Увеселительные места Гатчинского парка

Увеселительные места Гатчинского парка

С мая 1918 года Дворцовый, как и Приоратский парк, стал местом отдыха трудящихся. В послевоенный период он долгое время был в статусе «Парка культуры и отдыха». Сегодня Дворцовый парк является музеем-заповедником. В этом году в парке запланирован ряд грандиозных по масштабу и впечатлениям юбилейных мероприятий.


Дворцовый парк в прежние времена тоже не был «скучным». На его территории уже со второй половины XVIII века существовали разнообразные «увеселительные места» и сооружения. Конечно, они были предназначены только для владельцев Гатчины и их высоких гостей. Часто сооружения были построены из природных материалов, которые создавались с учетом особенностей местности и увлечений заказчика.

Даже Гатчинский дворец первоначально именовали «увеселительным домом». Он возводился для Григория Орлова фаворита Екатерины II для летнего отдыха.

Орловская усадьба соответствовала рекомендациям того времени: «При основании и расположении увеселительного замка и сельского дома первейшее дело состоит в том, чтоб выбирать под него здоровое и с чистым небом вокруг окруженное место…», писал теоретик садово-паркового искусства Гиршфельд.

Поэтому место для дворца итальянский архитектор Антонио Ринальди не случайно выбрал на высоком берегу одного из живописных гатчинских озер – Серебряном. Здание было «раскрыто» для солнца, воздуха, восприятия красот окружающего ландшафта: сквозные проходы галереи на 1-м этаже, открытые галереи и «светлые» переходы на 2-м, смотровые площадки на высоких башнях.

Самой интригующей частью своеобразным дворцовым аттракционом был Подземный ход на берег озера. И в наше время главным развлечением в Подземном ходе остается специально устроенный акустический эффект: громко произнесенные в тоннеле слова таинственным образом эхом повторяются, иллюстрируя древнегреческий миф о несчастной нимфе Эхо и ее самовлюбленном избраннике Нарциссе.

Но, к сожалению, грот «Эхо», которым завершается тоннель, и Серебряное озеро сегодня не доступны для посетителей, т.к. находятся в «запретной зоне» Гатчинского водоканала. В XVIII￾XIX веках после Подземного хода гатчинское увеселение продолжалось уже в парке дальше начиналось увлекательное водное путешествие на лодках по глади озер: сначала Серебряного, а затем – через небольшой тоннель под Длинным островом – Белого.

Дворец Орлова также называли «охотничьим замком», т.к. одним из любимых занятий «гатчинского помещика», была охота. Орловская усадьба была богата дичью, и даже весь парк именовали «Зверинцем».

Известно, что Екатерина II тоже была большой любительницей до егерской и соколиной охоты. Например, как сообщает Камер-фурьерский журнал «1779 года июля 11 дня поутру в 8-м часу Ее Императорское Величество из села Красное соизволила предпринять отсутствие в мызу Гатчино, принадлежащую Его Сиятельству Графу Григорью Григорьевичу Орлову, и в проезд продолжалась соколья охота… А по полудни в 6-м часу Ее Величество соизволила идти пешком для прогуливания и проходить к новостроющемуся каменному дому, а оттуда в зверинец смотреть находящихся в нем фазанов и других птиц».

Следует отметить, что позже при Николае I Гатчина была выбрана «охотничьей столицей» России. С павловских времен уже в выделенном для охоты парке «Зверинец» существовал Охотничий домик с загоном для зверей, а при Александре II был построен целый комплекс Егерской слободы, состоящий из домов царских егерей и необходимых административно-хозяйственных служб. Император Александр II был самым заядлым охотником. Например, к концу его правления в гатчинском «Зверинце» содержалось более 300 крупных зверей. Страсть отца унаследовал и его сын Александр III.

Естественно, что гатчинские водоемы, объединенные в единую водную систему, должны были располагать к отдыху на воде. Та же Екатерина II с удовольствием каталась по озерам в «маленьком ботике» или по дорогам вдоль берегов в «веселой таратайке».

Дворцовый парк в гатчинском ансамбле парков с полным правом можно назвать «парком на воде» или «водным парком». Из 146 га его общей площади поверхность озер, речек прудов, каналов составляет 36 га.

В акваторию озер включено множество островов и полуостровов как естественных, так и искусственных для придания им «большей живописности». Раньше острова между собой и берегами озер соединялись всевозможной формы, размера и материала мостами. Например, в конце XVIII начале XIX веков в Дворцовом парке было построено семь красивейших каменных мостов.

Не менее любимым развлечением в парке было переправляться с острова на остров на небольших паромах, причаливая к каменным пристаням. Паромы действовали с помощью металлических тросов, блоков и, конечно, «седого паромщика». В конце XVIII века на Белом озере было построено 8 паромных переправ. Например, паромные переправы существовали с Пихтового острова на Березовый, между двумя островами Длинного острова, за Карпиным мостом по дороге к Адмиралтейским воротам.

Также в конце XVIII века в Дворцовом парке была устроена занимательная водная затея Водный лабиринт. Низменную часть берега Белого озера превратили в уникальное парковое сооружение: извилистые искусственные каналы вокруг четырех островов причудливой формы стали дорожками для прогулок на лодках.

И как продолжение Водного лабиринта рядом на берегу существовал Зеленый лабиринт. В переплетении его дорожек и площадок были расставлены скамьи для отдыха и устроены различные игры. В послевоенное время на его месте была построена Летняя эстрада. В этой части проводились разнообразные культмассовые мероприятия парка, о которых вспоминают старожилы.

По историческим документам известно, что в орловский период для развлечения гостей также существовали «некие постройки». Например, в сентябре 1779 года, в свое последнее посещение, Екатерина II, «изъявив при том Высочайшее свое удовольствие, благоволила после прогуливаться в устроенном в Английском вкусе хозяйском саду, откуда с хозяином и хозяйкою изволила переехать через озеро, к Китайским баням, а потом ехать в лежащую от Дома в двух верстах с половиною рощу. Там вдали, пред некоторым строением, по сторонам, представлялись две хлебные и одна сенная скирды, которые по приближении Высочайшей Посетительницы вдруг раздвинулись, и внутри каждая представила приятную полевую залу. Сии залы убраны были столами, из снопов сделанными лавками, и по стенам фестонами. Позади же оных видны были в перспективном расположении сельские жилища, и мост, проведенный через долину с одной горы на другую, по которому пастухи гнали стада».

В это время в России в соответствии с европейской модой получили распространение постройки пасторального характера. Образцом служили деревушки (Амо) французской королевы Марии-Антуанетты в Версале и принца Конде в Шантийи, которые видели Павел Петрович и Мария Федоровна во время своего заграничного путешествия.

Пасторальная тема нашла свое продолжение и в парке времени Павла Петровича. Это Березовый домик, который был построен в виде обычной поленницы березовых дров, сложенных у развилки дорог, где начинались пашни и луга с пасущимися стадами.

Березовый домик одновременно был и символом супружеской любовной игры. По преданию, его подарила Павлу Петровичу Мария Федоровна, желая «вызвать улыбку на устах нашего дорогого великого князя (denotrecher Grand Duc)».

Первые сведения о существовании в Дворцовом парке игровых площадок относятся тоже к павловскому периоду. Такая площадка появилась недалеко от дворца. В плане она напоминала форму графина. Отсюда сохранилось название «Графин». Его «горло» было направлено в сторону Белого озера, и от площадки была создана красивая перспектива на Длинный остров, далее противоположный берег озера и павильон Венеры. Игровая площадка была разделена на небольшие круглые в плане сектора. В них находились простейшие аттракционы: качели «маховые» и «русские», вращающиеся по вертикали, а также игры в кегли и свайку. К игровой площадке примыкала возвышающаяся терраса с пятью каменными лестницами. На ней находился деревянный павильон в форме «турецкой палатки» или «турецкого шатра». Изображение площадки с Турецкой палаткой запечатлено на акварели Г.Сергеева в Кушелевском альбоме. Павильон был выкрашен «белилами простыми», внутри обит парусиной, а позже холстом. Известно, что в 1797 году по этому холсту художник-декоратор и ландшафтный архитектор Пьетро Гонзаго «выполнил живописную работу».

В районе Турецкой палатки могли проходить праздничные мероприятия с иллюминациями, а в палатке гостей угощали закусками и устраивали обеды. Позже в 1854 году «совершенно ветхую» и поврежденную бурей палатку разобрали. На ее месте архитектор А.М. Байков построил «из брусчатого шпалерника по стойкам» садовую беседку с шестью арками, покрашенную зеленой краской. Она сохранялась в парке до начала ХХ века, но планировка «Графина» окончательно исчезла под слоем земли в послевоенное время, хотя ее пытались восстановить в 90-е годы ХХ века.

Одним из интересных сооружений парка, построенных из земли, до сих пор является Амфитеатр. Он был сооружен за районом с Турецкой палаткой по дороге к парку Сильвия и предназначался для красочных представлений «рыцарских каруселей».

«Рыцарские карусели» были модной забавой при европейских дворах XVII-XIX вв. В России первые состязания состоялись по распоряжению Екатерина II. Одна «из славнейших» каруселей была устроена перед Зимним дворцом в 1766 году, и главными героями в ней были будущий хозяин Гатчинской усадьбы Григорий Орлов и его брат Алексей. До войны их огромных размеров портреты в роскошных рыцарских костюмах украшали лестницу в Арсенальном каре. Павел Петрович присутствовал на этом празднике, будучи подростком, и карусель произвела на него огромное впечатление.

Возможно, у Павла желание устраивать рыцарские карусели в гатчинской резиденции появилось и до строительства Земляного амфитеатра. Например, в довоенном архиве музея хранился проект такой карусели перед дворцом: «На большом лугу перед главным фасадом дворца, по ту сторону рвов, будет устроено поле, длиною в 80 саж. И шириною в 40 саж, окруженное барьером, высотою по локоть, открывающимся по середине против дворца; на противоположной стороне будет построена трибуна с сидениями, идущими уступами и обитыми венецианской материей, с гербом Его Высочества. По обе стороны трибуны, несколько ниже, за барьером будут помещены 2 оркестра музыки, а в обоих углах по той же линии будут поставлены 2 палатки – одна с прохладительными и закусками, а другая для рыцарей, исполнивших свою задачу, где бы они могли сменить тяжелую обувь на более легкую для танцев. В обоих углах входа на поле будут построены небольшие павильоны, для помещения барьерной стражи, трубачей и оружия». Дальше шло подробное описание хода карусели.

Работы по строительству Земляной амфитеатра по проекту архитектора Н.А. Львова начались в 1797 году. К сожалению, проект архитектора не был осуществлен до конца: помешала преждевременная смерть императора Павла I.

Также по указанию Павла в конце XVIII века началось создание даже отдельного парка развлечений с красивым названием «Сильвия». На его территории планировались веселые и легкомысленные увеселения в духе галантной Франции, с «затеями» и чудесами садово-паркового искусства. Небольшой парк имел регулярную планировку с участками-каре. В них были устроены зеленые залы-боскеты с кружевной сетью дорожек, фигурных площадок, украшенные мраморной скульптурой, цветочными партерами, запутанными лабиринтами, гротами и каскадами. На площадках планировались игры с мячом, кольцами, например, в крикет, лапту. Некоторые боскеты имели такие названия, как «Улитка», «Лабиринт», «Зал Сфинкса», «Зал Смоковницы» и др.

К сожалению, на окончание, а затем и содержание парка со сложнейшей планировкой требовались немалые средства, которые не стали тратить последующие владельцы Гатчины. Поэтому спустя время без должного ухода парк «Сильвия» утратил первоначальную планировку. Сегодня он больше напоминает лес, с одной стороны отделенный глухой каменной стеной. Входом в каменной ограде служат Сильвийские ворота. Они выполнены из «именитого» пудостского камня в простой и лаконичной форме. Под треугольным портиком над аркой ворот помещена надпись «Сильвия», а на замковом камне – резная маска лесного духа и стража Сильвана.

Но «гатчинские затеи» не заканчивались даже парком «Сильвия». Так на речке Колпанке рядом со зданиями Фермы и Птичника в конце XVIII века архитектор Н.А. Львов построил «античную» руину «Навмахию», названную так в память о театре для военных сражений в Сиракузах. По легенде постройка была преподнесена Павлу I в виде сюрприза, который вызвал у государя «восхищение».

Гатчинцам сказочно повезло жить в таком зеленом городе и отдыхать в таких замечательных парках, где были запланированы и сохранились зоны как для «тихого», так и для активного отдыха.