Депутат Юрий Назаров: тридцать лет спустя….

Депутат Юрий Назаров: тридцать лет спустя….

Юрий Иванович Назаров - старейший депутат Гатчины в постсоветской истории. Единственный в совете, кто практически 30 лет является депутатом - восемь созывов подряд! Для Гатчины Юрий Иванович Назаров человек известный – Почетный гражданин города Гатчины, Почетный мастер спорта СССР, заслуженный работник физической культуры, в разные годы возглавлял общества любителей зимнего плавания и собаководов, руководил Дворцом молодежи. Сейчас он заместитель председателя Гатчинского морского собрания и самый опытный в нынешнем совете депутат.


- В 1990-е каждый кандидат в Совет народных депутатов трудящихся выдвигался коллективом предприятия на общем собрании. Таких, как сейчас, вариантов - захотел и выдвинул себя сам, не было. Я выдвигался от Гатчинторга, где в то время работал спортивным организатором. Признаюсь, без особого рвения отнесся к предложению, но раз выдвинули – пошел. У каждого кандидата имелось два доверенных лица из числа уважаемых жителей города. У меня ими были директор Гатчинской школы №4 Павел Васильевич Резвый и участник Великой Отечественной войны, майор, начальник строительной группы Гатчинторга Леонид Никифорович Иващенков.

По сравнению с сегодняшним днем, депутатов было почти в пять раз больше – 150 человек, округов тоже больше, а избирателей на них соответственно меньше. Выбирали по одному депутату на каждый округ. Причем, по месту жительства. Я жил на ул. Карла Маркса, д.16, поэтому мой округ включал этот дом и несколько ближайших.

Первый созыв попал на самое тяжелое время, но депутаты подобрались очень активные. Было много ЛИЯФовцев. Появились лидеры, за которыми реально шли люди, среди них Геннадий Иванович Самсонов. В этом же созыве закрепили свои позиции будущие руководители городской администрации – Станислав Семенович Богданов, Виктор Петрович Лебедев, Александр Романович Калугин, Владимир Георгиевич Щербачев, Владимир Павлович Вихров, Георгий Абрамович Коломенский…

Заседания проходили в зале школы бального танца «Олимпия». Собирались 150 человек, и начинались баталии, которые иногда продолжались до 12 часов ночи. Создавались коалиции. Политическая борьба шла на всех фронтах, но все работали для города, хотя каждый это понимал по-своему. Во время сессии зал заседаний делился на две части. Справа сидели партократы (партийные работники, директора школ и заводов), а слева – демократы. Заседания совета проходили бурно, такой была и обстановка в стране. Сначала-то думали: раз - и демократия, а нужно было выживать.

Хорошо помню, как «брали» горком партии: очень популярный депутат с активной гражданской позицией Икрянников с особым рвением опечатывал помещения и фиксировал имущество. Когда горком закрыли, было принято компромиссное решение разместить в этом здании Центр творчества юных и несколько общественных организаций.

Создатель клуба авторской песни «Шхуна» Виктор Алексеевич Шутилов отвечал за комиссию по культуре. Я был в двух комиссиях: по торговле и по образованию и спорту. Время было сложное: продуктов не хватало, талоны, очереди – все нужно было контролировать.

Именно тогда частная компания – ассоциация «Милагро», которую возглавлял Борис Владимирович Лукьянов, создала комитет социальной защиты и около четырех лет бесплатно кормила нуждающихся. В Гатчине работали четыре благотворительных столовых – в лицее «Мода», в здании общества слепых, в кафе «Олеся» и на Аэродроме, в которых питалось до 300 человек. А еще раздавали вещи. В те годы для многих это было спасением.

Осенью 1993 года конфликт ветвей власти привел к боям на московских улицах. Ельцин подписал указ «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», после чего начались массовые беспорядки в столице. Указ предписывал Съезду народных депутатов и Верховному Совету прекратить свою деятельность «в целях сохранения единства и целостности Российской Федерации; вывода страны из экономического и политического кризиса».

Второй созыв был уже не городским Советом, а представительным собранием. Несколько месяцев шел переходный период: совет разогнали, а собрание не собрали. Деятельность вновь формируемых в 1994-1996 годах органов местного самоуправления начиналась в условиях продолжения тяжелого кризиса.

Количество депутатов сильно сократилось. Чтобы попасть в их число, нужно было поработать с избирателями, а их около 15 тысяч на округе. На моем округе в выборах участвовало 10 кандидатов. Выборы были очень сложными.

И вот после 150 депутатов первого созыва в представительном собрании было уже девять, а фактически работало восемь человек. Этим составом мы утверждали создание института в Гатчине (ГИЭФПТ), создали морские кадетские классы, Гатчинский дворец молодежи и многое другое, что было в Гатчине впервые. Встал вопрос, кто возглавит Дворец молодежи в столь непростое время. Мою кандидатуру на депутатской комиссии предложил Роман Наумович Авербурх. Депутаты-коллеги его поддержали.

Представительное собрание поработало два года, после чего советы депутатов вернулись. Обстановка нормализировалась, определились с округами и количеством депутатов.

В депутатской работе всегда шел туда, где труднее: терпеть не могу бесхозяйственности. Как-то Станислав Семенович Богданов пригласил к себе и говорит: «Нужно приводить в порядок Загвоздку: работы на этом округе много. Попробуй». Мне действительно стало интересно.

Вести предвыборную кампанию было не просто. Соперники не стеснялись в методах, устраивали провокации. Листовки распространяли такие, что диву даешься. Ездили ночами перед голосованием и забрасывали территорию пасквилями. У меня целая коллекция собрана.

И все-таки избиратели поверили именно мне. Мы выбрали старших по улицам, поговорили с жителями. Администрация подключилась. Свою роль сыграли активисты. В Загвоздке прошел сход по газификации. Сейчас этот микрорайон не узнать: дороги, свет, газ. Хоть и с большим трудом, но сделано многое и сделано хорошо.

Когда стал депутатом Загвоздки, создал народную дружину. Было неспокойно в основном из-за воровства. В Загвоздке у меня дача, поэтому я знал о проблемах не понаслышке. Мы присматривали за участками друг друга. Дружинники проводили обходы. Действовали в контакте с милицией.

Сейчас работать проще. Иду по Загвоздке: люди здороваются, останавливаются, спрашивают. Пандемия пандемией, но у меня стабильно по четвергам проходит прием. Сейчас люди чаще звонят, в том числе и не с моего участка. Мелкие бытовые вопросы решаю сразу. Много вопросов по дорогам. К примеру, жители Химози просят положить на щебеночные дороги асфальт. Это уже не просто, но решаемо.

У нас есть общественный совет, который возглавляет Василий Романович Прилепов. На повестке дня совета – судьба заброшенных домов, которые люди не приводят в порядок и не продают. Дома разрушаются, вокруг грязь, селятся бомжи, создается угроза пожаров. Жить по соседству небезопасно и некрасиво. Думаю, и это мы решим.

В более сложном положении люди, которые живут вокруг Приоратского парка. Ко мне обратилась инициативная группа молодых людей с улицы Сойту, которая попала в охранную зону объекта культурного наследия. Они собрали сто подписей. Жителей беспокоит, что им теперь ничего не построить: дома не примут в эксплуатацию. Нужно разбираться.

…Прошло тридцать лет. Посмотрите, как город вырос и похорошел. Значит, и депутаты свою пользу принесли.