Январский штурм 1944 года на подступах к Гатчине

Январский штурм 1944 года на подступах к Гатчине

В военные суровые январские дни 1944 года оккупированную немецко-фашистскими войсками Гатчину и ее северные предместья противник пытался удержать любой ценой. На этот сильно укрепленный рубеж, удерживающий германский фронт под Ленинградом, враги стягивали новые артиллерийские батареи и минометы, хорошо подготовленные армейские соединения. Тем не менее, здесь, на берегах реки Ижоры, немцев ожидало страшное поражение.


В течение нескольких суток, 21 – 25 января 1944 года, ожесточенные бои проходили в окрестностях деревень Большое и Малое Верево, Романовка и Горки, железнодорожной станции Ижора (ныне – Верево) и железнодорожной платформы Мозино (ныне – Старое Мозино), расположенных вдоль левого берега реки Ижора. Здесь гитлеровцы смогли использовать для обороны построенные еще в августе 1941 года советские бетонные доты и устроить минные поля, создать один из передовых узлов обороны с многочисленными огневыми точками.

Линию обороны долго не удавалось прорвать. Именно на этом участке фронта по вражеским позициям был нанесен главный удар наших сил, здесь 25 января 1944 года произошло одно из решающих сражений под Гатчиной. Земля этого древнего края обильно полита кровью наших погибших солдат и офицеров

Огромную роль в разгроме врага на этом направлении, форсировании реки Ижоры, выдвижении наших войск к городским окраинам сыграли: 120-я Гатчинская Краснознаменная стрелковая дивизия, 201-я Гатчинская Краснознаменная дивизия и другие соединения, наступавшие со стороны поселка Тайцы и Пулковских высот. В боях за освобождение веревской земли особо отличился 543-й стрелковый полк 120-й стрелковой дивизии, которым командовал подполковник Федор Иванович Галиев.

Как вспоминал впоследствии командир дивизии, генерал-майор в отставке Алексей Васильевич Батлук, в боевых действиях, надежно обеспечивавших штурм позиций врага, мужественно проявили себя артиллеристы:

«Следуя неотрывно с боевыми порядками пехоты, артиллеристы прямой наводкой разбили много железобетонных и других сооружений на северном берегу реки Ижоры. При поддержке огня полковых пушек и массированного огня тяжелой артиллерии мы преодолели прибрежные укрепления и быстро вышли к окраинам Гатчины. С 8 часов вечера 25 января до 4 часов утра 26 января подразделения 120-й стрелковой дивизии, которые втянулись в бой, продолжали его вести за каждый дом. Одновременно шли последние приготовления для решительного штурма врага и освобождения Гатчины». 

Особую документальную историческую ценность представляют воспоминания участников освобождения Гатчинского района от немецко-фашистских захватчиков. Представляем фрагменты некоторых из них.

Зельман Моисеевич Вайнштейн, техник-лейтенант, ветеран 201-й стрелковой дивизии, в 1944 году награжден медалью «За боевые заслуги»:

«21 января 1944 года ровно в полночь наши войска начали марш к переднему краю, для того чтобы прорвать оборону противника и наступать в направлении Гатчины. Наступление началось ранним утром следующего дня. Наши передовые подразделения после упорного четырехчасового наступательного боя прорвали оборонительные рубежи немецко-фашистских войск. В прорыв были введены основные силы. Враг оборонялся отчаянно, беспрерывно контратаковал.

Особенно тяжелые и кровопролитные бои развернулись за Большое Верево, где наступал полк полковника Конникова. Взять деревню с ходу не удалось. Неудачными были и наши попытки обойти наступательный пункт с флангов. Бой длился целый день, подразделение несло тяжелые потери, а Большое Верево все еще оставалось в руках фашистов. И вот здесь отличилась рота, которой командовал ст. лейтенант Деревянкин. Под покровом наступивших сумерек рота во главе с командиром дружно поднялась в атаку и при поддержке танков заняла деревню. Большое Верево горело. В пламени горевших домов были видны трупы фашистских солдат, брошенная ими техника».

Леонид Михайлович Хейфец, старший лейтенант, ветеран 120-й стрелковой дивизии, бывший корреспондент дивизионной газеты:

«Ровно в 12 часов, 23 января, после артподготовки в атаку бросились штурмовые группы. Им удалось уничтожить шесть дотов и вклиниться на флангах в оборону противника.

Первый успех также сопутствовал бойцам 289-го полка. Правым флангом полк вышел на северный берег Ижоры и начал вести бой за переправу в направлении деревни Вайялово. Противник прорвал плотину и затопил берег реки. Тем временем кровопролитные бои завязали батальоны 543-го полка в районе Большого и Малого Верево…

Ночью 24 января, после освобождения 543-м полком Большого и Малого Верево, подполковник Галиев принял смелое и, я бы сказал, дерзкое решение, которое сразу и осуществил. Тайком, скрытно бойцы полка под его командованием подобрались к старой переправе, разрушенной еще ранее немцами.

Бойцам первого батальона удалось проскочить незаметно по переправе на южный берег Ижоры. Немного погодя к переправе подошли саперы и разведчики. Они усилили и исправили места поломок, а затем открыли огонь по огневым точкам врага, начавшего обстреливать переправу.

Но и здесь немцы опоздали. Другой батальон проскочил на южный берег и, не потеряв ни одного человека, с ходу занял деревню Вайя, а к утру 24 января уже весь полк был на южной стороне реки Ижоры и вступил в бой с отступающими гитлеровцами. Это был крупный успех.

Прорыв через Ижору одного полка помог и другим подразделением переправиться на противоположный берег реки. Теперь дивизия подошла непосредственно к Гатчине».

Григорий Федорович Григорьев, ветеран 201-й стрелковой дивизии, помощник начальника 6-го отделения штаба, лейтенант:

«21 января мы начали наступление в северном районе Гатчины. Командир дивизии решил нанести главный удар на основные коммуникации противника на участке: Гатчина-Пушкин, силами нескольких полков было приказано овладеть населенными пунктами Большое и Малое Верево. Непосредственно 191-й полк должен был перерезать шоссейную и железную дороги, овладеть станцией Ижора (Верево), деревнями Новая и Бугры, с последующим выходом на рубеж реки Ижора.

22 января дивизия двумя полками – 92-м и 191-м перешла в наступление, действуя мелкими группами, свернув основные силы в колонны. В наступлении дивизию поддерживали: 501-й гаубичный артиллерийский полк, 12-й гвардейский артиллерийский полк, 1-й и 2-й дивизионы тяжелой гаубичной бригады, 322-й минометный полк, 49-й танковый полк прорыва, штурмовой авиационный полк и дивизион РС «Катюши».

В 6 утра 22 января подразделения 92-го стрелкового полка и 220 артиллерийского полка ворвались в деревню Куприяновка. Первой ворвалась 6-я рота под командованием старшего лейтенанта Деревянко. Завязался ожесточенный бой, переходивший в рукопашные схватки. К 18 часам подразделения 2-го батальона 92-го стрелкового полка вплотную подошли к опорному пункту противника – Большое Верево. В 18.30, после залпа гвардейских минометов, сопровождаемые танками, подразделения 2-го батальона 92-го стрелкового полка овладели деревней Большое Верево. В этом бою было отражено 5 контратак противника. Врагу был нанесен большой урон (убито и ранено 500 солдат и офицеров). С нашей стороны тоже имелись значительные потери в живой силе и технике, было подбито пять наших танков.

Овладев Большим Верево, 2-й батальон 92-го стрелкового полка продолжал боевые действия и утром 23 января овладел деревней Малое Верево.

191-й стрелковый полк, выполняя поставленную задачу, отбросил противника в районе водокачки (Таицкий водовод) и продолжал наступать на станцию Ижора. При подходе к станции полк был остановлен сильным огнем и контратакован противником. Контратаку удалось отбить. Удачным выходом в тыл противника 2-го батальона 191-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Каратаева в 18 часов 22 января была захвачена станция Ижора. В этом бою особенно активно действовала рота капитана Шохина.

Овладев Б. Верево, М. Верево, станцией Ижора и участком железной дороги, наши подразделения продолжили наступление в направлении деревни Романовка. Противник после потери железнодорожной платформы Мозино отошел на заранее подготовленные позиции, на рубеж реки Ижора.

На следующий день противник оказал нашим войскам исключительно упорное сопротивление. Он приспособил и использовал как огневые точки траншейную систему и проволочное заграждение. Бой за деревни Романовку и Горки был сильным. К утру 24 января подразделения 92-го и 191-го полков полностью овладели этими населенными пунктами.

Наиболее отличились в боях на рубеже реки Ижора воины взвода автоматчиков 92-го полка под командованием лейтенанта Недошивина, воины капитана Агапова и капитана Качукова, командир батареи, старший лейтенант Федоренко и другие. Сержант Дмитрий Вуколов вместе с отделением автоматчиков 24 января в районе Романовки ходил в тыл немцев. Они окружили вражеский расчет и уничтожили фашистов. Вуколов со своим отделением первым форсировал Ижору в районе Романовки. Внезапно атакованные немцы отступили. За этот подвиг сержант Вуколов был награжден орденом Славы 3-й степени.

Утром 25 января 53-й отдельный саперный батальон и присоединенный к дивизии 7-й инженерный батальон 52-й инженерно-саперной бригады закончили постройку временного моста через реку Ижора (у Романовки) и пропустили тяжелые танки, а затем дивизионную артиллерию и автотранспорт».

Александр Федорович Федоров, ветеран 1973-го истребительно-противотанкового Гатчинского Краснознаменного артиллерийского полка, заместитель командира по политчасти, майор, почетный гражданин Гатчинского района:

«Истребительный противотанковый артиллерийский полк, в котором я служил, вел бой за станцию Ижора (ныне – Верево). Противник упорно оборонялся, зная, что за его спиной находится важный стратегический узел – Гатчина. Станцию мы взяли, но в бою потеряли свыше десяти бойцов. Помню большой деревянный дом на Киевском шоссе, неподалеку от станции, в котором размещался перевязочный пункт. В ту январскую стужу, когда я вошел в здание, меня поразили тепло и запах крови. Кровь наших бойцов обильно пролилась на гатчинской земле».

Немецкое командование требовало от своих частей любой ценой удержать рубеж на реке Ижоре. Показателем критического положения дел противника являлось то, что радиопереговоры велись фашистскими захватчиками практически открытым текстом. Так, в районе деревни Большое Руссолово у немцев была перехвачена радиограмма следующего содержания: «Кому. Губерс. Командир корпуса сообщает, что по приказу фюрера необходимо во что бы то ни стало удержать позиции, подготовить все команды для поджога. Губерс – во что бы то ни стало удержать Горки, Романовку, станцию Мозино. Грисбах удерживает участок обороны до станции Мозино. Необходимо русским воспрепятствовать – занять шоссе. Мост через р. Ижору взорвать, если положение не изменится в лучшую строну. Приказ об этом последует от полковника Кольберга. Подпись генерала (фамилия не разборчива)».

С того героического времени прошло 76 лет. Сегодня в местах, где проходили былые сражения, находятся братские могилы советских воинов-освободителей, открыты памятники Боевой славы, установлены мемориальные доски. Первые памятные знаки на территории Романовского сельского совета (ныне – территория Веревского сельского поселения) появились в 1947 году. Это были увековеченные братские захоронения в деревнях Романовка, Большое Верево и Зайцево. Над памятниками шествовали тогда Гатчинский районный военкомат, местные школы и колхозы.

В мае 1975 года на южной окраине поселка Малое Верево, рядом с Киевским шоссе, на месте памятного знака, установленного на братской могиле павших бойцов, был открыт мемориальный комплекс, созданный силами местной молодежи, тружениками совхоза «Верево» и администрацией Большетаицкого сельского Совета, в состав которого тогда входили эти земли. Среди самых дорогих гостей на открытии мемориала находились тогда ветераны 201-й стрелковой дивизии. В памяти старожилов осталось эмоциональное выступление бывшего командира 191-го стрелкового полка 201-й Гатчинской Краснознаменной стрелковой дивизии Дмитрия Алексеевича Петухова. Ветераны 120-й и 201-й стрелковых дивизий были частыми гостями военно-патриотических мероприятий, проводимых в Веревской средней школе.

В том же году на сессии депутатов было принято решение о переименовании улицы Тракторной в поселке Малое Верево – в улицу имени парторга Кутышева, героя войны, участника освобождения веревской земли от фашистских захватчиков. Капитан Михаил Васильевич Кутышев воевал в составе 1973-го Краснознаменного истребительного противотанкового артиллерийского полка. Он погиб смертью храбрых 16 марта 1945 года, отбивая со своими товарищами массированную атаку немецких танков на Одерском плацдарме, на пути к Берлину.

Большое братское захоронение расположено в деревне Романовка. Здесь обрели вечный покой 168 наших солдат и офицеров, имена 43-х из них остаются неизвестными.

По берегам реки Ижоры сохранились памятные доты, созданные в 1941 году по приказу командования Ленинградского фронта. Есть в этих героических местах и другие напоминания о Великой Отечественной войне.