Каким был домик Куприна в Гатчине, и был ли он зелёным?

Каким был домик Куприна в Гатчине, и был ли он зелёным?

Сегодня – день рождения Александра Ивановича Куприна. Писатель часто приезжал в Гатчину к именитым друзьям, гостил, творил, а за тем купил дом на улице Елизаветинской (теперь Достоевского), где прожил со своей семьей восемь спокойных и благополучных лет.


«Я сумел создать полную иллюзию деревни»

Небольшой деревянный дом — «зеленый домик», так называли Куприны свою дачу, они купили в мае 1911 года в кредит, который выплачивали до 1915 года. Куприн жил в Гатчине вместе с женой Елизаветой Морицовной, дочерью Ксенией (Зина и Лида умерли в раннем детстве), и с ними проживала няня. По свидетельству дочери писателя, это был «маленький, построенный в начале века уютный зеленый домик в пять комнат, с большой террасой и чудесными тополями вокруг».

Как пишет гатчинский краевед Владислав Кислов, дом был построен в начале XX века на участке баронессы Л.А. Тизенгаузен. Фактически он являлся флигелем дома №19. В первые годы ХХ века в Гатчине владельцы домов все чаще стали продавать флигели, а их новые хозяева регистрировать свои строения под прежним номером, но с добавлением букв «а», «б» и т.д. В 1909 году ротмистр М.К. Эвальд стал владельцем флигеля, который зарегистрировал как дом №19а по улице Елизаветинской. В феврале 1911 года супруги Куприны сняли дом под дачу, а затем Александр Иванович уговорил супругу его купить. При доме имелся небольшой сад и двор со службами. Так супруги Куприны стали постоянными гатчинскими жителями.

— Я живу в Гатчине. Домик купил. Покрасил в зеленый цвет – цвет надежды, — делился в письме Александр Иванович.

Проведенные в этом доме годы жизни, вероятно, были лучшими в жизни семьи писателя.

— Я сумел создать себе полную иллюзию деревни, которую я люблю, и которая единственно создает душевный покой, настоятельно необходимый нашему брату, — рассказывал писатель о своей жизни в Гатчине.

На огороде Куприн выращивал различные овощи, а над цветами производил опыты по скрещиванию. Эффектные куры и бойцовские петухи были обитателями птичника. О своей любви к огородничеству Куприн так писал в повести «Купол святого Исаакия Далматского»:куприн в саду

— Я собственноручно снял с моего огорода 36 пудов картофеля в огромных бело-розовых клубнях, вырыл много ядреной петровской репы, египетской круглой свеклы, остро и дико пахнущего сельдерея, репчатого лука, красной, толстой, упругой грачевской моркови и крупного белого ребристого чеснока — этого верного противоцингового средства… Весь мой огород был размером в двести пятьдесят квадратных саженей, но, по совести могу сказать, потрудился я над ним усердно, даже, пожалуй, сверх сил…

В литературе указывается, что густые заросли сирени и боярышника окружали дом Куприна со всех сторон. Окна кабинета писателя выходили в цветник, где пышно цвели астры и хризантемы всевозможной окраски.

В 1919 году Куприн принял решение покинуть родину, а когда вернулся в 1938-м уже изможденный болезнью, дом его оказался занят жильцами. В июне он тихо поселился рядом, на даче у семьи Белогруд (ул.Чехова, д. 10). Ни Куприн, ни жена его не нашли в себе сил зайти в свой дом. А через два месяца, 25 августа 1938 года, Куприн скончался в больнице от рака пищевода.

Сейчас на месте усадьбы Куприна стоит пятиэтажный жилой дом (ул. Достоевского, д.21), на боковом фасаде которого установлена доска с надписью: «В 1906 — 1919 годах в Гатчине жил и работал Александр Иванович Куприн. На этом месте находился дом писателя. Здесь созданы рассказы «Гамбринус», повесть «Яма» и другие произведения».

 

 «Мы жили по соседству с Куприным»

В Гатчине живут люди, которые еще помнят дом Александра Ивановича. Воспоминаниями с нами поделился гатчинский старожил Вячеслав Пирогов.

Вячеслав Алексеевич из довоенных гатчинцев, в следующем году ему исполняется 90 лет. Все детство его прошло по соседству с домом Куприна. Лично великого писателя он не видел. В 1938 году, когда Куприн умер, Славе Пирогову исполнилось 10 лет. Как настоящий дворовый пацан, он с ватагой соседских мальчишек считал всю ближайшую округу своей территорией, которую необходимо охранять от пришлой ребятни.

— Я жил на углу улиц Володарского и Советской (Соборной), — рассказывает Вячеслав Алексеевич. —  Не в угловом, а в следующем двухэтажном доме с террасой. Весь нижний этаж был папин. Он был инженером связи, образование получил в дореволюционном Санкт-Петербурге. В царское время командовал ротой связи. Как специалист высокого класса, участвовал в прокладке кабельной линии Петербург-Хельсинки. Когда начались репрессии, как царского офицера его уволили со связи, он рано ушел из жизни. Я учился тогда в первом классе.

В довоенные годы наш двор был самый большой. Он охватывал квартал между улицами Володарского, Урицкого, Радищева и Советской. В детстве мы считали все это все нашими «владениями». Квартал назывался «телефонка», потому что здесь на втором этаже большого двухэтажного, каменного здания находилась телефонная станция (теперь это здание на территории рынка). На высоком берегу Черного озера стояли большие деревянные столбы. Провода через Черное озеро тянулись в город и на углу улиц Чкалова и Театральной (Леонова) опускались в «шкаф».  Дальше они шли под землей по ул. Театральной, по Урицкого до телефонной станции.

У нас был «свой» пруд (теперь он у павильонов вещевого рынка). На краю пруда на полянке стоял дачный домик. Все было обихожено. Чья это усадьба, нас мальчишек тогда не интересовало.

Напротив, тоже в здании усадьбы, размещалась школа №6, в которой мы учились (теперь на этом месте стоит библиотека им.Куприна). Дальше с другой стороны улицы был огромный детский сад (теперь здесь дом № 9 по ул.Радишева). В нашем дворе было пять домов, грядки и фруктовый сад. Урожай в саду собирали вместе. Нам поручали раскладывать яблоки по кучам. Потом тянули из шапки жребий, кому что достанется.

В доме, где теперь ворота рынка, семья Артюховых держала коров. Стадо гнали по ул. Володарского прямо на Скотопрогонный переезд. За платформой Татьянино начиналось поле и лес. Мы собирали ягоды: гоноболь, бруснику, клюкву. Дальше шла только одна дорога: вокруг кладбища. За ним лес и торфоразработки. Лес пилили, торф вывозили по узкоколейке. Пни шли на дрова. В том месте, где потом построили мебельный комбинат, была обычная лесопилка.

 

«На месте дома Куприна – пустырь»

Дом и хозяйство Куприна располагались на углу улиц Достоевского и Володарского. Точнее, это территория между пятиэтажным домом, на котором весит памятная доска Куприну, и зданием бывшего детского сада завода «Буревестник», где сейчас кафе и разные организации. В настоящее время это пустырь – деревья, кустики, трава. Как раз на этом месте стоял сам дом Куприна. Крыльцо было наискось или на уголок: смотрело и на ул. Достоевского, и на Володарского. Дальше шли небольшие строения — хозяйственные пристройки, кухня, помещения для прислуги. Видно было, что был хороший сад, огород, держали разную живность. Я, правда, ее не видел. Спустя время это все стояло заброшенным и позднее вовсе аннулировалось.

В мое босоногое детство территория усадьбы, как нам казалось, простиралась до нынешней ул. Чехова (сейчас там гаражи, бассейн «Маяк»). Но задний участок представлял собой низину. Его все время заливало водой, поэтому раньше там ничего не строили.

Жилые дома стояли в глубине участка. Деревянные, песочного цвета. Конечно, был забор, а уже за ним утопающий в зелени дом. У Куприна дом тоже был обычный. Не зеленого цвета к тому времени, а цвета дерева.

В детстве мы, конечно, слышали, что в этом доме жил писатель Куприн. Но, честно говоря, нас в этом возрасте больше интересовало, где жили одноклассники. Мимо дома Куприна по улице Володарского мы с ребятами бегали купаться на Филькино озеро. Договоримся, соберемся и вперед босиком. Когда шли обратно с купания, по пути любили зайти на крыльцо в дом Куприна и попросить попить. Нам выносили. Крыльцо было очень большое, полузакрытое, с навесом. Справа и слева стояли массивные деревянные скамейки. Можно было шикарно расположиться и попить водички.

Как описывают, Куприн любил привечать странников. Думаю, на таком большом удобном крыльце можно хорошо отдохнуть. В центре большой стол поставить и перекусить с дороги.

Дом Куприна разобрали много после войны, когда в городе началось массовое строительство. Завод «Буревестник» один за другим построил в разных частях Гатчины несколько жилых домов. Дом Куприна снесли, когда начали строить пятиэтажный дом №21 по улице Достоевского.

 

Уголок Куприна – Гатчине

Сегодня в Мариенбурге есть улица Куприна, хотя к этому микрорайону города писатель никакого отношения не имел. Есть библиотека имени Куприна, перед фасадом которой установлен его бюст. И есть табличка на доме, при строительстве которого был снесен дом Куприна. А само памятное место, где конкретно находился дом великого писателя, где он счастливо жил и творил, — никак не обозначено.открытие памятной доски

В этом году – в Год истории в Ленинградской области я обратился в администрацию с предложением благоустроить эту территорию. Для этого ничего особенного не нужно: следить за чистотой, скамеечки поставить. Я бы еще перенес бюст Куприна на то место, где был его дом. И назвал бы это не английским словом «сквер», а по-русски — уголок или садик Куприна. Он же не иностранец был и творил на русском языке.