Большево — деревня, которую любит солнце

Большево — деревня, которую любит солнце

Есть у деревни Большево, что в Сиверском поселении, одна особенность — дожди ее обходят стороной. Ну, или, по крайней мере, бывают здесь не так часто, как во всей округе. Местные жители говорят: «Ждем дождя, а тучи словно скатываются с горки». Разгадка этого обыкновенного «чуда» проста: деревня Большево располагается на возвышенности, находящейся на самой высокой точке над уровнем моря во всем Гатчинском районе — 110 метров, выше Исаакиевского собора!


Может быть, поэтому в день нашего знакомства с деревней казалось, что и солнце здесь светит ярче, и аромат цветущей черемухи как-то уж слишком кружит голову, да и люди здесь улыбаются по-особенному — очень приветливо и, в то же время, с легкой деревенской лукавинкой.

Мы договорились встретиться с местными жителями и старостой деревни Большево Светланой Протасовой у старинной деревянной часовни. Через эту деревню, как и через многие другие, прокатилась война, мало что оставив на своем пути. Но вот эту часовенку, построенную во имя Казанской Божией матери еще в 1888 году, время сохранило. Сейчас это место — одно из тех, вокруг которых вертится жизнь деревни. Напротив — остановка автобуса до Сиверской, рядом с часовней — детская площадка. В тени огромной столетней липы — несколько скамеек, на которых сейчас расположились старожилы деревни Большево. Все вместе они вспоминают историю деревни, а кое-кто из них помнит и войну...

 

Отложенный юбилей

Деревня Большево относится к Сиверскому городскому поселению. Она находится немного в стороне от шоссе, соединяющего поселок Сиверский и рождественскую Выру. От административного центра деревню отделяет 2,5 км. Расстояние до ближайшей железнодорожной станции Сиверская — 3,5 км.

Несмотря на свое название, деревня Большево не велика, но и маленькой ее тоже не назовешь. Она протянулась километра на три в длину. С юга ее ограничивает железная дорога, а с севера огибает Оредеж. От центра деревни до Большевской набережной на берегу реки — около полутора километров. В прошлом году местные жители собрались и сами привели в порядок пляж. И, как выяснилось, это далеко не первое, да и не последнее совместное мероприятие, устроенное ради облагораживания деревни.

Давняя история Большево мало чем отличается от истории большинства других малых населенных пунктов Гатчинского района. Впервые эта деревня упоминается в Писцовой книге Водской пятины 1500 года. Именно от этой даты оттолкнулись жители Большево, чтобы в 2020 году отметить 520-летний юбилей деревни. К сожалению, это мероприятие пришлось отложить — из-за сложной эпидемиологической ситуации. Но жители Большево не отчаиваются: будет и на их улицах праздник.

И еще один небольшой исторический факт. Сейчас деревня Большево занимает второе место с конца в списке деревень Сиверского поселения по численности населения. Зато когда-то она действительно оправдывала свое название, считаясь едва ли не самой густонаселенной во всей округе. Впрочем, все относительно. Когда-то эти земли принадлежали сыну Петра I, царевичу Алексею. По переписи 1718 года в деревне было всего тринадцать хозяйств, русских и финских, что по тем временам немало. В XIX веке деревня Большево перешла во владения князя Витгенштейна. Известно, что к 1838 году здесь насчитывалось уже больше четырехсот человек.

Сейчас в деревне Большево - около 180 домов и, если считать по регистрации, 260 человек. По факту, конечно, больше, не говоря уже о летнем сезоне, когда здесь собираются дачники.

 

«Папа, мы живы!»

Война пришла в деревню Большево в августе 1941 года. Неподалеку, на аэродроме в Сиверском, стоял немецкий полк, а сами оккупанты базировались в Большево.

- В нашем доме была ремонтная мастерская, - рассказывает староста деревни Светлана Протасова. - В нем была выпилена стена, туда загоняли танк и там его ремонтировали. Мой дедушка прошел две войны — Финскую и Великую Отечественную, служил танкистом- механиком. Когда он вернулся и увидел все это в своем собственном доме...

Деревня была освобождена от немцев 31 января 1944 года. Как подсчитали местные, с войны в Большево не вернулось триста человек...

Ветеранов Великой Отечественной войны в деревне уже, к сожалению, не осталось. А когда-то почти на каждом доме в Большево горела красная звезда — знак того, что здесь живет участник войны. К счастью, живы те, кого мы называем детьми войны. Несмотря на возраст, страшные годы детства они запомнили очень хорошо.

На скамеечке под липой сидят две пожилые женщины - две Валентины. Они почти ровесницы: обе родились в Большево до войны, жили по соседству, дружили еще девчонками. Дружат и сейчас. У каждой из них за плечами — несколько большевских поколений. Так и говорят с гордостью: «Мы — большевские!»

Вспоминает Валентина Александровна Кучерова:

«Я провела в деревне всю войну. В Большево стояли немцы. Около нашего дома была их кухня. Страшно не было, они нас не обижали: давали нам супу, конфеток, на руки нас брали. Но они могли нас расстрелять — как мы остались живы, я даже не знаю... Отец помогал местным партизанам, и кто-то из наших же, местных, донес на него. Отца немцы забрали. Приходили к нам по ночам с проверкой. За деревней была перегородка, где держали всех наших пленных. Отец чудом остался жив, и его отправили куда-то в Прибалтику, в концлагерь. Он был уверен, что нас расстреляли, но потом, в ответ на его письмо в деревню, ему написал мой старший брат: «Папа, мы живы!».

Вспоминает Валентина Николаевна Якштович (Мартьянова)

«Я родилась в 1938 году. Папу убили еще до войны, в мае 1941 года, когда он ехал с получкой с работы из Сиверской. Отняли всё — деньги, продукты, а самого бросили под поезд. А в июне началась война. Уже в августе здесь были немцы, а в сентябре родился мой младший братик... Мы жили в деревне до 1943 года, а потом немцы угнали нас в Литву. Между домами стоял фургон, и нас заставляли садиться в машину под автоматами. Я помню это хорошо, мне уже пятый год шёл. Мама не хотела садиться в машину. Она стояла, а женщины, которые уже сели, кричали ей: «Шурка, садись, расстреляют же!»

А в конце войны в деревне Большево начался голод. И женщины помнят его не хуже, чем саму войну.

Вспоминает Валентина Николаевна Якштович:

«Мы вернулись в деревню в сентябре 1944 года. Дом был пустой, из него было вынесено все, даже табуретки не было. И подвал был пустой. И началась голодовка - ничего ведь у нас не было. Траву ели, крапиву. Помню, мама отдала золотые серьги, папин подарок, за миску картофельной шелухи и миску овса. Уже весной ходили по огородам, снег таял, мы выкапывали картофелины. Мама лила на сковороду машинное масло и жарила на нем эту картошку. До сих пор помню — нам не дождаться было, когда она это сделает. …У соседей Коноваловых девочка так просила киселя. Уж и не знаю, где они взяли на кисель. Пока кисель стыл, она умерла...»

Вспоминает Валентина Александровна Кучерова:

«Наш отец делал лоханки, кадки, а мать на себе носила их по деревням, продавала. Принесет лоханку картофеля и поделит — всем по картофелине. Приходили к нам молоть, а мы подметем остатки, кашку жиденькую сварим. Нас было пятеро детей. Один мальчик у нас умер во время голода, нечем было кормить. Мама на ночь уехала на работу. Он был маленький, и мы тоже все были маленькие. Он умер прямо у нас на глазах...»

 

После войны

Голодное время продолжалось долго, и после войны тоже. Подросшие дети сразу же впрягались во взрослые дела — в буквальном смысле. Так, брат Валентины Якштович уже в двенадцать лет работал на конюшне. Сама она уже с четырнадцати лет трудилась в садоводческом хозяйстве.

Старший брат Валентины Кучеровой в четырнадцать лет пошел учиться на тракториста. Выучился и пахал, один по всем деревням — не было тогда ни тракторов, ни трактористов.

Уже в 1944 году в Большево открылась школа, поначалу — один класс, в котором учились дети разных возрастов. Перспектив получить профессиональное образование у детей колхозников не было, ведь, по странным законам того времени, они не могли получить даже паспорт. Судьба у большинства деревенской молодежи была одна — окончить школу и остаться работать в колхозе.

Как вспоминает Валентина Якштович, после войны в этих местах был колхоз имени Сталина, в который входили три деревни — Межно, Рыбицы и Большево. Валентине Николаевне повезло чуть больше других ее ровесников — паспорт она получила, потому что ее мама не состояла в колхозе. Зато сама она отработала в колхозе 55 лет.

 

Вокруг старой липы

Старая липа, что растет чуть позади часовни, помнит гораздо больше, чем любой местный житель. Говорят, ей больше ста лет. Она так велика, что ее давным-давно облюбовали местные мальчишки, соорудив на ее мощных ветвях домик.

Старинная часовня Пресвятой Богородицы — наверное, ровесница этой липы. Она была построена в 1888 году, стараниями местных крестьян во главе со старостой А. Филимоновым, - в память о чудесном спасении семьи императора Александра III во время железнодорожного крушения в Борках. В 1990-х годах часовню отремонтировали. А в 2018 году, с помощью депутата областного Законодательного собрания Людмилы Тептиной и главы администрации Сиверского поселения Дмитрия Румянцева, на ней заменили кровлю. Часовню можно назвать действующей: в ней проходят отпевания, сюда можно прийти помолиться. Каждый год 14 октября, на престольный праздник Покрова Пресвятой Богородицы, здесь проходит водосвятный молебен.

Как рассказала Светлана Протасова, в прежние времена в этот день в деревне проходили гуляния - с песнями под баян и танцами, приезжали гости из соседских деревень. Сейчас этот обычай, к сожалению, изжил себя, но старожилы все еще отмечают этот праздник, варя на него первый в году холодец.

Рядом с часовней на месте детской площадки когда-то был большой клуб, в котором могло собираться до двухсот человек. Еще в восьмидесятые годы здесь почти каждый день крутили кино, проводили дискотеки, на которые приходила молодежь со всей округи. В клубе была библиотека, здесь проходили выборы. В 1999 году клуб сгорел, о чем до сих пор местные очень жалеют...

 

Предпоследняя с конца, зато первая по свету

Возрождение института старост сказалось на жизни деревни самым благоприятным образом. Первым старостой Большево в «новые» времена стал Евгений Элизбарович Давитая. На этом посту он пробыл больше двадцати лет, начиная с 1996 года. Он вспоминает, как в те трудные годы удалось добиться восстановления уличного освещения.

- Вы не поверите: люди из Рождествено приезжали сюда специально по вечерам, чтобы посмотреть, как у нас горят фонари, - говорит он. - Мы делали все сами, единственное — нам помогали с проводами.

Года два назад в эту ответственную должность вступила Светлана Протасова, чей род — Лялиных — насчитывает не одно поколение в Большево. Несмотря на молодость, опыт у Светланы Викторовны уже был. Состоя в общественном совете деревни, она во всем помогала Евгению Элизбаровичу, училась у него. Благодаря ее активности и настойчивости удалось решить проблему модернизации электрических сетей в деревне.

В 2018 году, после одиннадцати лет хлопот и ожидания, Большево получило качественные электрические сети и уличное освещение. А в мае этого года в деревне — снова в одной из первых в Сиверском поселении — установили энергосберегающие уличные фонари. Местные говорят, что теперь у них освещение – как на Невском проспекте.

- Огромная благодарность от нас главе администрации Сиверского поселения Дмитрию Румянцеву, - говорит Светлана Протасова. - Прежде мы были вообще никому не нужны. Дмитрий Сергеевич начал помогать нам еще будучи депутатом, и сейчас, когда он возглавил администрацию поселения, продолжает нас поддерживать. Именно с нашей маленькой деревни началась модернизация электрических сетей в Сиверском поселении. Такое внимательное отношение со стороны новой администрации — это очень приятно.

Еще одна неожиданная встреча произошла в этот день с самим Дмитрием Румянцевым, который заехал в Большево, чтобы осмотреть нуждающийся в ремонте участок дороги на улице Центральной. Конечно, мы не могли упустить случай и расспросили главу администрации поселения о том, как складываются его отношения с большевскими.

- Население Большево — люди достаточно сплоченные, дружные, - говорит Дмитрий Сергеевич. - Если необходимо провести какой-то субботник или организовать собрание граждан — все проходит очень эффективно. Староста деревни Светлана Протасова — большой наш помощник во всех делах. Она работает и в соцсетях, и непосредственно с гражданами пожилого возраста, поэтому вопросов, связанных с организацией каких-то встреч и мероприятий, здесь не возникает... Конечно, проблемы есть, как и везде. Но я вижу, как они постепенно решаются. Мы стараемся услышать людей. Могу сказать, что деревню эту мы забывать не собираемся — это сто процентов. Я уверен, она будет развиваться.

 

Люди возвращаются

Улочки в Большево — уютные, зеленые. Над невысокими заборами высятся благоухающие деревья черемухи, готовится зацвести сирень. Дома здесь без особых архитектурных изысков, зато добротные, крепкие, построенные еще в согласии со старыми традициями.

- Люди стали возвращаться в деревню, - говорит Светлана Протасова. - Подтягиваются те, кто раньше жил на дачах. Приезжают и новые люди, строятся. Многодетным семьям у нас здесь предоставлены земельные участки. В этом году деревню Большево включили в проект по газификации. Все нужные документы собраны и поданы, осталось только дождаться реализации проекта.

По словам Светланы Викторовны, натуральное хозяйство постепенно уходит из деревни. Когда-то, еще при Орлинском совхозе, в Большево был животноводческий комплекс, было и свое козье стадо. Но после того, как подорожали корма, держать животных стало невозможно. Землю сейчас тоже обрабатывают не слишком охотно. Люди сюда приезжают в основном жить и отдыхать. Многие работают на предприятиях в Сиверском или в Гатчине. Используют в основном личный автотранспорт, но между Большево и Сиверским ходит и автобус.

Чего в деревне остро не хватает — это магазина. Сейчас за продуктами и товарами первой необходимости люди вынуждены ездить в Сиверскую. Одна из жительниц деревни пытается открыть небольшой магазин, но это пока не удается. Слишком часто в области меняются требования к необходимым документам, и местная администрация помочь здесь не в силах.

Под этот магазин даже своя будочка в деревне уже есть. Стоит она в еще одном важном для деревни месте — рядом с общественным колодцем, у которого любят встречаться соседи. Здесь они обмениваются новостями, обсуждают дела свои и общие. В общем, всё — по-деревенски...