Наследница по прямой

Наследница по прямой

В субботу, 12 сентября, в Сиверской произошло оставшееся незамеченным многими жителями, но очень важное с точки зрения восстановления исторической справедливости событие. На Дружносельском кладбище был открыт памятник супругам Красовским. Сиверская по праву гордится некогда жившими здесь деятелями искусства, гораздо реже вспоминают о многих славных именах, связанных с отечественной наукой. Судьба Ирины Владимировны Красовской тесно переплетена и с историей культуры, и с историей науки.


Ирина родилась 20 сентября (ст. стиль) 1896 года в Петербурге и была последним ребенком в семье и единственной дочерью. В 1898 году её отец, Владимир Аркадьевич Теляковский, стал управляющим Московской конторой Императорских театров. Дети росли в атмосфере творческой, театральной. В доме нередко гостили Коровин, Головин, Глазунов. В семейном архиве есть даже фото, где четырёхлетняя Ирина сидит на коленях у молодого Фёдора Шаляпина. Средний брат Всеволод стал художником, а Ирина с самого детства любила природу.

Она получила блестящее образование в одном из старейших учебных заведений России, Петришуле, которое окончила в 1914 году с золотым перстнем. Петришуле славилось отличным преподаванием иностранных языков. Знание в совершенстве немецкого, английского и французского языков сыграло значительную роль в её дальнейшей жизни.

С началом Первой мировой войны оба её брата идут служить, а Ирину, ввиду грядущего безвременья и сложной ситуации в России, в 1916 году выдают замуж за дворянина Александра Васильевича Красовского. В марте 1917 года Владимир Теляковский, последний директор Императорских театров, подаёт в отставку. Семья съезжает с казённой квартиры на Театральной площади (сейчас в ней находится театральный музей и библиотека) и переселяется в дом 73/75 на Каменноостровском проспекте. Здесь отцом было куплено две квартиры: № 34 для своей семьи и № 2 для Ирины с мужем. В этой квартире Ирина Владимировна прожила 18 лет.

В 1920 году Ирина Красовская поступила в Петроградский сельскохозяйственный институт. Ещё учась на первом курсе, она занялась научной деятельностью на кафедре растений у профессора О.А. Вальтера. Ирина работала по изучению корневой системы хлебных злаков. Эта тема стала не только её дипломной работой, но и определила направление дальнейшей научной деятельности. В эпистолярном наследии академика Н.И. Вавилова можно найти отзыв с высокой оценкой дипломной работы студентки: «Сочинение И.В.Красовской …представляет из себя выдающуюся работу, обнаруживающую прекрасное знакомство автора с литературой вопроса не только русской, но и иностранной, и овладение им новейшей методикой физиологических исследований». Николай Иванович пригласил Ирину работать в свой институт. В отделе физиологии растений ВИР прошли первые 10 лет её научной деятельности.

Оценив прекрасное знание Ириной Красовской иностранных языков, Н.И. Вавилов в 1934 году пригласил её к сотрудничеству над изданием современного перевода книги Чарльза Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора». Вдвоём с профессором Т.А. Красносельской-Максимовой они проделали огромную работу по исправлению ошибок в переводе книги Дарвина. Имя Красовской упоминается в предисловии, написанном академиком Н.И. Вавиловым в издании 1935 года. Эта книга имела большой успех и в 1937 году была переиздана, но имя Вавилова оказалось вообще изъято, а Красовскую и Красносельскую-Максимову упоминают лишь в конце книги после указания опечаток.

Красовской также принадлежат хорошо выполненные переводы: с немецкого совместно с И.И. Тумановым широко известной книги Молиша «Физиология растений как теория садоводства», перевод на английский язык пользующегося широкой популярностью у нас и за рубежом учебника Н.А. Максимова «Краткий курс физиологии растений», перевод с английского на русский язык книги Израельсена «Научные основы и практика орошения».

В феврале 1935 года Ирина Красовская защитила докторскую диссертацию на тему «Засухоустойчивость яровых пшениц мировых растительных ресурсов», а через несколько дней была вызвана в НКВД, где получила повестку о высылке её вместе с мужем в город Атбасар в Казахстан. Это был так называемый «Кировский поток», когда после убийства Кирова из Ленинграда высылали представителей интеллигенции, бывших дворян. Ирину с мужем и её брата-художника Всеволода с женой выслали, как детей бывшего директора императорских театров. В её защиту писал Н.И. Вавилов, но даже вмешательство всемирно известного учёного не помогло.

Ирина Владимировна всю свою нелёгкую последующую жизнь оставалась преданной ученицей Н.И. Вавилова, пытливым, грамотным и трудолюбивым учёным, наследницей его дела – «наследницей по прямой». Известно, что вскоре сам академик был арестован и умер от пыток и голода в Саратовской тюрьме.

В Казахстане Красовским жилось очень трудно: там не было ни электричества, ни керосина, а свечи высылали в посылках из Ленинграда, о чём известно из писем брата к В.Э. Мейерхольду. Другая верная ученица Вавилова, Е.Н. Синская, пишет в своих воспоминаниях об этом периоде жизни Красовской: «…на её долю выпало много мытарств, за годы изгнания она выполняла всевозможные работы, вплоть до доярки…».

С 1937 по 1944 год Ирина Владимировна заведовала отделом физиологии Горьковской областной станции полеводства и одновременно преподавала в Горьковском сельхозинституте. Потом ей удалось найти работу чётко по теме своей научной деятельности. С 1944 по 1952 год Ирина Владимировна служила в Саратове в Институте зернового хозяйства Юго-Востока, где руководила лабораторией физиологии растений. Она также заведовала кафедрой физиологии растений в Саратовском университете. За время работы профессором И.В. Красовской было опубликовано более 50 научных трудов в различных издания.

В 1952 году она вышла на пенсию, появилась возможность жить поближе к Ленинграду. Красовские покупают дом в посёлке Сиверский, где и проходят их последние годы. В то время этот дом на Пролетарском проспекте числился под номером 100, а сам участок был вдвое больше. Сейчас это дом № 56. Установить его точное местонахождение и с этим выйти на связь с наследниками удалось краеведам Л.А. Феногеновой и С.В. Степанову. Они догадалась наложить на карту Сиверской с современной нумерацией карту более чем столетней давности, составленную землемером Вишневским во времена первой дачной застройки этого участка, называвшегося Новое Дружноселье и предназначенного владельцем Г.Ф. Витгенштейном под продажу. Кстати, и кладбище тогда называлось Новодружносельским.

Ирина Владимировна уже была тяжело больна, но в Сиверской она, несмотря на своё прогрессирующее онкологическое заболевание, продолжала обработку результатов своих экспериментальных исследований прошлых лет, а также много трудилась в саду. До сей поры можно отыскать там ароматнейшую ремонтантную землянику ею разведённую, а перед домом высится результат межродовой прививки – клёнодуб. Сюда к ней приезжали её ученики.

Последние годы жизни Ирина Владимировна работала над подготовкой к печати библиографии мировой литературы по корневым системам растений, которую она собирала в течение своей 40-летней научной деятельности. К сожалению, эту, столь нужную для её последователей в науке, работу она не успела закончить. 9 мая 1956 года И.В. Красовская скончалась. Через год вслед за ней ушёл из жизни её супруг, Александр Васильевич, страдавший тяжёлой формой глаукомы и бывший на 22 года старше Ирины Владимировны. Прямых наследников у них не осталось. Пока следы этого последнего её труда не найдены. Возможно, зная о своей болезни, она могла передать материалы одному из учеников или коллег, возможно, передала в архив.

Ирине Борисовне Гуськовой, учредителю и руководителю театрально-художественного информационного ресурса, исследователю жизни и творчества В.А. Теляковского, удалось найти на Серафимовском кладбище и привести в порядок надгробие из пяти крестов всех членов семьи Теляковских: отца, матери, двух братьев и жены одного из братьев. Могилу же Ирины Красовской в Сиверской найти не удалось даже с помощью знатоков-старожилов. За эти годы на одном и том же месте частенько хоронили не единожды. Но местная администрация пошла навстречу энтузиастам и помогла с установкой на Дружносельском кладбище памятника на видном месте – у самого Дружносельского шоссе. Как отметил А.В. Бурлаков, теперь этот памятник будет обязательно включён в экскурсионный маршрут по Сиверской.

Большую организаторскую работу по установке памятника супругам Красовским и его торжественному открытию проделал краевед Станислав Степанов. Материальную сторону принял на себя Юрий Иванович Симонов, народный артист СССР, многие годы работавший главным дирижёром Большого театра оперы и балета. А помогла и его семье, и лично ему войти в театральную среду и получить образование Ирина Владимировна. Ещё в Саратове, будучи депутатом, она добилась получения им с матерью приличного жилья, а потом, заметив способности Юры, опекала его до своих последних дней, не побоявшись, что это была семья так называемого «врага народа». Юрий Иванович вспоминал о ней, как о человеке, основным качеством которого была скромность и жертвенность, увлечённость своей идеей. Ирина Владимировна преданно ухаживала за практически слепым мужем, никогда не раздражаясь. В любых обстоятельствах она не позволяла себе хамское поведение.

Памятник Красовским получился очень достойным: на постаменте с надписями высится массивный крест, всё – чёрного мрамора, вокруг ограда и небольшой цветник, открытые со стороны шоссе. Осветил надгробие и совершил панихиду о. Владислав из сиверской церкви Тихвинской иконы Божьей Матери.

На состоявшемся позднее поминальном обеде, ведущим которого был Станислав Степанов, первое слово по праву было дано автору идеи, исследовательнице Ирине Борисовне Гуськовой. На открытии присутствовала Наталья Борисовна Ветошникова, которая знала Ирину Владимировну с 1930 года, когда они познакомились на свадьбе её брата, Всеволода Теляковского. До 1935 года они и жили рядом, на Петроградской стороне в доме 73/75 по Каменноостровскому проспекту. Так семья спасалась от уплотнения, когда подселяли совершенно посторонних людей. Запомнилось, что в те годы у Красовских был невероятной красоты шотландский сеттер, с которым всегда гулял Александр Владимирович. После того, как Красовские поселились в Сиверской, Наталье Борисовне посчастливилось увидеть их всего раз. Это было в 1955 году. Запомнилось, как нежны и внимательны были супруги друг к другу. На дорогу они подарили ей корзинку с земляникой. Следующей весной Ирины Владимировны не стало.

На открытие памятника приехали представители аграрной науки. Санкт-Петербургский аграрный университет, в котором в 20-е годы училась Ирина Красовская, представляла заведующая кафедрой растениеводства, доктор с/х наук А.Л. Кокорина. Надо заметить, что интерес Ирины Гуськовой к личности Ирины Красовской вылился в написание ею монографии по истории этого учебного заведения, которая совсем недавно появилась в печати. Любимое детище Н.И. Вавилова – Всероссийский (прежде Всесоюзный) институт растениеводства, носящий его имя – представляла заведующая лабораторией физиологии растений И.А. Косырева. Именно здесь прошли десять самых лучших лет научной деятельности Ирины Владимировны. Её труды и переводы по теме засухоустойчивости корневых систем злаков и по сей день не потеряли актуальности и широко используются современными исследователями. Так, метод определения засухоустойчивости по гидролизу крахмала – её метод. Справедливости ради, было бы правильно, чтобы этот метод и носил её имя. Поверьте, довольно редко удаётся сказать своё слово в науке, тем более аграрной.

Поскольку от института в Белогорке никто не смог прийти, то его представляла я, проработавшая в селекционном центре института 17 лет.

Доктор биологических наук Г.И. Новиков работает в Петербурге в институте физиологии имени И.П. Павлова. Помимо этого, он с детства является сиверским дачником, одним из первых пришёл с интересным рассказом и дарами в открывшийся в 2010 году музей «Дачная столица». Конечно, такое событие он не мог пропустить. Геннадий Иванович родился в профессорской семье биолога-генетика. Их дом в Сиверской был построен в 1951 году. В своём выступлении на поминальном обеде он заметил, что в Сиверской отдыхали многие выдающиеся учёные: академик Кокка, академик Крачковский, профессор Виноградов, академик Лихачёв. Дед Красовской был также известным человеком – он прославился как фортификатор. Есть даже бухта его имени. В отличие от деятелей искусства, их имена никак до сей поры не представлены в музее «Дачная столица», не отмечены ни одной памятной доской.

Счастье, что сохранился дом на Пролетарском проспекте в Сиверской, в котором жили Красовские. Сейчас хранителем дома является доктор философии Александр Куприянов, который приходится внучатым племянником Александру Васильевичу Красовскому. Он рассказал, что этот дом покупался ещё очень крепким, и хотя самому Куприянову в то время было всего шесть лет, он помнит супругов Красовских, знает, что Александр Васильевич был страстным коллекционером. Он подарил Саше Куприянову свою коллекцию марок. Вместе с домом ему достался в наследство целый ящик дореволюционных журналов «Мир искусства».

Отрадно, что в Сиверской появилась мемориальная доска, а теперь ещё и переулок легендарного директора колхоза «Память Ильича» В.И. Грибова, с большими трудами близится к завершению строительство памятника герою войны 1812 года П.Х. Витгенштейну, теперь вот появился памятник-надгробье ученице Вавилова – Красовской. По разным причинам имена этих людей замалчивались. И хорошо, что в данном случае нашлись энтузиасты, и мы не стали «иванами, не помнящими родства», а справедливость восторжествовала.