С топором на квадроцикл

С топором на квадроцикл

Два года условно получил житель Гатчинского района, замахнувшийся на соседа топором. Серьезных ран не нанес, но на уголовную статью хватило: он совершил умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести, не опасного для жизни человека и не повлекшего тяжких последствий, но вызвавшего длительное расстройство здоровья. Преступление было совершено с применением предмета, используемого в качестве оружия.


Причина конфликта банальна, даже традиционна: одни соседи в одиннадцать вечера легли спать, другие затеяли кататься по деревне на квадроцикле без глушителя. Дело было летом в Старом Поддубье. 46-летний Алексей К. сходил в баню, выпил водки и отошел ко сну. В это время другой житель деревни сел на квадроцикл и поехал с товарищами кататься. Дорога проходила мимо дома Алексея – в этом месте как раз находился разворот. Когда квадроцикл с оглушительным ревом стал разворачиваться, вышел хозяин дома с топором в руке. Он предупредил, что шум квадроцикла ему мешает, и ушел. Приятели заверили, что они уже уезжают, но, на беду, маленький квадроцикл не выдержал нагрузки и заглох. Чтобы его завести, пришлось газануть…

По словам потерпевшего, после того как квадроцикл взревел, Алексей вышел снова и замахнулся на него топором. Он успел увидеть замах и закрыл лицо правой рукой. Получил удар, слез с квадроцикла и попытался поднять руку, но она не поднималась. Что происходило дальше, он помнит плохо.

Свидетель подтвердил, что замах топором был, но куда пришелся удар, он не видел: сам начал закрываться руками, отвернулся и упал с квадроцикла. Падая, увидел на земле топор. После этого между водителем квадроцикла и мужчиной, бросившим топор, завязалась небольшая драка. Свидетель заметил, что у его приятеля рассечена бровь и кисть.

Пострадавшему вызвали «скорую». На месте был поставлен диагноз: рваная рана правой кисти, токсическое действие алкоголя. Фельдшер увидела только кровотечение правой руки, других повреждений заметно не было. Раненый находился в состоянии алкогольного опьянения, но вел себя адекватно и попросился в больницу. Его забрали.

В приемном покое диагностировали колотую рану предплечья и повреждение суставов двух пальцев. На следующий день в УМВД России по Гатчинскому району было зарегистрировано заявление потерпевшего о том, что гражданин К. в деревне Старое Поддубье умышленно, в ходе возникшего конфликта нанёс ему удар по голове и по правой руке топором. Орудие преступления в последствии было изъято в процессе осмотра места происшествия.

Согласно выводам судмедэксперта, потерпевшему, который, защищаясь, прикрыл голову рукой, были причинены физическая боль и телесные повреждения. Одно из них – рана правого предплечья с повреждением сухожилий разгибателей пальцев правой кисти – сопряжено с длительным расстройством здоровья и расценивается как повреждение, причинившее вред здоровью средней тяжести. Другое – ранение в области бровной дуги с кровоподтеком – оценивается как причинившее легкий вред по признаку кратковременного расстройства здоровья.

В отношении Алексея К. было возбуждено уголовное дело по пункту «з» части 2 статьи 112 УК РФ: умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести, не опасного для жизни человека, но вызвавшего длительное расстройство здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

С обвиняемого взяли подписку о невыезде. Через год он предстал перед судом.

В судебном заседании гражданин К. свою вину не признал. Он заявил, что лег спать после бани и проснулся от шума транспортного средства, которое ездило мимо его дома. Выйдя на улицу, он увидел, что это молодые люди катаются на квадроцикле без глушителя. На его крики они не реагировали. Он вызвал полицию, взял топор и вышел на дорогу, демонстрируя свое оружие проезжающим.

Подсудимый настаивал на версии, что в дело он топор не пустил: все ограничилось просто дракой. Пораниться потерпевший мог случайно, когда их разнимали. Его слова подтвердила жена, которая в ту ночь вышла на улицу – уже после драки.

Несмотря на позицию подсудимого, суд считает, что его вина полностью доказана совокупностью исследованных доказательств. Показаниям самого гражданина К. и его супруги суд не доверяет: они опровергаются показаниями потерпевшего и свидетелей и расцениваются судом как недостоверные, данные с целью смягчить ответственность за содеянное. Доводы подсудимого о том, что потерпевший и свидетели его оговаривают, суд нашел несостоятельными, поскольку эти показания согласуются как между собой, так и с собранными по делу доказательствами. Кроме того, слова потерпевшего и свидетелей объективно подтверждены заключением эксперта в области судебной медицины.   

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного деяния, личность гражданина К., его характеристики. Алексей К. ранее не был судим, имеет постоянное место жительства, женат; официально не трудоустроен. По месту проживания органами полиции характеризуется удовлетворительно. В качестве смягчающих обстоятельств суд учел противоправность поведения потерпевшего: именно это и явилось поводом для преступления. Кроме того, после драки гражданин К. и его супруга оказывали помощь раненому.

С учетом всех обстоятельств суд счел возможным назначить подсудимому условное наказание, поскольку его исправление и перевоспитание возможно без изоляции от общества. Также суд постановил частично удовлетворить гражданский иск потерпевшего, который требовал взыскать с обвиняемого миллион рублей. Исходя из характера и степени нравственных страданий, сумму уменьшили в десять раз и постановили взыскать с гражданина К. в пользу пострадавшего 100 тысяч рублей в счет возмещения морального вреда, причиненного преступлением.

Также суд постановил взыскать с подсудимого в полном объеме сумму, уплаченную в качестве вознаграждения адвокату потерпевшего – 80 тысяч рублей. Оснований для освобождения от уплаты процессуальных издержек судом не установлено: гражданин К. трудоспособности не лишен, тяжкими заболеваниями не страдает, иждивенцев не имеет. Его имущественной несостоятельности также не установлено.

В итоге Гатчинский городской суд признал Алексея К. виновным и назначил ему два года условно – с испытательным сроком на два года.  На него возложены обязанности не менять место жительства без предварительного уведомления специализированного органа и раз в месяц являться на регистрацию.

Вещественное доказательство – топор, хранившийся при материалах дела, решили уничтожить.