Память о сержанте Шипунове на гатчинской земле

Память о сержанте Шипунове на гатчинской земле

Началось все с обращения в редакцию газеты Галины Цветковой - племянницы сержанта Георгия Шипунова, погибшего в 1944 году при освобождении села Никольское Гатчинского района и захороненного там же в братской могиле.


Галина Цветкова рассказала историю о том, как просила администрацию заменить фото на обелиске: несколько раз была в районной и местной администрации. В 2017 году зимой у нее приняли новую фотографию. К 9 мая 2018 года фото заменили, но выполнили работы некачественно.

- В День Победы вместе с жителями села, школьниками, педагогическим коллективом, работниками больницы имени Кащенко прошла в колонне «Бессмертного полка», - рассказывает Галина Цветкова. - По дороге к братской могиле обратилась к главе администрации Большеколпанского поселения: «Разве так делают? Новое фото - на гнилые чопики и ржавые шурупы?» В ответ на жалобу заменили шурупы, а крепеж оставили старым. Тогда написала неравнодушным людям по всем сайтам и в газету «Гатчинская правда».

Речь шла о гранитном обелиске на братском захоронении в селе Никольское. Текст в центре обелиска гласит: «Вечная память советским воинам, павшим в боях за Родину. 1941-1944», под ним фото, о котором писала Галина, и надпись: «Здесь среди других захоронен сержант Шипунов Г.С. 1923 – 1944».

Отметим, что это братское захоронение находится под охраной государства. 3 июня 2019 года приказом председателя комитета по культуре Ленобласти были установлены границы территории и предметы охраны данного объекта культурного наследия регионального значения, принятого на государственную охрану решением исполкома Ленинградского областного Совета народных депутатов 16 мая 1988 года.

 

«Гатчинская правда» помогает

Чтобы разобраться в этом деле, мы два месяца вели переговоры с обеими сторонами: администрацией Большеколпанского поселения и представителем родственников сержанта Шипунова. Узнали много интересного об истории братского захоронения и о самом Шипунове. Как только сняли жесткие коронавирусные ограничения, выехали на место с сотрудниками администрации и руководителем предприятия ритуальных услуг. Убедились, что на сегодняшний день воинское захоронение содержится в порядке, насколько это возможно, учитывая возраст обелиска.

- На жалобу уже отреагировали - фотография свежая, крепеж хороший, - пояснила начальник отдела по вопросам местного самоуправления администрации Большеколпанского поселения Виктория Котельникова. – Мы постоянно ухаживаем за памятным местом – косим, красим, убираем. Спасибо волонтерам и депутатам. Большая работа по благоустройству выполнена в последние годы: заасфальтирован подъезд, уложена тротуарная плитка, установлена новая ограда.

Что можно сделать еще? Компания ритуальных услуг предложила установить отдельный стенд, где разместить биографию Георгия Шипунова, рассказать о тех, кто еще здесь захоронен, историю братского захоронения, а также рассмотреть дополнительный перечень работ по содержанию имеющегося обелиска, напомнив, что он 1956 года постройки, охраняется государством и кардинальных изменений вносить нельзя.

В сентябре мы встретились с Галиной Цветковой. Вместе с родственницей героя побывали на братской могиле, возложили цветы. Рядом с обелиском есть еще один памятник – металлическая «пирамидка» с табличкой: «Сержант Георгий Сергеевич Шипунов геройски погиб при защите Ленинграда 28 января 1944 года – родился 28 ноября 1923. Вечная память тебе, мой дорогой и любимый сын Жоржик, безвременно погибший при защите родного города! Спи спокойно, родной. Боль в моем сердце не утихнет никогда. Твоя любящая мама».

Поездка получилась светлой и душевной. Галина Владимировна осталась довольна: «От сердца отлегло!» Она поблагодарила сотрудников администрации и журналистов. Затем мы поехали в редакцию. Здесь Галина рассказала историю семьи и показала семейные реликвии – фотографии, документы, воспоминания мамы Георгия – Христины Алексеевны Вешняковой, газетные вырезки и письма с фронта. Георгий очень любил свою маму, написал ей много теплых писем, и пал смертью храбрых в 20 лет.

Много лет его мама поддерживала тесную связь с Никольской школой. Георгий был ее единственным сыном, и после его гибели для нее все дети были как родные. В советские годы часть семейных реликвий, связанных с именем Георгия Шипунова, его мама передала в школьный музей.

А как сейчас живет память о сержанте Шипунове на Гатчинской земле?

Имя Шипунова носит улица в селе Никольское, памятная доска в его честь установлена на Никольской школе, пионерская дружина которой в советские годы тоже носила имя Шипунова. Его имя на обелиске. А откуда родом? Где учился, работал?

Новое поколение семьи продолжает бережно хранить память о своих предках, погибших в годы Великой Отечественной войны. Своими воспоминаниями в день рождения единственного сына, 28 ноября 1980 года, поделилась Христина Алексеевна Вешнякова.

 

«Все это страшное было давно, но не забыто…»

- Мой сын, Георгий Сергеевич Шипунов, родился 28 ноября 1923 года в городе Сыктывкаре Коми АССР. В 1930 году всей семей: я, 6-летний Жоржик и его отец Сергей Васильевич Шипунов переехали на жительство в город Елец. Георгий учился в Елецкой средней школе. Мы с отцом работали. В 1937 году в период культа личности невинно пострадал отец Георгия. Потом он был посмертно был реабилитирован.

В 1939 году мы с сыном переехали в Ленинград. Я работала главным бухгалтером Дома отдыха Кировского завода в Сиверской. Георгий учился в школе. В 1940 году, окончив Сиверскую неполную среднюю школу, поступил в морское училище на Васильевском острове. Он с детства мечтал быть мореплавателем, путешественником, исследователем северного края. Учился, много читал и готовился к выполнению своей мечты. Любил рисовать: на всех его рисунках было море, корабли и чайки. Занимался гимнастикой. Круглый год рано утром обливался холодной водой. Был крепким, высоким и здоровым. Но не сбылись его мечты.

1941 год: началась война с немецкими фашистами. Первые месяцы войны мы жили в Сиверской. Было лето. Бомбежки, обстрел с самолетов, много жертв и горя.

Никому не говоря, Георгий со своими ребятами-друзьями организовал тайную организацию «С.Ф.». Их было человек двенадцать. У них был свой склад оружия: ножи, старые ружья, штыки. Узнали об этом в Сиверской милиции и всех забрали на объяснение. В отчаянии я не знала, что делать. После разговора с ребятами начальник милиции позвонил мне по телефону и поблагодарил, что я воспитала хорошего сына, патриота своей родины. Оказывается, их организация «С.Ф.» расшифровывалась «Смерть фашистам». Они готовились тайно мстить врагу. Были распределены чины и обязанности каждого члена организации: от полковника до связного. А я думала, что он еще ребенок - ему было 16 лет.

Оружие у них отобрали, но они были включены в дружину.

Враг быстро подступал к Ленинграду, беспощадно бомбил и разрушал. Нам предложили эвакуироваться из Сиверской. В 4 часа утра 28 августа 1941 года мы вышли, а в 10 часов утра там уже орудовали немцы. Мы шли пешком в Ленинград. Все виды транспорта были отправлены в тыл, ехать было не на чем. Мы слышали грохот танков, летали самолеты. Путь до Ленинграда мы прошли за двое суток без еды и питья, под сильным обстрелом с самолетов, спасались в лесу и по оврагам. Многие погибли.

25 августа 1941 года нас пропустили через заставу на окраине Ленинграда. Мы оказались в блокадном Ленинграде. Я работала на Кировском заводе, а сын пошел работать на наш завод учеником токаря. Благодаря своему хорошему здоровью и выносливости он пережил первый страшный год блокады.

29 августа 1942 года его призвали в армию. Вскорости он стал сержантом, наводчиком отдельного минометного батальона. Ему было 18 лет. В армии имел несколько благодарностей и медаль «За оборону Ленинграда».

 Я очень переживала за него. В своих коротких письмах с фронта (их было только 19) он беспокоился обо мне, о Ленинграде, о людях, справлялся, как идет работа на заводе.

В июне 1942 года он вступил в ряды ВЛКСМ. В апреле 1943 года был принят в кандидаты КПСС и избран комсоргом. Последнее его письмо я получила от 3 декабря 1943 года, а 27 января (прим., по другим данным 26 или 28 января) 1944 года – в день снятия блокады Ленинграда Георгий погиб смертью храбрых в лесу около села Кривое Колено Гатчинского района (прим., по административным данным 1933 года, деревни Новое Колено, Старое Колено и Кривое Колено входили в состав Никольского сельсовета Красногвардейского района).

30 апреля 1944 года я приехала по письму председателя колхоза «Красный Маяк» т. Слонова в село Старое Колено, где он сообщил мне о том, что в лесу найдено тело моего сына и захоронено там же. Мне показали могилу в лесу.

Я решила перехоронить его на ленинградском кладбище. Получила разрешение от бюро пропусков, и 6 апреля 1944 года с помощью двух пастухов-мальчиков могилу вскрыли.

В нагрудном кармане Георгия были мои письма и военный билет, который впоследствии я передала в школу пионерской дружине. Сомнений не было, что это мой сын. Лицо и тело сохранились. Небольшая рана была в правом виске, вероятно, от пулевого ранения. От деревни Старое Колено гроб с телом перевезли на лошади в деревню Кривое Колено. Туда должна была прибыть грузовая машина из Дома отдыха Кировского завода, но она не пришла. 6 июня 1944 года день был жаркий. Жители села и я решили похоронить моего сына на колхозном кладбище в д. Кривое Колено.

С 1953 года меня лично просили несколько раз дать согласие перехоронить тело моего сына на братское кладбище в с. Никольское. В мае 1956 года в Гатчинском военкомате я дала согласие.

 28 мая 1956 года в 17 часов было торжественно произведено перезахоронение в присутствии большого скопления народа.

Жизнь Георгия Сергеевича была очень коротка и трудна. Он был хорошим, любящим и послушным сыном. Не курил, не пил, не боялся никакого труда. В школьные каникулы работал на стройках: так как мы жили очень бедно, он стремился облегчить жизнь.

Георгий Шипунов верно служил Родине, до последней капли крови…

 

«Материнская благодарность»

Заканчивается воспоминание Христины Алексеевны Вешняковой словами благодарности «бывшему председателю колхоза Красный Маяк т. Слонову», за то, что он сообщил, где находится первая могила сына, благодаря чему она смогла перезахоронить его из леса, а также «детям и воспитателям, которые по крупицам собирают историю Великой Отечественной войны».

В семейном архиве хранится вырезанное из газеты стихотворение Аркадия Карасева «Солдат Шипунов» и письмо «Материнская благодарность», написанное мамой Георгия Шипунова в редакцию газеты «Гатчинская правда» 28 марта 1985 года. Христине Алексеевне тогда был уже 81 год.

- Близится день 40-летия Великой Победы над фашизмом, - пишет Христина Алексеевна. - Вот уже 40 лет я одна из матерей погибших воинов в с. Никольском, три раза в год бываю на дорогой моему сердцу могиле, в которой среди защитников нашей Родины в годы Великой Отечественной войны лежит и мой сынок Георгий. Я сердечно благодарю пионерскую, комсомольскую организации, педагогов Никольской средней школы, коллектив больницы им. Кащенко за то, что они свято берегут и чтут память о погибших воинах.

 

Разыскиваем брата…

Совместными усилиями родственники Георгия Шипунова продолжают изучение истории Великой Отечественной войны через историю своей семьи. Галина Цветкова обратилась к читателям «Гатчинской правды» с просьбой помочь разыскать двоюродного брата Георгия Шипунова по отцовской линии. Его имени она не знает. На фотографии он вместе с Георгием.

Уважаемые читатели, кто узнал героев фотографии, у кого есть дополнительная информация – обращайтесь в редакцию газеты «Гатчинская правда».

Фото из семейного архива Галины Цветковой