас в ряды Гатчинского морского собрания?

- На флоте все друг друга отчасти знают. Меня пригласили, и я принял решение, что нужно попробовать. В прошлом году мы достаточно широко отмечали 20-летие Гатчинского морского собрания. Благодаря нашим лидерам, в частности, Почетному гражданину города Гатчины Юрию Ивановичу Назарову, мы активны. Основная работа - военно-патриотическое воспитание, пропаганда службы на флоте. У нас достаточно много памятных дат, в праздновании которых мы принимаем участие.

Уже второй раз на атомном подводном крейсере на военно-морской парад приходит мой племянник. Может быть, благодаря мне он сделал свой профессиональный выбор.

- Как вы стали экскурсоводом на подводной лодке?

- Случайно. Знакомый пригласил меня принять участие в съемках фильма. Перед 75-летием Победы был большой творческий заказ, в том числе должны были снимать фильм о подводной лодке, на которой я сейчас работаю экскурсоводом. Подводная лодка Д-2 «Народоволец» - один из первых подводных кораблей советской постройки. Она принадлежала к подводным лодкам I серии, главным конструктором которой был Б.М. Малинин, впоследствии доктор технических наук, профессор, лауреат Государственной премии. 2 сентября 1994 года мемориальный комплекс «Подводная лодка Д-2 «Народоволец» был торжественно открыт для осмотра как филиал Центрального военно-морского музея. В его открытии принимал участие заместитель Анатолия Собчака – Владимир Путин.

Три дня снимали в музее и на самой подводной лодке. Тогда же мне предложили работу экскурсоводом. К этому времени на прежней работе началась реорганизация. Я подумал и перешел, о чем не жалею. Так я опять оказался в своей стихии.

У нас замечательный коллектив и руководитель. Очень много мероприятий. Самое хорошее, что народ интересуется. На рубеже годов проходило до нескольких десятков тысяч человек в месяц. В день - 300-400 человек. Есть организованные экскурсии, есть те, кто услышал о нашем музее через интернет и приехал сам. Полгода шла акция «Дороги Победы».  Приезжали автобусы по 50 человек. Для детей посещение было бесплатным.

«Подводная лодка Д-2 «Народоволец» – мемориальный музей. Люди должны знать, в каких условиях и на какой технике ковалась победа в годы Великой Отечественной войны, в том числе на Балтике.

В настоящее время Центральный военно-морской музей и его филиалы вновь открыты для посещения, но перешли на новый режим работы. С дополнительными правилами посещения музея можно познакомиться на сайте: www.navalmuseum.ru. Музей «Подводная лодка Д-2 «Народоволец» расположен по адресу: г.Санкт-Петербург, Шкиперский проток, д. 10. Добро пожаловать!

В заключение от души поздравляю всех ветеранов, всех ныне служащих в рядах Военно-морского Флота, а также всех кораблестроителей и учёных, причастных к созданию кораблей и вооружения, с Днём Военно-морского Флота! Желаю счастья и благополучия в семьях!