Женщины России – в лекциях Игоря Смирнова

Женщины России – в лекциях Игоря Смирнова

В городской библиотеке им. А.И. Куприна состоялась очередная лекция профессора Игоря Смирнова из цикла «Традиции и обычаи народов мира». На лекции «Женщины России» шёл разговор о ментальности русской женщины и о том, как менялось её положение на протяжении столетий.


Познавательные четверги с Игорем Смирновым, которые проводит «Купринка», пользуются огромной популярностью у гатчинцев. И даже сейчас, когда нет возможности собираться часто и «всем миром», каждый может послушать замечательные лекции гатчинского профессора на видеозаписях, которые выкладывает библиотека на своём сайте и в социальных сетях.

Свой разговор о ментальности русской женщины Игорь Смирнов начал с рассказа о русской ментальности как таковой.

- Ментальность людей, живущих на Русской равнине — особенная по сравнению с восточной и западной ментальностью, - считает Игорь Борисович. -  Поскольку мы действительно живём там, где смыкаются Европа и Азия, в нашем менталитете присутствуют черты как европейцев, так и азиатов. В чём-то мы больше тяготеем к Азии, в чём-то — к Европе. У нас — своё восприятие пространства и времени. У нас - своё восприятие женского.

Разницу в восприятии женского в разных ментальностях Игорь Смирнов показывает на примере разных культур. Так, например, в менталитете Германии больше мужского, мужественности. Маскулинность немецкого мира выражается в любви к порядку, в доведении до конца любого дела. Образцом подражания для немцев является тип мужской, маскулинный: воин, солдат. С раннего Средневековья германцы воспитывали своих мальчиков путём суровых, порою опасных для жизни испытаний.

Эта особенность германского менталитета отражается и в языке. Так, например, символ Германии — река с гордым «мужским» именем Рейн, в то время как символ России — Волга, носящая мягкое «женское» имя. Отец Рейн — у них, матушка-Волга — у нас. Да и свою страну немцы описывают как фатер-ланд — «земля отцов» (отечество). Для русских же ближе иное понятие — родина.

Совершенно иное отношение к маскулинности и фемининности в Китае. Маскулинные герои никогда не были для китайцев образцами для подражания. Образцом идеала для них был человек, овладевший мудростью мира — мудрец, философ, поэт. Чтобы стать мудрецом, надо было освоить четыре столпа китайской мудрости - литературу, письмо (каллиграфию), музыку и интеллектуальную игру (китайские шашки).

Мудрецом в Китае мог стать только мужчина, потому что женщина вообще в расчёт не входила. Роль китайской женщины заключалась лишь в одном — родить детей для продолжения рода, а во всём остальном женщина считалась абсолютной обузой. Рождение девочки в китайской семье всегда считалось большой трагедией. Традиции рода мог продолжить только мужчина. Это отношение к гендерной специфике отражается и в китайском языке, в котором нет даже местоимения женского и мужского рода.

Что же собой представляет ментальность русской женщины? Об этом часто рассуждают в своих сочинениях русские философы, далеко не всегда совпадая во мнениях.

«Россия — средоточие противоречий, - писал Николай Бердяев. - С одной стороны она мятежная и жуткая в своей стихийности, а с другой - для неё характерны смирение и покорность, готовность подчиняться власти».

Своё мнение на этот счёт было у Николая Лосского, который отмечал: «Русский народ, особенно его великорусская ветвь, создавший в суровых исторических условиях великое государство, в высшей степени мужественен. Но в нём особенно примечательно сочетание мужественной природы с женственной мягкостью».

Недаром все основополагающие понятия жизни в России — женского рода: душа, родина, правда, тайна, птица-тройка, берёзка, Волга. «Женское лицо» России проявляется и в готовности взять на себя тяготы другого, облегчить его судьбу, и в соборности, и в религиозности (Святая Русь), и в различении правды-истины и правды-справедливости, и в неоформленности и беспредельности («божественное легкомыслие», хаотичность).

С другой стороны, ещё историк Николай Костомаров утверждал, что в средневековье «русская женщина была постоянною невольницею с рождения до гроба. Её держали взаперти, мужья избивали жён плетью, розгами, дубинами». Любопытно, что призыв следовать христианским законам, в том числе по отношению к женщине впервые зазвучал во вступлении к «Домострою» (XVI век). Однако уже в последующих главах идёт речь о наказании - как детей, так и жён.

Только в XIX веке отношение к женщине в России стало меняться. Это проявилось и в великой русской литературе (например, смелое обращение Татьяны к Онегину). Прославилась в России и первая женщина-офицер Надежда Дурова. И в этом проявилось ещё одно свойство русской натуры — принцип «или всё, или ничего».

В середине XIX века стала отчётливо заметна тенденция к эмансипации («эмансипе» в переводе с французского — освобождённая женщина, женщина, которая стремится получить права, равные с мужскими). Со временем в России стал формироваться новый идеал женщины: женщина как активная спутница мужчины и мать, которая воспитывает своих детей на гражданских ценностях, на идеалах служения обществу.

«Женский вопрос», который поднял Игорь Смирнов, вызвал большой интерес у слушателей. Лекции по теме «Женщины России» будут продолжены и в этом году. 

 За анонсами лекций Игоря Смирнова и другими новостями из «Купринки» следите на сайте библиотеки и на её странице в ВКонтакте.