Полтысячи юных дарований

Полтысячи юных дарований

Коммунаровская детская школа искусств – одна из самых больших в Гатчинском районе. Три отделения – музыкальное, художественное и хореографическое, больше пятисот учеников. Большой популярностью пользуется подготовительный класс. В школе учатся ребята из Коммунара и окрестных деревень. На базе школы проходит четыре областных конкурса, в том числе уникальный – конкурс профессионального исполнительского мастерства преподавателей музыкальных школ и школ искусств Ленинградской области. В этом году школа объявила новый конкурс – педагогов-художников.


Рояль Нильсена

Первый учебный год Коммунаровской музыкальной школы - 1974-1975. Тогда она была филиалом Гатчинской ДМШ и располагалась просто в жилых домах – в нескольких квартирах. В начале 90-х школе передали здание больницы Коммунара. Тогда же было открыто художественное отделение, а чуть позже – хореографическое. Учреждение получило статус школы искусств.

Теперь Коммунаровская ДШИ располагается в двух зданиях. Старое на Школьной улице принадлежит исключительно музыкальному отделению. Художественное и хореографическое – в другом. Там находится концертно-выставочный зал, который официально носит имя профессора Нильсена – в зале стоит его рояль.

- В Ленинградской консерватории был довольно известный профессор – Владимир Владимирович Нильсен, – рассказывает директор Коммунаровской ДШИ Елена Церр. – Дело в том, что предыдущий директор школы Андрей Иванович Церр – один из последних учеников профессора. А Владимир Владимирович всегда хотел, чтобы этот инструмент не попал в частные руки, чтоб он служил детям. Это Bechstein, рояль самого Исаака Дунаевского. Областной комитет по культуре помог нам его отреставрировать.

 

Все хотят учиться рисовать, танцевать и играть на гитаре

Коммунаровская школа первой перешла на предпрофессиональную программу. Сейчас их две: предпрофессиональная и общеразвивающая. И в школе сложилось так, что по общеразвивающей занимается только 10% ребят, из которых львиная доля – маленькие вокалисты, потому что для них нет предпрофессиональных программ. И есть для великовозрастные дети, которые в 11 лет решили заняться музыкой – по общеразвивающей пятилетней программе. Все остальные учатся восемь лет, а те, кто поступает дальше, девять.

В школе 43 преподавателя, в том числе много выпускников школы. Как говорит Елена Рустамовна, в процентном соотношении, наверно, больше, чем везде:

- Только в мою бытность – а я работаю в школе 27 лет – возвращается уже третье поколение. Это очень радует. По возрастному определению у нас одна из самых молодых школ в области. В этом году, например, к нам вернулся преподаватель изобразительного искусства Михаил Анатольевич Гречин. Он окончил нашу школу, поступил в лицей Иогансона, потом отучился в вузе и пришел преподавать.

Есть, конечно, и педагоги с большим стажем, которые имеют звания. У нас два заслуженных работника культуры: Светлана Виленовна Гукова, завуч, преподаватель теоретических дисциплин со стажем преподавания в Коммунаровской школе больше 40 лет, и наша выпускница – старший преподаватель фортепианного отдела Марина Анатольевна Андреева.

На музыкальном отделении преподается гитара, фортепиано, скрипка, аккордеон, хоровое пение, академическое сольное пение, и с этого года открылся класс флейты.

- Самое большое отделение – гитарное. У нас пять преподавателей-гитаристов, – говорит Елена Рустамовна. – После гитары по численности учеников – фортепиано. С набором детей на другие инструменты довольно проблематично. Как показала практика, все хотят учиться рисовать, танцевать и играть на гитаре.

 

Новый зал – и можем расти до бесконечности

Проблем с музыкальными инструментами в школах теперь нет, и развитие материальной базы продолжается.

- Мы вошли в федеральную программу на 2023 год и надеемся, что у нас появится еще один рояль для концертов, – делится Елена Рустамовна. – Нам выделяют почти девять миллионов – на новые инструменты, на пополнение библиотечного фонда. Каждому ребенку нужен учебник по сольфеджио, по музыкальной литературе. Недавно мы за счет сэкономленных средств приобрели пианино в теоретический класс.

Конечно, хотелось бы увеличить хореографическое отделение. У нас прекрасный зал – с профессиональными полами, зеркалами, станками. Но он всего один. И мы задействуем концертный зал для репетиций хореографического отделения. Если появится новый зал, мы сможем увеличивать контингент практически до бесконечности…

В 2025 году школе исполнится 50 лет. Мы надеялись, что к юбилею нам построят большой концертный зал – в старом мы не помещаемся. У нас готов проект зала на 250 мест, его можно пристроить к старому зданию. Потому что имеющийся зал рассчитан на 130 человек, а у нас больше 500 учеников. И все праздничные мероприятия приходится проводить отдельно – по отделениям.

 

Самое сложное – сольфеджио

- Этот год у нас очень плодовитый, – рассказывает Елена Рустамовна. – Из 37 выпускников девять поступили в высшие и средние учебные заведения: в колледж культуры и искусства, на дизайнерские факультеты. Три моих выпускницы поступили на эстрадный вокал. Однако в музучилище идут достаточно редко. Инструментальные отделения требуют колоссальных домашних занятий. Но в этом году в музыкально-педагогическое училище поступила девушка, которая планирует вернуться к нам в качестве преподавателя теоретических дисциплин.

Это самая сложная профессия – преподаватель сольфеджио и музыкальной литературы. Многих детей «подкосило» именно сольфеджио. С прошлого года мы организовали общешкольную олимпиаду по теоретическим дисциплинам – «Умники и умницы». Мы специально ввели эту практику, чтобы дети не боялись сольфеджио и понимали: все возможно. В этой олимпиаде задействованы все ученики музыкального отделения. Проводится она в тестовом режиме, с картинками, слушанием музыки. Это не экзамен, но ребята получают хорошие баллы, награды, призы. Как показал прошлогодний опыт, из 125 участвующих больше 70 получили такие высокие баллы, что мы сами не ожидали.

 

«Молодые педагоги», «сеньоры» и «мастера»

В Коммунаровской ДШИ проводится единственный в России конкурс преподавателей.

- Мы его задумали несколько лет назад, – говорит Елена Рустамовна. – Потому что очень многие педагоги играют сами, а при аттестации учитываются и личностные достижения. И мы сделали конкурс. Сначала районный – нас поддержал комитет по культуре. Потом вышли на уровень области. Хотя и сомневались: а поедут ли педагоги? Не испугаются? Не испугались: нам пришло больше ста заявок. Члены жюри сидели с десяти утра до восьми вечера и пришли в неописуемый восторг: «Мы и не знали, что в Ленинградской области столько играющих педагогов!».

Потом ко мне обратились преподаватели Гатчинской музыкальной школы: «Нечестно получается. На конкурс приходит тот, кто консерваторию вчера закончил, и педагог, который уже 30 лет преподает». – Абсолютно согласна. И мы сделали три номинации: «молодые педагоги» – в возрасте до 30 лет, потом «сеньоры», а дальше – «мастера», те кому «за…».

Теперь к нам ездит весь Северо-Запад. Педагоги с большим желанием принимают участие. Этот конкурс будет уже седьмой по счету. А в прошлом году из-за ковида конкурс проводился дистанционно, и было сразу три Гран-при в одной номинации и три – в другой. Потому что участники показали уровень хорошего концертного зала. Как говорили потом члены жюри: «Сидят две бабули, играют на двух старых пианино в каком-то маленьком классе, но исполняют так, что можно на пластинку сразу записывать».

Сейчас мы готовимся к ансамблевому конкурсу. Таких тоже мало в России. Три номинации: фортепианный ансамбль, инструментальный ансамбль и аккомпанемент с иллюстратором.

 

«Точка, точка, запятая…»

А продолжение фразы отсутствует, потому что это – название художественного конкурса.

- Когда конкурс музыкантов-преподавателей набрал обороты, в комитете по культуре нам сказали: «Вы обидели художников и хореографов. Им тоже нужны конкурсы», – говорит Елена Церр. – С хореографами по понятным причинам сложнее, но мы объявили конкурс художников. Художники откликнулись с превеликим удовольствием. И по окончании учебного года, в июне, в течение двух дней у нас будет проходить конкурс под названием «Точка, точка, запятая…». Преподаватели художественных дисциплин, также в двух возрастных группах, будут пять часов рисовать – графикой. Графика – один из самых трудных видов, показывающий мастерство и профессионализм. То, с чего начинают дети – с академического рисунка. Требования разрабатывали наши художники совместно с преподавателями из гатчинской «художки» и Войсковицкой школы искусств. Жюри – из лицея Иогансона. Член жюри приедет заранее и выставит три вида натюрмортов – на выбор.

 

…И маленькие Робертино Лоретти

Директор Коммунаровской школы искусств Елена Рустамовна Церр – оперная певица, много лет выступавшая на сцене петербургских театров. Сегодня она преподает вокал.

- Я выбрала учебный план, где дети с первого класса проходят фортепиано – они должны уметь себе сыграть хотя бы вокальную партию, – рассказывает Елена Рустамовна. – Несмотря на то, что вокал у нас преподается по общеразвивающей программе, обучение длится семь лет. Заниматься академическим вокалом более короткий срок бессмысленно. И без прослушивания дети не принимаются. Потому что наличие слуха и голоса в данном случае обязательно. Правда, как показывает практика, дети со средними данными развиваются лучше. Главное, координация слуха и голоса, все остальное придет – при надлежащем усердии.

- С какого возраста можно определить, есть голос у ребенка или нет?

- С шести лет. Надо только знать особенности детского организма, и в каком регистре голос должен звучать.

- Среди ваших учеников есть мальчики?

- Немного, но есть. И очень даже способные. Во время обучения голос мутирует, но заниматься можно. И некоторые выпускники потом идут учиться дальше. Вот в этом году первоклашки хорошие пришли…

- «Робертино Лоретти» попадаются?

- Да! Кстати, у нас в школе проходит и областной конкурс вокалистов – «Серебряный Орфей». Конкурс потрясающе интересный, желающих – масса. Приходится даже ограничивать количество заявок – не более пяти от одного учебного заведения. Надеемся, что он состоится, как всегда, в феврале – в классическом очном формате.