Хрустальные мелодии Гатчинского дворца

Хрустальные мелодии Гатчинского дворца

В начале 2016 года в Гатчинском дворце-музее планируется открыть после реставрации Греческую галерею и обновленную экспозицию в Личных комнатах Павла I. Осветительные приборы тоже займут свое историческое место в убранстве залов.


Осветительные приборы в дворцовых залах (кроме практического значения) являются важнейшей составляющей частью убранства. От них во многом зависит художественное восприятие интерьера.

Для меня мир прекрасного дворцов как раз открылся и покорил на всю жизнь, однажды вспыхнув феерическим светом хрустальных каскадов, фантастических деревьев из золоченой бронзы, фарфора, цветного стекла… От волшебного света люстр, фонарей, канделябров оживали лица на старинных портретах, загорались яркими цветами красок ковры, пышные драпировки, узоры наборных паркетов, золото лепных орнаментов. Это было в Петродворце, когда о Гатчинском дворце даже не хотели вспоминать. А много позже при подготовке к открытию первых восстановленных залов я уже с удовольствием изучала знаменитую коллекцию осветительных приборов музея, чтобы подобрать необходимые экземпляры.

До Великой Отечественной войны коллекция осветительных приборов Гатчинского дворцамузея также, как и живописи, скульптуры, фарфора, оружия, считалась одной из богатейших не только по количеству, но и по разнообразию.

Из старинных люстр начала XVIII века выделялись образцы русского барокко, которые также называли «французскими». Это пышные хрустальные люстры с причудливо изогнутыми ветвями из бронзы, на которые густо развешивались «листья дуба», «звезды» и «пирамидки». Причем хрусталь имел красивый сиреневый отлив из-за добавок марганца. Позже хрусталь стали делать прозрачным. Конечно, родиной таких люстр была Франция. Достаточно вспомнить залы дворца Версаля и знаменитую Зеркальную галерею королясолнца Людовика XIV. Сегодня в Гатчинском дворце воссозданные люстры такой формы висят в Верхней Тронной Павла I, Малиновой гостиной.

Следующими по времени были люстры царствования Екатерины II, когда на смену вычурному барокко приходит классицизм. Меняется форма осветительных приборов и их хрустальный наряд. В люстрах уже четко прослеживаются вертикальные и горизонтальные линии, хрустальный убор становится более легким и изящным. Одна из таких люстр ныне украсила Тронную Марии Федоровны.

А затем из переработанной формы классической люстры родились знаменитые «гатчинские». Особенностью Гатчинских люстр является то, что в них центральный стержень спрятан в вазы из цветного стекла. К стержню крепятся круглые бронзовые обручи, украшенные хрустальными подвесками и гирляндами. Хрусталинки обрабатывались в форме миндаля, бусинок, капель воды. Особенно восхитительно выглядят «пучки дождя», которые завершают всю композицию люстры. Также гатчинскую люстру оформляли внизу «корзинкой» из хрустальных гирлянд, соединенных бронзовой розеткой. Идею создания такой корзинки приписывают Николаю Львову, архитектору Приоратского дворца. Различные варианты подобных люстр украшали многие парадные залы Гатчинского дворца. Сегодня одну из них можно увидеть в Туалетной Марии Федоровны.

Надо добавить, что позже появились огромные люстры-корзинки, которые и сегодня освещают знаменитые театры. И начинается театральное волшебство с таинственно медленного угасания света при первых звуках оркестра.

Во 2-й половине XVIII века также модными становятся бронзовые люстры и светильники, которые демонстрируют красоту самого металла, его декоративную отделку. К таким первоклассным образцам относится люстра из Нижней Тронной Павла I. Ее приписывают работе прославленного французского скульптора-бронзовщика Пьера Гутьера. Его называют одним из создателей стиля Людовика XVI. В Версале в Малых покоях супруги королевы находилась люстра Гутьера с фигурками «детей-музыкантов». Люстра из Гатчинского дворца считается ее вариантом.

Из описания гатчинской люстры в статье П. Вейнера «Убранство Гатчинского дворца» в журнале «Старые годы», 1914 год: «Но особенно остановим свое внимание на люстре, так как она, на наш взгляд, является лучшим образцом бронзы XVIII века во всем дворце. Посмотрите, как в ней сочетаются простота композиции и удивительное богатство отделки. Побеги аканта, составляющие рожки для свеч, задуманы с таким совершенством, что к ним ничего нельзя прибавить, как и нельзя от них ничего отнять; вся их линия, все детали как бы вытекают из естественного слияния закона красоты с практической целью применения…С точки зрения исполнения люстра совершенно безупречна. Мягкая лепка листьев, обильно украшающих ее, и плодов, ниспадающих с вазы, замечательная тонкость и верность чеканки не оставляют желать лучшего». Несомненно, также особую благосклонность МарииАнтуанетты мастер завоевал, когда преподнес очаровательную розу из бронзы с золочением.

От себя могу добавить забавную историю о возврате этого шедевра из Павловского дворца-музея в 1985 году, когда открывалась Верхняя Тронная Павла I, и как нам приходилось «с кровью» вырывать у павловчан гатчинские вещи. В тот период существовал приказ Главного управления культуры Ленинграда возвращать только в отреставрированные залы экспонаты, которые там были до войны, числились по генеральной описи 1938 года и были спасены. Но главный хранитель А.С. Елкина пошла на «музейную» хитрость, включив в список возврата люстру Гутьера из Тронной, но из какой – Нижней или Верхней – не уточняла. И сотрудники Павловска, вероятно по незнанию, попались. В результате в день открытия 8 мая люстра Гутьера украсила вновь открытую Верхнюю Тронную императора. Теперь после реставрации ее повесят в одну из Личных комнат Павла на первом этаже Главного корпуса, где будет воссоздан облик Нижней Тронной. Но, к сожалению, восстановление самой Тронной пока остается в будущем.

Также торжественность Верхней Тронной и сегодня придают четыре напольных торшера, расставленные в углах зала. Первоначальные, выполненные по проекту Винченце Бренны, которые находились в Тронной с конца XVIII века, не сохранились. Но по архивным документам их заново воссоздали талантливые проектанты и реставраторы в 2011 году. Такие же деревянные, резные, золоченые на семь свечей торшеры украшали и Чесменскую галерею, которая во времена Павла I тоже часто служила для тронной церемонии.

Название «гатчинские» получили и фонари, похожие на колокол или бокал, которых было множество во дворце. Это русский переработанный вариант английского фонаря. Одни из них были большие, украшенные хрустальными гирляндами, и скорее напоминали люстры. Именно такие до войны украшали Греческую галерею, которую предполагают скоро открыть для посетителей.

Проблема освещения помещений Гатчинского дворца остается одной из сложных, т.к. осветительных приборов во время войны было спасено немного, да и те пока не принадлежат музею. Поэтому недостающие воссоздают в мастерских по историческим образцам. На сегодняшний день сохранились три фонаря из Греческой галереи. По одному, который был возвращен еще в 1985 году из Павловского дворца, было выполнено девять штук.

Кроме больших фонарей во дворце было много и совсем маленьких на одну свечу. Обычно их помещали в небольшие помещения: кабинеты, проходные комнаты, а также коридоры и лестничные площадки. От постоянного движения воздуха хрустальные гирлянды фонариков раскачивались, издавая тихий мелодичный звон. Сегодня вновь можно услышать эту хрустальную мелодию.

Помимо фонарей-колокольчиков, были фонари и других форм, например, призматические или круглые. Большие круглые фонари напоминали военные барабаны. Их тоже называли «французскими».Такие висели в Аванзале и Мраморной столовой. В 1944 году фонари из этих залов в поврежденном виде без стекол нашли около дворца. С благодарностью вспоминаю, как два фонаря из Аванзала перед открытием зала помогли привести в порядок сотрудники ЛИЯФ.

В коллекции музея были экземпляры осветительных приборов, выполненные из редких материалов. Так, до революции в Малиновой гостиной висела роскошная люстра из слоновой кости. По преданию, в изготовлении ветвей-рожков, на которые крепились чашечки для свечей, принимала участие сама хозяйка гостиной императрица Мария Федоровна. Как известно, супруга ПавлаI была не только талантливой художницей, но занималась резьбой по кости, камню, янтарю. Люстра из Малиновой гостиной исчезла уже в 30-е годы ХХ века, возможно, проданная через Госфонд. Но сохранились стенники к люстре – тоже из слоновой кости, которые, как мне удалось установить по архивным документам, были выполнены позже в середине ХIХ века на фабрике Ф.Шопена в Санкт-Петербурге в стиле люстры. До этого они считались произведениями XVIII века.

Очень популярным материалом, используемым в светильниках ХIХ века, был фарфор. Такие люстры, бра украшали Китайскую, Готическую галереи, комнаты Николая I, Александра II в Арсенальном каре. По красоте росписей и белизне фарфора они могли поспорить с китайскими и японскими вазами, статуэтками. Планируется и эти помещения реставрировать в ближайшее время.

В Гатчинской коллекции также были различные бра, канделябры, жирандоли; часть из них была спасена, а утраченные предметы взамен или приобретаются, или воссоздаются.

В конце XIХ века в Гатчинском дворце использовались также масляные лампы. А затем появилось электрическое освещение, причем раньше, чем в других дворцах: «По высочайшему повелению в текущем году должно быть устроено полное электрическое освещение», – сообщает министр Императорского двора заведующему Гатчинским дворцом в мае 1885 года. Затем была освещена и часть города.

Конечно, сейчас в магазинах огромный выбор люстр, светильников. Недавно была потрясена люстрами из венецианского стекла – это настоящий праздник цвета и форм. Но если вы хотите увидеть старинные, а не стилизованные под старину, приходите в Гатчинский дворец-музей, где трудились мастера и дизайнерами на все века.