Рауль Гайнетдинов: «Строить сейчас прогнозы по развитию COVID-19 — гадать на кофейной гуще»

Рауль Гайнетдинов: «Строить сейчас прогнозы по развитию COVID-19 — гадать на кофейной гуще»

Почему прогнозы развития эпидемии коронавируса имеют очень серьезную погрешность, в чем проблема нынешних тестов на SARS-CoV-2 и может ли вакцинация БЦЖ действительно влиять на заболеваемость COVID-19, рассказал директор Института трансляционной биомедицины СПбГУ, научный руководитель Клиники высоких медицинских технологий имени Н. И. Пирогова СПбГУ и один из самых цитируемых в мире ученых по данным WoS профессор Рауль Гайнетдинов.


- Сегодня многие научные организации, как в России, так и в мире, пытаются делать прогнозы развития эпидемии COVID-19, как локальные, так и глобальные. Не занимались ли вы подобными прогнозами?

- Я врач, который занимается наукой, привык оперировать цифрами и знаком с методами, которые используются для диагностики COVID-19 сегодня. И скажу, что делать прогнозы на основании доступных сегодня данных — все равно что гадать на кофейной гуще. Те тесты, которыми сейчас подтверждается инфицированность (методом ПЦР, полимеразной цепной реакцией), определяют количество РНК на пике заболевания, когда происходит размножение вируса у больного. Заболевание на очень ранних или последних стадиях этими тестами не детектируется. Кроме того, тестируют малый процент от популяции: тех, кто попал в больницу, либо их родственников, либо тех, кто летел с ними рядом в самолете. А огромная человеческая популяция вокруг, которая ходит по улицам и не проявляет ярких симптомов, так и остается не проверенной.

- На ваш взгляд, сколько человек в популяции могут не проявлять симптомов, но быть носителями?

- Высказываются разные предположения, какой процент популяции может не проявлять симптоматики. По разным оценкам от 40 до 80 %. Самое радикальное мнение у немецких эпидемиологов: на десять тысяч человек, попавших в больницу с коронавирусом, приходится до миллиона тех, кто не попал. Реально подсчитать, кто переболел, можно только по антителам. Инфекция вызывает иммунную реакцию, и по этой реакции можно определить тех, кто уже перенес заболевание. Но эти тесты во всем мире только вводятся. В России их начали применять с понедельника, то есть буквально пару дней назад. В Москве уже проверили врачей нескольких больниц — и до 7 % тестов медперсонала показали наличие антител. Я понимаю, что это очень предварительные данные, но я жду каждый день официальной информации о тестировании большего количества людей, и не только в больницах.

- Собрав эти данные, получится дать более точные прогнозы?

- Многое будет зависеть от чувствительности и точности метода. Так, метод ПЦР, с помощью которого сейчас выявляют заболевших, имеет точность 70 %. То есть оставшиеся 30 % — либо ложноположительные, либо ложноотрицательные результаты. Мы каждый день используем этот метод в работе, и мне приходится моих коллег просить неоднократно повторять тесты, чтобы подтвердить точность результатов. Какая будет точность теста на антитела, тоже пока неизвестно, я пока не видел никаких данных, чтобы судить об этом. Но, например, в США уже подвергли критике тесты на антитела, разработанные в Китае. Они наводнили рынок, но эффективность их не доказана, многие из них оказались очень неселективные и «ловят» не этот коронавирус, а те, которые бродят уже давно. Не знаю, что будет с российским тестом, надеюсь, в ближайшие дни мы узнаем более точную информацию.

Поэтому все прогнозы, раскладки на данном этапе — это смешно. Когда мы не знаем изначальных цифр, можно нарисовать любую красивую формулу, запустить в компьютер, и он вам выдаст совершенно нереальные цифры, которые не имеют никакого отношения к действительности. Кто-то считает, что инфицированных в десятки раз больше, чем мы видим в отчетах, потому что большинство популяции никто не обследовал, кто-то — что в сотни раз. На мой взгляд, конечно же, количество инфицированных в Петербурге гораздо больше официальных цифр уже сейчас. Намного больше. Вопрос в том, насколько больше. Но ведь этого бояться не надо, потому что чем больше число, тем, следовательно, выше коллективный иммунитет.

- Почему же тогда общество так обеспокоено?

- Чем напугали людей? Тем, что уровень смертности при COVID-19 выше, чем при гриппе. Говорили: 1 %, 4 %, 5 %... Но если вы не знаете, сколько всего человек заболело, казаться может все, что угодно. Во-первых, мы не знаем число зараженных, а оно, повторюсь, скорее всего, гораздо выше. Во-вторых, мы не знаем число умерших именно от COVID-19. А оно, скорее всего, наоборот, ниже. Поскольку умирают в основном люди с большим количеством сопутствующих заболеваний, и вызвал ли смерть именно коронавирус, не всегда представляется возможным сказать наверняка. Из-за этой диспропорции выдаются совершенно сумасшедшие цифры, которые всех пугают.

Наглядный пример. В США около трех недель назад ученые подсчитали, что в результате этой эпидемии в стране умрет 2-3 миллиона человек. Неделю спустя Дональд Трамп огорошил весь мир, заявив, что умрет 600-800 тысяч. Потом, спустя еще неделю, тот же Трамп говорил про 150-200 тысяч. А три дня назад американский инфекционист, главный советник Трампа по коронавирусу Энтони Фаучи заявил, что в США будет около 60 тысяч смертных случаев. А 35-60 тысяч случаев в США — это норма для гриппа в год. Фактически Фаучи признал, что смертность будет не больше, чем от обычного гриппа. И тут возникает логичный вопрос: а почему мы все испугались?

- Действительно, почему?

- В этом вопросе, увы, не последнюю роль сыграла Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Лично я как ученый был разозлен некоторыми их заявлениями: например, что смертность от COVID-19 гораздо выше, чем от гриппа. Как они могут это заявлять, когда никто не знает, сколько людей заболело реально? Это они сказали еще тогда, когда эпидемия наблюдалась только в Китае, и после этого началась паника. Получается, паника возникла из-за цифр, взятых «из воздуха». Нужны реальные цифры, чтобы бояться этой инфекции.

- Как вы прокомментируете гипотезу о том, что вакцинация БЦЖ в популяции может влиять на восприимчивость к новому вирусу и, соответственно, на заболеваемость и смертность?

- С учетом этой гипотезы нашей стране вообще ничего бояться не надо. Сразу оговорюсь: это только гипотеза, основанная на определенных корреляциях, но эти корреляции выглядят очень правдоподобно. Кроме того, за ними стоят несколько исследований, сделанных не нами, не в России, а в других странах, к тому же некоторые проводились задолго до нынешней эпидемии. Эти исследования касались в принципе влияния прививки БЦЖ на укрепление иммунитета и противодействие вирусам в популяции. Фактически считается, что ранняя вакцинация БЦЖ приводит к «тренировке» врожденного иммунитета, тем самым повышая резистентность организма ко многим инфекциям. Результаты были довольно оптимистичными, все это имеется в открытом доступе в интернете.

Что касается последних корреляций, касающихся нынешней эпидемии, то, согласно им, в странах, где обязательна вакцинация БЦЖ для всего населения (а это в том числе Россия и бывшие страны Варшавского договора, страны Юго-Восточной Азии, в частности Китай, Япония, Корея, а также страны Африки и Латинской Америки), смертность и заражаемость отличаются в десятки раз в меньшую сторону от «лидеров». В большинстве стран, которые сегодня лидируют по смертности и заболеваемости, массовая вакцинация БЦЖ либо не проводилась никогда, либо уже отменена. В числе тех стран, кто никогда не вакцинировал население БЦЖ, Италия и США. А в Великобритании, западных областях Германии, Франции и Испании эта вакцинация отменена уже достаточно давно.

Некоторые данные я из любопытства проверил еще раз. И действительно, например, в тех немецких землях, которые ранее входили в ГДР и где прививка БЦЖ была обязательной, смертность и заболеваемость от нового коронавируса гораздо ниже, чем на территории ФРГ, где от БЦЖ уже давно не прививали и не прививают. То же касается Португалии и Испании: в первой БЦЖ широко применяется, во второй отменена. И цифры говорят сами за себя вполне красноречиво. Разница в шесть-восемь раз.

Если подсчитать количество смертей на миллион в Италии и России, разница более чем в 300 раз. Теоретически мы в России сейчас в самом разгаре эпидемии. Если брать официальные данные на сегодня, у нас смертность чуть больше одного случая на миллион, в Италии — 358 на миллион, в США — где-то 80 на миллион. Во всех странах, где нет массовой вакцинации БЦЖ, наблюдается экспоненциальный рост заболеваемости, а в тех, где есть, в том числе и в России, линейный, плоский. Так что говорить о том, что все страны ждет экспоненциальный рост, преждевременно. Тем более, строить серьезные прогнозы.

- То есть сейчас любые прогнозы нельзя считать корректными?

- Пока да. К примеру, в тех расчетах, которые были приведены на днях в Петербурге, есть вторая глобальная ошибка: при расчетах учитывалась экспоненциальная динамика распространения вируса, как в Италии и других странах, где не было никогда вакцинации БЦЖ, тогда как динамика распространения инфекции в России линейная, что прекрасно вписывается в накопленные наблюдения в странах с обязательной БЦЖ-вакцинацией.

Глобальный мировой научный эксперимент по эпидемиологии распространения коронавируса разворачивается на наших глазах, и скоро многое станет более понятно. Но уже сегодня очевидно, что большой разницы в динамике распространения коронавирусной инфекции между странами с жесткими и умеренными мерами ограничений не прослеживается. Например, число инфицированных пациентов и летальных исходов сейчас уменьшается как в Италии и Испании, которые предприняли жесткие карантинные меры, так и в соседней Швейцарии, где таких жестких мер не было. Разница по истории БЦЖ-вакцинации между странами куда более впечатляющая.

Пресс-служба СПбГУ

https://spbu.ru/news-events/krupnym-planom/raul-gaynetdinov-stroit-seychas-prognozy-po-razvitiyu-covid-19-gadat-na