Вдова и Крот

Вдова и Крот

Уже год, как гатчинская наркосбытчица отбывает очередной срок. Передохнув после первой отсидки, дама пост-бальзаковского возраста вернулась в места не столь отдаленные – практически, на те же десять лет и по той же статье: 228.1 УК РФ. Первое УДО (условно-досрочное освобождение) пошло не впрок.


В марте прошлого года Гатчинский городской суд вынес обвинительный приговор 48-летней Светлане К. – за сбыт и покушение на сбыт наркотических средств. С учетом прошлых заслуг женщина получила 11 лет колонии.

У себя дома в Химози на Молодежной улице Светлана торговала метадоном. Этим синтетическим наркотиком из группы опиоидов злоупотреблял ее покойный муж; в доме вместе с ней проживал взрослый сын – тоже наркозависимый. Свою преступную деятельность по распространению наркотического средства гражданка К. начала давно. В 2006-м ее посадили. На десять лет – за сбыт наркотиков в крупном размере и за приготовления к таковому. Причем эпизодов ей вменялось несколько. В исправительной колонии общего режима осужденная провела только шесть лет и была освобождена условно-досрочно – за хорошее поведение и в надежде на исправление. Однако путь исправления оказался тернист.

Летом 2018 года Светлану в очередной раз изобличили в наркоторговле. Как она заявила на следствии, ей позвонил молодой человек и стал упрашивать продать ему наркотик. Мало того, позвонила мать этого молодого человека с просьбой помочь ее сыну-наркоману. По ее собственному утверждению, Светлана поддалась на уговоры и поехала к своим родственникам: приобрела наркотик за две тысячи рублей, привезла его домой и отдала покупателю за ту же сумму. Вот так альтруистично она поступила: за что купила, за то и продала. А ночью к ней пришли полицейские и провели обыск. В ходе обыска в одной из комнат на подоконнике оперативники нашли пакетик с порошком. По словам хозяйки, это принадлежало в прошлом ее покойному супругу, который страдал наркотической зависимостью. Сама она, конечно, предполагала, что порошок может оказаться наркотиком, но достоверно этого не знала – никак нет.

Акт купли-продажи наркотика оказался проверочной закупкой с участием покупателя-наркомана под псевдонимом Крот. Этот наркозависимый добровольно обратился в правоохранительные органы с соответствующим заявлением. Перед проведением оперативного мероприятия в присутствии понятых Крота досмотрели и вручили ему две тысячи рублей мелкими купюрами. Крота отвезли в Химози и отправили в дом на Молодежной улице. Через несколько минут он вернулся в машину оперативников и продемонстрировал бумажный сверток с белым порошком, купленным у Светланы в качестве метадона.

Эксперт-химик подтвердил: порошок действительно является смесью, содержащей наркотическое средство, массой более 0,2 грамма.

После проверочной закупки у Светланы и провели обыск. В сумочке у нее нашли деньги, выданные закупщику в полиции для приобретения метадона: купюры по 500 и по 100 рублей, номера и серии совпали. Помимо порошка, оставшегося в наследство от скончавшегося мужа, у Светланы нашли электронные весы, на поверхности которых эксперты обнаружили следы метадона. Порошкообразное вещество, найденное в доме, согласно химической экспертизе, оказалось смесью, содержащей все тот же метадон массой более четырех граммов.

Сын гражданки К., страдающий наркозависимостью, категорически отрицал свою причастность к найденному порошку. Он предположил, что это имущество покойного отчима.

Гражданку К. задержали. В отношении нее возбудили уголовное дело и в качестве меры пресечения избрали арест. В марте 2019-го состоялся суд.

Подсудимой предъявили обвинение в незаконном сбыте наркотического средства из корыстных побуждений и в покушении на незаконный сбыт в крупном размере. Второе преступление не было доведено до конца по независящим от злоумышленницы обстоятельствам: полицейские изъяли ее метадоновые запасы, которых хватило бы на несколько недель бесперебойной торговли.

Суд проверил и исследовал все доказательства и счел их достаточными для установления вины подсудимой. Ее слова о том, что наркотик она продала Кроту под влиянием горячих просьб, опровергаются показаниями самого Крота. В судебном заседании он признался, что на протяжении длительного времени был ее постоянным покупателем, а в день проверочной закупки звонил лишь единожды – договоренность о сделке была достигнута с первого раза. «Неосведомленность» гражданки К. по поводу хранящегося у нее дома метадона тоже не встретила понимания: торговля наркотиком на развес плохо сочетается с незнанием собственного товарного запаса. Сама подсудимая, по ее словам и согласно материалам дела, наркотиков не употребляла.

Светлана К., уроженка Гатчины, 48-летняя вдова с образованием восемь классов, официально не трудоустроенная, по месту жительства органами полиции характеризуется удовлетворительно. Соседка и вовсе аттестовала ее с положительной стороны: трудолюбивая, заботится о близких. На учетах нигде не состоит и страдает тяжелыми хроническими заболеваниями. 

В качестве смягчающих обстоятельств суд учел частичное признание вины в совершенных преступлениях и недуги Светланы. Но рецидив преступлений участь отягчил. Согласно Уголовному кодексу, этот рецидив, содержащийся в действиях гражданки К., является особо опасным. И с учетом всех обстоятельств суд счел необходимым назначить сбытчице наказание в виде реального лишения свободы. Поскольку ее исправление и перевоспитание возможно только в условиях изоляции от общества. Более мягкая кара не сможет обеспечить целей уголовного наказания – не будет способствовать восстановлению социальной справедливости и предупреждению дальнейшей преступной деятельности Светланы К.

Гатчинский городской суд признал ее виновной. За продажу свертка с порошком Кроту гражданке К. назначили пять лет лишения свободы. За покушение на сбыт – за порошок, «оставшийся от мужа» – дали десятку. По совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Светлана К. получила одиннадцать лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Согласно Кодексу, в срок ей зачлось время содержания под стражей до вступления приговора в законную силу – из расчета один к одному: один день в СИЗО за один день колонии.

Вещдоки – метадон и электронные весы, изъятые у осужденной, постановили уничтожить. Деньги в сумме две тысячи рублей, участвовавшие в проверочной закупке, вернули в уголовный розыск. Процессуальные издержки на адвоката возместили за счет федерального бюджета. Уголовно-исполнительная система продолжила работу по исправлению неисправимой.